.RU
Карта сайта

Вторая. Техники далее в нашей работе будет описано несколько техник. Некоторые из них очень сильные. Но хочу подчеркнуть тот факт, что речь идет только о - 21


В

большинстве случаев ответ будет положительным. Тогда я сразу объясняю, что концепция прощения должна относиться ко всем пото­кам в ситуации: от «Я» к «Другому», от «Другого» к «Я», от «Другого» к «Другому» и от «Я» к «Я». Каждый из потоков может требовать про­щения, и, основываясь на вопросе: «Нужно ли прощение?», я начинаю анализировать тканевые реакции иод своими руками. Чаще всего ткани застывают, что указывает на положительный ответ. Вот пример:

^ Врач:

«Нужно ли прощение?» «Я»: «Ну... да, наверное.»

Врач:

«Хорошо. Вы видите, где оно находится?» «Я»: «Да.»

Врач:

«Вы согласны на то, чтобы простить?» «Я»: «Да.»

Врач:

«Отлично. Сможете сделать это сами?» «Я»: «Да.»
Пока он это делает, ткани вновь начинают двигаться и наконец на­чинают экспансию. Пациент глубоко дышит. После возврата в still-point я ощущаю, что экспансия была выражена недостаточно, и спра­шиваю:

^ Врач:

«Может быть, нужно простить еще кого-нибудь?» «Я»: «Вроде, нет.»

Врач:

«А ткани говорят, что нужно. Если хотите, я могу перечис­лить разные потоки и отметить тканевую реакцию, чтобы понять наверняка».
«Я»: «Хорошо.»

Врач:

«Может быть, Вы должны простить «Другого», или «Другой» вас, или же «Другой» «Другого», или Вы сами должны простить себя».
Я отмечаю, что реагирует поток от «Я» к «Я», и говорю об этом паци­енту.
«Я»: «А, ну да. Мне не нужно было принимать то, что я принял.»

^ Врач:

«Хорошо. Вы согласны сами себя простить?» «Я»: «Мне сложно.»

Врач:

«Что вам мешает?»
«Я»: «Уменя ощущение, что прощать себя должен не я сам.»

Врач:

«Хорошо. А кто же?» «Я»: «Бог.»

Врач:

«Хорошо. А он согласен простить вас?» «Я»: «Не знаю.»

Врач:

«Ну так спросите у него». Я: «Хорошо».

Врач:

«Попытайтесь сделать так, чтобы он вас простил.» Пациент делает это, и в этот раз происходит прекрасная экспансия тка­ней после возврата в still-point. Теперь сеанс действительно закончен.

^ Невозможность прощения


Когда процесс действительно дошел до завершения, прощение не со­ставляет никакой проблемы. Если же пациент не может простить, зна­чит, цикл освобождения не завершился. Давить на пациента не нужно (это по крайней мере бесполезно). Обычно в таких случаях я спраши­ваю, что ему мешает, и тогда мы вместе работаем на том, что он указал (обычно это некий человек), используя ту же технику.
Запрещено
Все, что запрещено в технике сознательного возврата, запрещено и здесь. Эти запреты очень важны, поэтому вновь напоминаю вам о них.
^ Систематичность применения метода
Имея в своем распоряжении такое мощное и эффективное средство, как высвобождение потоков, трудно удержаться от того, чтобы не ис­пользовать его систематически. Однако в систематичности применения по определению высок риск того, что данная методика не будет адап­тирована к конкретной ситуации пациента, к проводимому лечению, к запросам и особенно, к реалиям пациента, а также к тому, что он спо­собен перенести. То, что применимо к одним пациентам, не подходит для других, даже если врач убежден, что он имеет в своем распоряже­нии универсальное средство, которое может помочь любому пациенту.

^ Реальное восприятие пациента


Надо заметить, что приходя к остеопату, большинство пациен­тов приходят не к специалисту по психосоматическим заболеваниям (пока еще...), а к специалисту но соматическим заболеваниям, то есть к тому, кто лечит тело. Некоторые даже не предполагают, что остеопат может оказать какую-либо иную помощь, кроме телесной. Хотя очень важно объяснить пациентам, что их тело - это совокупность созна­ний, и что применение метода сознательного возврата необходимо, не нужно его навязывать. Очень часто пациенту достаточно применения техник, работающих с биологической материей и позволяющих облег­чить его страдания. Необязательно прибегать к технике сознательного возврата или высвобождения потоков в том виде, в котором она описа­на нами.

