.RU
Карта сайта

Борис Акунин. Алмазная колесница том I. Ловец стрекоз * - 77

x x x



В пятом часу пополудни, отмахав верст тридцать, свернули с тракта на
узкий проселок. Места тут были совсем дикие, во всяком случае, нога
европейца сюда явно не ступала. Никаких примет западной цивилизации в
маленьких, убогих деревеньках глаз Фандорина не обнаруживал. Ребятишки и
взрослые, разинув рты, пялились не только на велосипед, но и на
круглоглазого, диковинно одетого человека. И это всего в нескольких часах
езды от Йокогамы! Лишь теперь титулярный советник начал осознавать, как
тонок лак модернизации, которым властители наскоро покрыли фасад древней
империи.
Несколько раз встретились коровы - в цветных фартуках с нарисованными
драконами, в соломенных лаптях поверх копыт. Деревенские использовали столь
импозантно разряженных буренок в качестве вьючной и тягловой скотины.
Титулярный советник спросил у Каматы, и тот подтвердил: глупые крестьяне
мяса не едят и молока не пьют, потому что они тут совсем еще дикие, но
ничего, скоро и к ним придет демократия.
На ночлег остановились в довольно большой деревне, расположенной на
самом краю долины, - дальше начинались горы. Староста разместил "артель" в
общинном доме - "рабочих" во дворе, "мастера" и "инженера" внутри.
Соломенный пол, никакой мебели, дырявые стены из бумаги. Это, значит, и был
хотэру, про который говорил утром Камата. Из других постояльцев там был лишь
бродячий монах с посохом и котомкой для подаяний, но он держался поодаль и
все время отворачивался - не желал осквернять взор видом "волосатого
варвара".
Фандорину вздумалось пройтись по деревне, но жители вели себя не лучше
бонзы - дети с криком разбегались, женщины визжали, собаки заливались лаем,
так что пришлось вернуться. Явился смущенный староста, много кланялся и
извинялся, просил гайдзин-сана никуда не ходить.
- Фуру пазанто нева си уайт ман, - перевел Камата, смеясь. - Ю сакасу
манки, синку.
Свесив длинные руки и переваливаясь, он заковылял по комнате и при этом
хохотал во все горло. Эраст Петрович нескоро понял, в чем дело. Оказалось,
что белых в деревне отродясь не видывали, но один из местных жителей много
лет назад был в городе и видел в тамошнем цирке страшную дрессированную
обезьяну, которая тоже была по-чудному одета. У Фандорина глаза такие же
большие и синие, вот невежи и перепугались.
Камата еще долго с удовольствием рассказывал, какие дураки крестьяне. У
японцев есть пословица: "Семья остается богатой или бедной не дольше, чем
три поколения", и это правда - в городе жизнь устроена так, что богачи через
три поколения вырождаются, а бедняки пробиваются наверх, таков закон
справедливого Бога. Но в деревнях живут тупицы, которые не могут выбраться
из нищеты уже тысячу лет. Когда родители дряхлеют и больше не способны
работать, собственные дети относят стариков в горы и оставляют там подыхать
- чтоб не тратить зря еду. Учиться новому крестьяне не желают, в армии
служить не хотят. Как с таким быдлом строить великую Японию - непонятно. Но
если за подряд взялся Цурумаки-доно, построим, никуда не денемся.
В конце концов, устав расшифровывать болтовню собеседника, титулярный
советник отправился спать. Почистил зубы порошком "Диамант", умылся в
походной ванной, чрезвычайно удобной, только вода сильно пахла резиной. Маса
тем временем разложил койку, закрыл ее зеленой сеткой и, отчаянно работая
щеками, надул подушку.
"Завтра", сказал себе Фандорин и уснул.

x x x



Последние пять ри стоили вчерашних одиннадцати. Дорога сразу же круто
забрала вверх, стала петлять между холмами, которые тянулись все выше и выше
к небу. С велосипеда пришлось слезть, катить его за руль, и молодой человек
пожалел, что не оставил машину в деревне.
