.RU
Карта сайта

Книга: Бледный демон - 30

Глава 28
Некогда яркий золотистый ковер был весь покрыт слоем бетонной пыли, насыщенные цвета потускнели. Я пробиралась через холл при полном отсутствии освещения – солнечный свет, проникающий сквозь окна, не мог осветить такое огромное здание, так что толку от него почти не было. Люди вокруг тихонько плакали, что-то шептали и смотрели на меня, завернувшись в желтые полотенца, взятые в номерах отеля. Некоторые жались к стенам, другие, сбившись в кучки, сидели на полу и разговаривали. Но по большей части они молчали. Уже не надо было ничего решать. Отупевшие от ужаса, ведьмы теперь просто существовали, их разум был таким же тусклым, как ковер, покрытый мусором от разрушенного здания. Все пропахло бетонной пылью и ужасом – настолько сильным, что люди потеряли способность действовать.
Но пока я шла к освещенным солнцем стеклянным дверям, многие поднимали головы, на их лицах отражалось понимание, которое сменялось характерным страхом или задумчивостью, как будто на ковре за мною, кроме небольшого облачка пыли, оставался еще яркий и блестящий след. Челюсти напряглись, и я стала непроизвольно размахивать руками чуть сильнее. Демоническая ведьма. Было видно, что меня узнавали, но я лишь шире расправила плечи. Ну да, я демон. Признайте это и смиритесь. И я спасу ваши никчемные задницы.
– Не обращай на них внимания, – посоветовал Пирс, идущий рядом со мной. Его плащ был почти такого же цвета, что и ковер, весь покрыт темно-серой пылью, и только на плечах виднелся родной коричневый оттенок. – Они боятся.
– Я тоже, – призналась я, глядя прямо перед собой. Я была напугана и зла, потому что Ку’Сокс удерживал Айви и Дженкса уже три дня и причинял им боль. Он был уверен – я приду к нему.
По крайней мере, с моей мамой все в порядке – в тот момент, когда Ку’Сокс разрушил большую часть Сан-Франциско, она была в тюрьме. Она все еще в тюрьме, и слава Богу, но теперь она хотя бы знает, что я снова вернулась в эту реальность. На какое-то время.
Ал тоже знал, что я собиралась делать. Не знаю почему, но я заставила их вернуть мне мое зеркало вызова и сообщила Алу, что со мной все в порядке. Я ощущала его беспокойство, хотя раньше не замечала у него подобных эмоций. Возможно, однако, что он больше волновался о моем благосостоянии. Я чихала почти пять минут после того, как сказала ему, что собираюсь встретиться с Ку’Соксом и разобраться с ним, не дожидаясь вечера. После того разговора прошел час, и демон, видимо, сдался.
Зеркало вызова осталось на хранении у Вивиан, а вот магнитный мел лежал в кармане джинсов вместе с парочкой липучек. Еще у меня был пейнтбольный пистолет Ковена с полной обоймой чар, хотя я сомневалась, что они подействуют на побережье. Но пока Ку’Сокс будет уклоняться от выстрелов, у меня появится дополнительное время. Помимо этого у меня почти ничего не было, я выбрала самое полезное из той мелочевки, что Оливер смог найти. Мне не нужна его магия. Я ей не доверяю. Ку’Сокс мог собрать все зелья, что были у Оливера, и без последствий искупаться в них. Я не стану убивать Ку’Сокса. Я буду удерживать его достаточно долго, чтобы успеть передать проклятье. И выжить. Да, выжить я бы тоже хотела.
Челюсти свело, и я заставила себя разжать зубы. Позади меня тащились Вивиан и Оливер, и за их спинами тоже слышалось перешептывание. Было очевидно, зачем они пошли со мной, и толку от них было чуть больше, чем от пушечного мяса. Меня не волновала судьба Оливера, но отвечать за смерть Вивиан мне не хотелось.
Пирс прошел вперед, чтобы открыть передо мной дверь, но я с усилием толкнула соседнюю. Дверь резко распахнулась, и на меня хлынул мощный поток яркого солнечного света. Я замерла. Солнечный свет оглушал, как наркотик. Глаза слепило, и я почти расплакалась. Солнце. Я слышала отдаленный рев сирен и шум вертолетов, но лишь подняла глаза к небу и улыбнулась. И почему я раньше мечтала об очках, чтобы отгородиться от солнечного света? А ведь прошло всего три дня. Точнее, всего несколько часов, если учесть, что остальное время я провела без сознания. Тепло заполнило меня, и, казалось, я провела в заточении годы.