Осторожность


Более того, применение этой техники для некоторых пациентов не рекомендуется. В частности, речь идет о тех, кто проходит психиатри­ческое лечение или психически нестабилен. Для некоторых пациентов данная техника не дает результатов: например, для тех, кто не способен перейти в состояние софрологического типа, или для тех, кто не контро­лирует свой разум и «внутренний мир». Это чаще всего пациенты, кото­рые находятся под воздействием лекарств, в частности, нейролептиков, психотропных, снотворных препаратов и т. п. Указанные препараты искажают отношение пациента к собственной психике и мешают пос­туплению нужной информации. К тому же под воздействием данных препаратов пациент меньше ощущает дискомфорт и полагает, что все в порядке. Хотя на самом деле это не так.
Использование таких методик с «нестандартными» пациентами ока­зывает скорее вредное, чем полезное воздействие, так как погружает их в состояние плохого самочувствия, неустроенности, в том числе вызы­вая психическую декомпенсацию. Бывает трудно распознать, для кого из пациентов методика окажется полезной, а кому она не подходит или даже не рекомендуется вообще. В случае сомнений лучше воздержаться от применения данной техники.

^ Просьба пациента


И наоборот, услышав от друзей и знакомых о применении этой тех­ники, или после сеансов, в ходе которых была использована такая тех­ника, пациенты иногда приходят с просьбой о применении эмоциональ­но-соматического или регрессивного метода. Желание попробовать ме­тод возврата явно выражено. Но этого недостаточно для начала работы. Если я полагаю, что данный метод не подходит к ситуации, я его не при­меняю, но обязательно объясняю пациенту, почему.

Принуждение пациента


Будучи уверенным в своем умении оказать помощь пациенту, врач может попытаться настоять на применении техники. Но даже если все условия кажутся подходящими для достижения надлежащего резуль­тата, я не позволяю себе принуждать пациента к работе.
По большей части в использовании физической или психической силы совершенно нет необходимости. Достаточно объяснить. Иногда трудно провести границу между убеждением, которое поможет пациенту пре­одолеть нерешительность при продолжении лечения, и принуждением, вовлекающим пациента в состояние, которое тот не хочет переживать.
Не нужно забывать, что ситуация лечения устанавливает отношения зависимости пациента по отношению к врачу. Это неизбежно, но этим не нужно злоупотреблять. Даже нуждаясь в помощи, пациент должен сам совершать свой выбор (кстати, именно поэтому возврат всегда оста­ется сознательным). Было бы слишком просто полагать, что имеешь готовый рецепт, и навязывать его.

Оценка и заключение врача для пациента


С древних времен медицина заставляет врача делать выводы за па­циента, то есть определить для пациента источник его проблемы и при­меняемые методы ее решения. Когда врач говорит пациенту, что его проблема имеет определенное происхождение, пациент, естественно, склонен ему верить. Но с точки зрения гиперсложной телесной систе­мы живого организма это совершенно неверно, и пациент в этом случае ориентируется на ложные показатели, что не способствует решению его проблемы, а лишь мешает поиску решений.
Нейтралитет врача тем более важен, что техники возврата или диа­лога, предполагающие переход пациента в состояние софрологическо — го типа, заставляют пациента зависеть от врача. Для врача может ока­заться заманчиво сыграть иную, более значительную роль, нежели роль опоры и поддержки для пациента, и направлять его по пути, который врач полагает правильным. Я обычно себе этого не позволяю. Таким образом, даже если интуитивно я предполагаю причину и вижу реше­ние проблемы пациента, я воздерживаюсь от оценок и заключений, от каких-либо выводов относительно случая данного пациента.