Уже далеко за полдень Камата показал на гору с заснеженной верхушкой:
- Ояма. Теперь вправо-вправо.
Тысячи четыре футов, определил на глаз Фандорин, задрав голову. Не
Казбек, конечно, и не Монблан, но возвышенность серьезная, ничего не
скажешь.
Место, куда мы идем, немножко в стороне, объяснил командир, который
сегодня был сосредоточен и малоразговорчив. Вытягиваемся цепочкой, не шумим.
Шли еще часа два. Перед входом в узкое, но не длинное ущелье Камата
спешился и разделил отряд на две части. Большей велел прикрыть головы
листьями и ползти через теснину на брюхе. Человек десять оставил на месте с
вьючными животными и поклажей.
- Вышка. Смотреть, - коротко пояснил он Эрасту Петровичу, ткнув куда-то
вверх.
Очевидно, где-то поблизости был наблюдательный пункт противника.
Двести саженей ущелья титулярный советник преодолел таким же манером,
как остальные. Костюм нисколько не пострадал; специально предназначенный для
горных прогулок, он был оснащен великолепными наколенниками и налокотниками
из чертовой кожи. Сзади пыхтел Маса, ни в какую не согласившийся остаться
при муле и велосипеде.
Преодолев опасное место, дальше двигались в полный рост, но держались
зарослей, а открытые места обходили. Камата явно знал дорогу - то ли получил
точные инструкции, то ли уже бывал здесь раньше.
Не менее часа карабкались по лесистому склону, вдоль каменистого ручья.
На вершине командир махнул рукой, и "черные куртки" обессиленно
повалились на землю. Камата жестом поманил Фандорина.
Вдвоем они отошли еще шагов на сто, к голому, поросшему мхом валуну, с
которого открывался обзор и на окрестные вершины, и на раскинувшуюся внизу
долину.
- Деревня синоби там, - показал Камата на соседнюю гору.
Она была примерно такой же высоты и тоже поросла лесом, но обладала
одной интригующей особенностью. Часть верхушки (вероятно, вследствие
землетрясения) откололась от массива и покосилась, отделенная от остальной
горы глубокой трещиной. С противоположной стороны обрубок заканчивался
пропастью - это осыпался склон, не в силах удержать на своей накрененной
поверхности толщу земли. Причудливая это была картина: кособокий, зависший
над бездной ломоть горы.
Эраст Петрович приник к биноклю, но поначалу никаких признаков
человеческого жилья не обнаружил, лишь тесно сомкнувшиеся сосны, да летающие
зигзагом стайки птиц. Только к самому краю пропасти прилепилась какая-то
постройка. Покрутив колесико, Фандорин увидел деревянный дом, должно быть,
изрядного размера; от стены, уходя в никуда, торчало что-то вроде мостика
или причала. Но кто будет там, на двухсотсаженной высоте, причаливать?
- Момоти Тамба, - сказал Камата на своем своеобразном английском. - Его
дом. Остальные дома снизу не видно.
Сердце титулярного советника сжалось. О-Юми близко! Но как туда
попасть?
Он еще раз медленно обшарил всю гору биноклем.
- Не понимаю, как они туда п-попадают...
- Не правильный вопрос. - Командир "черных курток" смотрел не на гору,
а на Эраста Петровича. Взгляд у него был одновременно испытующий и
недоверчивый. - Правильный вопрос: как мы туда попадем? Я не знаю.
Цурумаки-доно сказал, гайдзин придумает. Думайте. Я подожду.
- Нужно подобраться ближе, - сказал Фандорин.
Подобрались. Для этого пришлось подняться на вершину расколотой горы -
теперь обрубок был совсем рядом. К отсекшей его расщелине не шли, а ползли,
стараясь не высовываться из травы, хотя на той стороне не было видно ни
души.