^ Открытый вопрос, мгновенный ответ


Тем не менее я использую метод открытых вопросов, которые могут направить пациента, но не навязывают ему определенное решение или путь, оставляя свободу выбора. Решение

пациента

является единствен­но верным. Открытый вопрос оставляет ему выбор: принять или нет, без принуждения.
Использование мгновенных ответов тоже является очень мощным средством: каким бы странным ни был ответ, он исходит от пациента, и тот об этом знает.
Нужно отметить, что зачастую мгновенные ответы приводят к ситуа­циям или людям, о которых ни пациент, ни врач не могли и помыслить. Пациент к собственному удивлению обнаруживает скрытые связи меж­ду своими жизненными ситуациями, что иногда вводит его в полный ступор. А врач, который не знает личной истории пациента, никогда не может предугадать ответ - разве что с помощью интуиции. В этом слу­чае нужно безгранично доверять тканевым сознаниям, которые единст­венные оказываются правы.

^ Тканевые реакции


Наконец, если врач применяет методику открытых вопросов, он дол­жен следить и за тканевыми реакциями. Если задается верный вопрос, ткани по-своему реагируют и указывают на это. Тогда можно более уве­ренно сказать пациенту:

«Хм, Ваши ткани отвечают "да"». Или: «Хм, это не вызывает тканевых реакций». Но

никогда нельзя навязывать свое мнение.
Вопросы/ответы

Я понимаю, какой трагедией может быть потеря близкого человека, но утверждение о потере домашнего животного вызывает у меня неко­торые затруднения.


Я

думаю, у Вас никогда не было домашнего животного, или Вы к нему сильно не привязывались. Ваша реакция похожа на реакцию некото­рых пациентов, которые как раз испытывали сильное потрясение от потери дорогого им домашнего животного. Причем помимо страданий и траура, они испытывают удивление и даже недовольство тем, что стра­дают «из-за животного». Также они часто чувствуют вину, так как «в их возрасте» такого быть не должно. Они даже не представляют, что связи, которые формируются между сознаниями, абсолютно не зависят от воз­раста. Здесь речь идет о жизни, причем чаще всего о ее бессознательной стороне. И первый шаг (самый сложный) как раз состоит в том, чтобы принять это положение вещей. Только после этого можно заняться поис­ком источников своего горя.
Кроме того, в Вашем отношении содержится некое суждение. Я по­нимаю, что Вы не можете принять чего-то, но если Вы врач, подобное отношение не поможет Вашему пациенту добраться до сути его пробле­мы. Сознания очень чувствительны к состоянию врача и

к

его сужде­ниям, даже невыраженным. Вещи, которые мы сами не испытывали, могут казаться нам несуществующими. Однако, даже если мы их не понимаем, наш врачебный долг предписывает нам принимать все ска­занное пациентом без оценки и без задней мысли. Иногда это сложно, но необходимо для установления настоящих взаимоотношений между врачом и пациентом.

В Вашем примере с прощением пациент в определенный момент признает, что он принял то, что не должен был принимать... Однако в других местах Вы утверждаете, что нас обычно беспокоит непринятие чего-либо, и что прощение — это как раз принятие, согласие. Получает­ся некая двойственность.


Я

понимаю Ваш вопрос. Но, если Вы проанализируете слова пациен­та, то увидите, что его принятие было не полным и сознательным при­нятием ситуации, а скорее

смирением.

Если Вы вспомните то, что мы говорили об эмоциях (глава 5, подраздел «Смирение»), то увидите, что смирение находится на нижней границе эмоционального спектра. Это эмоция неудачи. Это обида за то, что мы позволили существовать тому, что не должно было существовать. В этом случае речь не идет о полном и сознательном согласии пережить ситуацию, которая нам мешает и с которой мы не можем бороться.
Представим ситуацию, которая иллюстрирует это, не впадая в край­ности. Допустим, меня остановил полицейский за превышение скоро­сти. Хотя

я

признаю, что ехал слишком быстро,

я

могу возмущаться способом, которым осуществлялся контроль, и утверждать, что меня поймали в капкан. В зависимости от того, как я переживаю свои отноше­ния с полицейским, ситуация будет разворачиваться лучше или хуже. Хотя я не согласен с тем, что происходит, я могу признать, что нарушил закон, смириться перед силой закона (даже если она слепа и обруши­вается не на тех людей) или же взбунтоваться. Три разных типа пове­дения - три разных типа последствий. В первом случае (признав свою ошибку) я быстро забуду все случившееся. Во втором случае (смирение) я сохраню обиду на всю ситуацию, на конкретного полицейского, а так­же, конечно, на себя. В третьем случае я буду жить в муках конфликта. Только поймите меня правильно. Я не говорю вам, какой тип поведения нужно выбрать. Это свободный выбор. И я могу использовать все три типа поведения в одной и той же ситуации.