Титулярный советник прикинул размеры трещины. Глубокая, с отвесной
стеной - не вскарабкаешься. Зато неширокая: в самом узком месте, где на той
стороне торчит мертвое, обгоревшее дерево, вряд ли больше десяти саженей.
Вероятно, чтобы перебраться, синоби пользуются перекидным мостом или чем-то
в этом роде.
- Ну что? - нетерпеливо спросил Камата. - Можно туда попасть?
- Нельзя.
Командир шепотом выругался по-японски, но смысл восклицания был
понятен: так я и знал, что от чертова гайдзина не будет никакого прока.
- Попасть туда нельзя, - повторил Фандорин, отползая от обрыва. - Но
можно сделать так, что они сами оттуда вылезут.
- Как?!
Свой план вице-консул изложил на обратном пути:
- Скрытно расположить людей на горе, напротив трещины. Дождаться, чтобы
ветер задул в том направлении. Нужен сильный ветер, но в горах это не
редкость. Подожжем лес. Когда синоби увидят, что огонь может
распространиться на их островок, сами перекинут мост и вылезут на эту
сторону - тушить. Сначала перебьем тех, кто прибежит тушить огонь, потом по
их же мосту проникнем в деревню.
С многократными повторениями, переспрашиванием, жестикуляцией изложение
плана заняло всю обратную дорогу до лагеря.
Стемнело, тропинки было не видно, но Камата шел уверенно и с пути ни
разу не сбился.
Наконец уяснив суть предложенной диспозиции, надолго задумался.
Сказал:
- Хороший план. Но не для синоби. Синоби хитрые. Если лес ни с того ни
с сего загорится, заподозрят неладное.
- Почему же ни с того ни с сего? - Фандорин показал на небо, сплошь
затянутое черными тучами. - Сезон сливовых дождей. Грозы часто. Особенно в
горах. Видели, как часто в лесу попадаются обгоревшие деревья? Это от
молний. Обязательно будет гроза. Удар молнии - загорелось дерево, ветер
подхватил огонь. Очень просто.
- Гроза будет, - согласился командир. - Но кто знает, когда? Сколько
ждать? День, два, неделя?
- День, два, неделя, - пожал плечами титулярный советник, подумав: "И
чем дольше, тем лучше. У нас ведь с тобой, приятель, интерес разный. Мне Юми
спасать, тебе - "крадущихся" перебить, а если вместе с ними погибнет и она,
что тебе за печаль. Мне нужно время, чтобы подготовиться".
- Хороший план, - повторил Камата. - Но мне не годится. Я ждать неделю
не стану. Два дня тоже не стану. У меня тоже план. Лучше, чем у гайдзина.
- Любопытно, какой? - усмехнулся титулярный советник, уверенный, что
старый вояка бахвалится.
Донеслось приглушенное ржание, позвякиванье сбруи. Это подтягивался
караван, преодолевший ущелье под покровом темноты.
"Черные куртки" быстро сняли с мулов тюки и ящики. Затрещали доски, в
свете потайных фонарей заблестели стволы "винчестеров", лоснящиеся от
фабричной смазки.
- Про лесной пожар - это хорошо, это правильно, - довольным голосом
приговаривал Камата, следя за разгрузкой четырех большущих ящиков.
В них оказалась разобранная горная пушка крупповского производства. 2,
5-дюймовая, новейшего образца - Эраст Петрович видел такие среди трофеев,
захваченных у турок во время недавней войны.
- Стрелять из пушки. Сосны загорятся. Синоби побегут. Куда? На дне
трещины поставлю стрелков. С другой стороны, где пропасть, тоже. Пускай
спускаются на веревках - всех перестреляем.
Камата любовно погладил орудие по стволу.
Фандорин почувствовал, как по спине пробегает озноб. Именно то, чего он
боялся! Будет не тщательно разработанная операция по спасению пленницы, а
кровавая бойня, в которой уцелевших не останется.
Спорить со старым бандитом бесполезно - не послушает.