Именно так: Вы говорите, что нужно принять то, что произошло, в том виде, в котором оно произошло. Но как можно дать согласие на поведение или событие, которое представляется чудовищным?


Этот вопрос часто задают мне пациенты. Как и они, Вы вкладываете один и тот же смысл в слова «принятие» и «согласие». Но на самом деле принять - не значит согласиться. Различие достаточно тонкое, но очень важное. Рассмотрим, например, некий несчастный случай. Я вижу, что он сейчас произойдет. Каково мое отношение к тому, что сейчас случит­ся? Чаще всего это неприятие или, если хотите, отказ, порождающий задержку: я не хочу, чтобы это произошло. Зато отношение каскадера, который добровольно пошел на этот риск, будет совсем другим, поэтому напряжение, которое от испытывает при ударе, совершенно по-другому влияют на его телесную систему (которая, как Вы помните, согласно нашей модели, состоит из сознаний). И когда я работаю с произошед­шим несчастным случаем, наполненным эмоциями и болью, он всегда сопровождается отказом. Когда я вновь переживаю его, освобождая за­блокированные потоки, я тем самым освобождаю и отказ, что позволяет мне принять то, что случилось. Это абсолютно не значит, что я с этим со­гласен. Мы никогда не сможем согласиться с жестокими, насильствен­ными, нездоровыми поступками. Но мы можем принять (признать), что они действительно были. Принять то, что произошло, - это единствен­ный возможный путь

к

освобождению, который позволяет отбросить прошлое и жить в настоящем.

^ В Вашем примере с прощением пациент ждет прощения от Бога. Ка­кое Вы имеете право разрешать ему получить прощение от Бога?


Пожалуйста, не смешивайте внешний мир и внутренний мир созна­ния. Во внешнем мире с Богом связаны религии со своими правилами, догматами, иерархиями, ритуалами и т. д. Этими религиями заведуют священники. Я не являюсь священником какой-либо религии, поэтому с этой точки зрения у меня нет никакой прерогативы.
Во внутреннем же мире у каждого из нас есть свой внутренний Бог, которого мы создали на основании всех переживаний, связанных с Бо­гом, религией, ее догматами и т. д. Именно об этом Боге идет речь в кон­цепции прощения, о которой говорится выше. Во внутреннем мире каж­дый из нас всемогущ и является

единственным

хозяином. Никто, кро­ме

«Я»,

не может им управлять. И когда пациент говорит, что простить его может только Бог, он говорит о своем внутреннем Боге. Он может сделать так, чтобы Бог простил его, и я даю ему это сделать. Наши тех­ники работают с внутренним миром пациента, а не с внешним миром. А правила и законы этих двух миров довольно сильно отличаются друг от друга.

^ Сегодня Вы используете только эмоционально-соматический под­ход?


Вовсе нет.

Я никогда

не планирую сеанс остеопатического лече­ния в эмоционально-соматическом ключе. Только в процессе лечения, в зависимости от потребностей пациента, от развития событий, от сво­их ощущений, я могу направить сеанс на эмоционально-соматическую сферу. Но даже если я уверен, что в этом есть необходимость, я начинаю работать с пациентом только когда чувствую, что он готов принять эту реальность. К тому же, объяснив ему процесс, который, как мне кажет­ся, необходим для решения его проблемы, я должен получить его четко выраженное согласие.
«Принять - это единственный выход!
Идею принятия мы находим во всех духовных практиках, при­чем обычно ее понимают неправильно. Она соответствует тому, что раньше называли смирением перед волей Божьей. По что та­кое эта воля Божья? Каждый может толковать ее по-своему. Боля Божья - это то, что происходит в каждый момент време­ни, вот и все. Все остальное идет от рассудка и поэтому заведо­мо ложно. Бот первая истина, которую нужно услышать и «пере­варить» - как вызов, который можно принять или не принять. Только после этого мы сможем действовать. Но это правило не терпит исключений.» (Desjardins V., 2003, 32)
STILL-POINT
ЗАКЛЮЧЕНИЕ
Кажется, что духовность нашей исторической эпохи отмечена затемнением сознания, которое идет параллельно развитию разума.
Satprem, 1995, 114
Путник с трудом преодолевает подъем. Он страдает под тяжестью своей ноши. Его уставшее тело сопротивляется боли и кричит о страда­нии. Наконец, остановка. Он садится, переводит дыхание, делает гло­ток воды и расслабляется - наступает still-point. До этого момента он напрягал внутренние силы, а теперь он может проявить свои чувства (и выразить свое восхищение). Далеко внизу он видит убежище, отку­да начал свой путь и говорит себе:

«Надо же! Я все-таки прошел все это!».

Мог ли он тогда представить себе все то, что он видит теперь? Без сомнения, нет. Именно то, что он видит, делает это реальным. Таким же реальным, как и в начале пути, но однако настолько иным!

Внутреннее пространство вещей


Что, как не изменение нашей точки зрения, является основной зада­чей всей этой книги? Изменилась ли Вселенная? Вряд ли. Но мы не­сомненно.

Модель не столько в наблюдаемой вещи, сколько в голове наблюдателя...

Мы просто изменили парадигму, при этом настолько же изменилось наше восприятие и наша концепция реальности. С само­го начала мы пытались установить контакт с «внутренним пространст­вом вещей» и работать с ним. Это выражение принадлежит Тейлару де Шардену (Teilhard do Chardin)1, который в своей книге «Человеческий феномен» представляет таким образом сознание (внутреннее пространс­тво) вещей даже материальных - то есть то, чем они являются, по сравнению с тем, чем они кажутся (их внешнее пространство).
'Pierre Teilhard De Chardin (1881-1955). Священник французского ордена иезу­итов, геолог, палеонтолог, философ и теолог, известный своей эволюционистской трактовкой человечества и Вселенной, которую он считает совместимой с христи­анской верой. Его основной труд - «Человеческий феномен» (1955) является по­пыткой оформить полное эволюционистское видение, которое давало бы ответы на научные и религиозные вопросы. Он трактует эволюцию как направленный процесс, в котором материя-энергия Вселенной непрерывно изменяется в сторону возрастающей сложности. С появлением человечества эволюция вступает в новое измерение. Человек, как стрелка, указывает направление эволюции.
«Внутри нас, бесспорно, есть внутреннее пространство, на­ходящееся в самом сердце нашей сущности. Этого достаточно для того, чтобы это "внутреннее пространство" в той или иной степени проявляло себя как существующее в Природе везде и всег­да. Ведь в каждой своей точке ткань Вселенной имеет обратную сторону: она двусторонняя в силу самой своей структуры, и это верно на любом отрезке пространства и времени: вместе с вне­шним проявлением во всех Вещах присутствует внутреннее.
Отсюда логически вытекает понятие Мира, приводящее в замешательство наше воображение, но в действительности единственно приемлемое для нашего разума. Взятая в изначаль­ной точке первичная Материя является чем-то большим, чем просто кишение частиц, так прекрасно изученное современной физикой. Под этим первичным механическим листком нам нуж­но представлять себе биологический листок - утонченный до предела, но совершенно необходимый для того, чтобы объяснить состояние Космоса в грядущие времена. Внутреннее пространс­тво, Сознание и Спонтанность — именно на этих трех выраже­ниях одной вещи, а не на какой-либо иной линии Вселенной, нам нужно опытным путем заложить абсолютное начало.» (Teilhard de Chardin, 1955, 44-45)
Также Тейлар сожалеет о том, что физики и вообще ученые ограни­чиваются рассмотрением и описанием лишь внешней стороны вещей. Пользуясь языком Люпаско, можно было бы сказать, что они актуали­зируют лишь внешнее видение (форму), потенциализируя внутреннее пространство (сознание). Мы же, наоборот, стремились актуализиро­вать внутреннее пространство - сознание, в той же степени потенциали-зируя внешнее проявление - форму.
«Однако, - говорит ученый-традиционалист, - я тоже сейчас загляну внутрь вещей!». Он открывает, вскрывает, делает тщательное описание обнаруженного, но делает это так, как будто наблюдает объект извне. Поэтому физик, углубляясь во все более малые составляющие, не пос­тигает в конечном итоге сущность вещей. На языке Кестлера, можно было бы сказать, что он отдает предпочтение (актуализирует) спуск по конусу или иерархии, отказываясь подниматься вверх и снисходитель­но поглядывая на философа и спиритуалиста, которые интересуются прежде всего «внутренним пространством вещей». В связи с этим мне очень нравится остроумное высказывание Кристиана Бобена (Christian Bobin)1:
Christian Bobin (род. в 1951): писатель, философ, в текстах которого делается попытка разделить большие и малые удовольствия и страдания жизни.
«Мне смешно, когда я смотрю на ученых: они вот-вот сделают кресло, на котором я сижу, нереальным, сведя его к собранию ато­мов, но стоит заговорить с ними о невидимом, они воспринимают вас как варвара. Они очень хотят, чтобы существовала какая-то тайна внизу, а не наверху.» (Bobin, 2001, 37)
Еще до Морена Тейлар де Шарден предлагает начать диалог между учеными и спиритуалистами, чтобы попытаться объединить их точки зрения вместо разделения на враждующие лагеря.
«С одной стороны, материалисты упорно говорят о вещах так, как будто они состоят только из внешних проявлений и посто­янного обмена с внешним миром. С другой, спиритуалисты упорс­твуют в нежелании выйти из своего уединенного самонаблюде­ния, где живые существа рассматриваются лишь как закрытые в себе и действуют лишь согласно внутренним импульсам.
^ И здесь, и там речь идет о двух различных сторонах одного предмета, при этом соприкосновения не происходит, ибо каждый видит только половину проблемы.
Я убежден в том, что обе позиции нуждаются в объединении, и что в скором времени эта объединенная концепция будет назва­на, например, Феноменология или Общая физика, где внутреннее пространство вещей будет рассматриваться в той же степени, что и внешняя сторона Мироздания. Мне кажется, что иначе не­возможно дать связного объяснения всей совокупности космичес­кого Феномена.» (Teilhard de Chardin, 1955, 41)
Познать...
Но как познать «внутреннее пространство вещей»? И, прежде всего, что собственно означает «познание»! У этого слова два значения: зна­ние и опыт, причем эти значения взаимозависимы как с внешней сторо­ны вещей, так и в их внутреннем пространстве. Для истинного познания необходимы оба. Они составляют пару, обе стороны которой нам нужно научиться гармонично актуализировать/потенциализировать, исходя из контекста. Здесь нет никакой догмы, только разумность контекс­та источник правильности образа действий и поведения.
«"Настоящий ученый - тот, кто владеет одновременно тео­рией и практикой опыта" - вот определение Клода Бернара, ко­торое могло бы послужить иллюстрацией к учению Свами Прадж-нянпада. Из этого утверждения немедленно вытекает следую­щее: "Если Вы даете интеллектуальное определение какой-либо вещи, ощущаете ее эмоционально и можете привести ее в дейс­твие, тогда и только тогда Вы можете сказать, что знаете ее. Другими словами, знать что-либо - значит быть этим". Значит, именно в действии и через действие опыт, став полноценным, сможет принести плоды, имя которым - знание.» (Desjardins D., 2001,285)
Итак, чтобы познать, необходимо одновременно изучить внешнюю сторону и войти в контакт с внутренним пространством. По поводу вне­шней стороны я не могу сказать ничего особенного. Сколько логиков уже так долго пытаются дать нам ее описание... Что касается внутрен­него пространства, необходимо добраться до внутреннего измерения того предмета, который мы стремимся познать. Это возможно только через коммуникацию и интерпретацию, то есть через «диалог» и «диа­логический» подход, позволяющий исследователю продемонстрировать внутренние аспекты самого себя и наблюдаемых им явлений. В этом на­правлении первопроходцем был Фрейд.
«Не нужно объективности, только межсубъективностъ! Не нужно поверхностей, только глубины. Даже изучая ваш мозг в течение бесконечно долгого времени, я никогда не узнаю того, о чем Вы думаете. Я могу узнать ваш. мозг, исследуя его объек­тивно, но ход ваших мыслей могу узнать, только разговаривая с вами.» (Wilber, 1997, 129)
Заметим мимоходом, что как на Востоке, так и на Западе различные учения о познании вещей изначально основаны на одной из двух кон­цепций: внутреннего или внешнего.