- Пожалуй, ваш план и в самом деле проще. - Вице-консул сделал вид, что
подавляет зевок. - Во сколько начнем?
- Через час после рассвета.
- Тогда нужно выспаться. Мы со слугой расположимся у ручья, там
посвежее.
Камата, не оборачиваясь, промычал. Кажется, он утратил всякий интерес к
гайдзину.
"Мертвое дерево, мертвое дерево", стучало в голове у титулярного
советника.
Быть красивыми
После смерти умеют
Только деревья.
Раскаленные угли
Добраться до соседней горы в темноте было нетрудно - направление
Фандорин запомнил.
На вершину тоже вскарабкались вслепую, знай лезь себе вверх, а когда
подниматься станет уже некуда, там, стало быть, и вершина.
Но вот определить, в какой стороне отколотая часть горы, оказалось
делом непростым.
Эраст Петрович и его слуга сунулись вправо, влево, раз чуть не
сорвались с кручи, да и круча, как выяснилось, была не та, что нужно - под
ней шумела речка, а на дне трещины никакой речки не имелось.
Неизвестно, сколько еще времени они потратили бы на поиски, но, по
счастью, небо постепенно светлело: тучи уползали на восток, все ярче светили
звезды, а вскоре выглянула и луна. После кромешной тьмы показалось, будто
над миром зажглась тысячесвечовая люстра, хоть книжку читай.
"Долгонько Камате пришлось бы ждать грозу", подумал Эраст Петрович,
ведя Масу к расщелине. Где-то недалеко заухал филин: не "уху, уху", как в
России, а "уфу, уфу" - Это у него туземный акцент, потому что слога "ху" в
японской азбуке нет, подумал Эраст Петрович.
Вот оно, то самое место, и на той стороне обгоревшая сосна, которую
титулярный советник приметил еще давеча. На нее, покойницу, была вся его
надежда.
- Нава , - шепнул вице-консул слуге.
Тот размотал длинную веревку, обвязанную вокруг пояса, подал.
Искусство бросать аркан, напоминание о турецком плене, опять пришлось
кстати. Фандорин завязал широкую петлю, утяжелил ее походным заварным
чайничком из нержавеющей стали. Встал над черным обрывом, принялся
высвистывать над головой широкие круги. Чайник с жалобным звоном ударился о
ствол, прогремел по камням. Мимо!
Пришлось вытягивать аркан, скручивать, снова бросать.
Петля зацепилась за сук лишь с четвертой попытки.
Другой конец веревки вице-консул обмотал вокруг пня, проверил, крепко
ли держит. Двинулся было к расщелине, но Маса решительно отпихнул господина,
полез первым.
Лег на спину, закинул свои короткие ножки на веревку и быстро-быстро
пополз, перебирая руками. Аркан раскачивался, пень скрипел, но бесстрашный
японец ни на миг не останавливался. Пять минут - и он уже был на той
стороне. Вцепился в веревку, натянул - чтоб Эраста Петровича меньше качало.
Посему путешествие через черноту титулярный советник совершил со всем
возможным комфортом, только немножко ободрал ладони.
Первая половина дела была сделана. Часы показывали три минуты
двенадцатого.
- Ну, с Богом, - тихо сказал Фандорин, вынимал из кобуры "герсталь".
Маса вытащил из-за пояса короткий меч, проверил, легко ли выходит
клинок из ножен.
По прикидке Эраста Петровича, висячий остров был шириною от трещины до
пропасти примерно в сотню саженей. Идти прогулочным шагом - две минуты. Но
шли медленно, чтоб не треснула ветка, не зашуршала палая хвоя. То и дело
замирали, прислушивались. Ничего - ни голосов, ни стука, только обычные
звуки ночного леса.
Дом вырос из мрака неожиданно, Эраст Петрович чуть не наткнулся на
2014-07-19 18:44
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • © sanaalar.ru
    Образовательные документы для студентов.