«Иногда мы обнаруживаем подход, который в равной степени интересуется обоими аспектами ~ия бы посоветовал именно его; но, к сожалению, обычно мы наблюдаем жестокое противостоя­ние между двумя школами, каждая из которых очень важна, но которые столь редко объединяются. Итак, я думаю, что главное для нас - понять, что обе школы внесли огромный вклад в наше понимание человеческого существования, поэтому обе совершен­но необходимы.
Невозможно постигнуть высшее и духовное развитие, не при­няв в расчет эти два пути.» (Wilber, 1997, 129)
^ Эволюция и трансцендентность
В эволюционном процессе, который мы пытаемся проследить, раз­личные царства зависят друг от друга. В этом развитии доминирующим элементом представляется жестокость: какую бы область биосферы мы не наблюдали, очевидно, что все находится в состоянии войны.
Чтобы выжить, живое существо борется и убивает, пока, в свою оче­редь, рано или поздно не убивают его самого. На всех уровнях иерар­хии борьба за жизнь представляется основным и неизбежным законом.
Но, но словам Люпаско, то, что представляется борьбой и антагониз­мом, в действительности только лишь наивное субъективное виде­ние великолепных природных процессов или эволюционных страте­гий.
«Не ограничиваясь физико-химическими реакциями, характе­ристики живой материи свидетельствуют о целесообразности биологических процессов: для синтеза таких сложных, пластич­ных и функциональных субстанций живых существ, которые могут сохранять себя, расти, размножаться, развиваться в сто­рону все более и более высокого, совершенного, сознательного уров­ня, создается своего рода иерархическая химия под руководством науки, которой управляет сама Жизнь. И вместо того, чтобы демонстрировать лишь борьбу и слепое противостояние между живыми существами и в них самих, о котором говорит ограни­ченный и мрачный наблюдатель, этот спектакль Жизни пригла­шает нас к сотрудничеству и восхитительной гармонии, кото­рые несравненно шире, нежели временная судьба индивидуума.» (Lupasco, 1987, 72-73)
Не произнося этого слова, Люпаско говорит о самотрансцендентно­сти, рассмотренной еще Кестлером (глава 3). В этом бесконечном раз­витии каждая стадия эволюции в итоге доходит до собственных границ, которые она должна преодолеть под угрозой исчезновения. Эти грани­цы «создают форму водоворота, или даже хаоса, и либо система разру­шается (самоуничтожение), либо, избежав хаоса, эволюционирует на более высокую ступень (развития) (самотрансцендентность) - то, что мы называем порядком, возникшим из хаоса. Этот новый поря­док, будучи более высоким, выходит за границы предшествующего, но у него, в свою очередь, появляются свои, другие проблемы и ограничения, которые не могут быть решены на его собственном уровне» (Wilber, 1997, 84). Эту же идею развивает Пригожин в связи с диссипативными структурами (глава 1).
^ Сознание и глубина
Уилбер говорит о более высоком порядке. Это касается «качества», стремящегося к большей упорядоченности, а также положения в конусе или рассматриваемой иерархии. Механизм эволюции, присущий всему и вся, связан с глубиной иерархий, которая увеличивается параллельно с эволюцией материи, то есть сознаний. Если сознание развивается, ко­нус или иерархия углубляется (Koestler, 1968, 52 и 1979, 305).
Таким образом, феномен эволюции в большей степени развивается вглубь, чем вширь. Так как высшее преодолевает и поглощает низшее, высшего всегда будет меньше, а низшего больше: существует меньше организмов, чем клеток; меньше клеток, чем молекул; меньше моле­кул, чем атомов; меньше атомов, чем кварков и т. д.
«Существует спектр глубины, спектр сознания. И эволюция раскрывает этот спектр. Сознание раскрывается, реализуется, заявляет о себе все больше и больше. Дух, сознание, глубина -столько слов, чтобы сказать одно и то же.» (Wilber, 1997, 73)
2014-07-19 18:44
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • © sanaalar.ru
    Образовательные документы для студентов.