Я опустила глаза, зная, что продолжаю улыбаться, и увидела, что Пирс встал рядом с черным фургоном с логотипом ОВ и наблюдает за мной. Он открыл боковую дверь и сделал приглашающий жест. Вивиан и Оливер уже находились внутри, споря, кто займет передние места. Впереди нас стоял еще один черный автомобиль с включенными фарами, и еще одна машина ждала позади. Улица была почти пуста, если не считать бетонных глыб, упавших со зданий, и клочков бумаги. Я снова взглянула в небо и увидела трех чаек, летящих к заливу.
– Рэйчел?
Чайки скрылись за темными зданиями, и я оторвала глаза от неба. С тяжелым сердцем я пошла к фургону. У меня с собой не было ни чар, ни заклятий. Не глядя ни на кого, я забралась внутрь. Вивиан и Оливер заняли места, расположенные спиной к водителю, так что я села напротив Вивиан. Сиденье находилось возле большого прямоугольного окна, и я прижалась спиной к холодной стенке фургона, снова ища взглядом в небе птиц.
Я дернулась, когда с громким хлопком закрылась дверь. Пирс сел рядом со мной, оставив кучу места между собой и дверью. Чудесный запах красного дерева стал сильнее.
– Поехали, – кисло скомандовал Оливер, и фургон медленно двинулся вперед. Сквозь большое лобовое стекло я видела, как на ведущем автомобиле вспыхнули габаритные огни, и мы двинулись вперед, медленно и спокойно, как похоронная процессия.
Чайки вылетели из-за здания, и я прислонилась к окну, наблюдая за ними. Оливер начал жаловаться, но его никто не слушал. Птицы были прекрасны, их четкие черно-белые силуэты неслись по синему небу, они кричали что-то друг другу, их голоса разносились в тишине разрушенных зданий. Вокруг было тихо, раздавался лишь шум колес фургона, проезжавшего по обломкам.
Пирс коснулся моей руки, пытаясь привлечь внимание, но я не могла отвести взгляда от птиц.
Ку’Сокс держал в заложниках моих друзей. Мне нечем с ним бороться, у меня было лишь проклятье, как вернуть которое я не знала. От Вивиан и Оливера будет мало толку. Пирс мог помочь, но положиться на него я не могла.
Птицы исчезли за другим зданием. Пирс сжал мою руку, и я повернулась к колдуну. Он казался другим – более старым, усталым, грязным. Его рука, лежащая поверх моей, была оцарапана падающими камнями, ногти сломаны, а костяшки кровоточили. Волосы казались седыми от пыли. Юношеский, жизнерадостный в любых обстоятельствах настрой почти пропал. Но, несмотря на это, его первыми словами, когда он взял меня за руку, были:
– С тобой все в порядке?
Во мне вспыхнул гнев, но он сжал пальцы сильнее, не дав мне отдернуть руку.
– Мои друзья стали приманкой в устроенной для меня ловушке, я провалялась без сознания на кухне Ала целых три дня, а город, который проклял меня, теперь просит моей помощи, и ты спрашиваешь, все ли у меня в порядке?
– Ал причинил тебе боль? – спросил Пирс, его глаза вспыхнули, и я затрясла головой.
– Он… – запнулась я. – Он охранял меня после того, как я доказала им, что я демон, – сказала я, не отводя взгляда, и услышала, как Вивиан резко вдохнула, а Оливер фыркнул, как будто он все время это знал. Мне не нравилось, что и водитель это услышал, но так уж вышло.
Пирс задумался над моими словами и еще сильнее нахмурил брови, потом заставил себя успокоиться и повернулся ко мне лицом.
– А ты в порядке? – снова спросил он, но я не ответила. Нет, я не в порядке. Со мной все нормально. Да, все нормально. Затрахана до потери пульса, как бы сказала Айви.
Автомобиль тряхнуло в сторону – мы объехали еще одну брошенную машину. Чтобы не свалиться на Пирса, мне пришлось упереться руками, и в процессе я выдернула у колдуна свою ладонь. Синий «Ленд Ровер» бросили, когда на его капот упал кусок чьей-то гостиной. Спорим, это стало очень неприятным сюрпризом.
Мы ехали в сторону залива, и я мельком увидела его искрящуюся на солнце поверхность. Я вдохнула полные легкие и выдохнула. Перед глазами всплыли пустые лица людей в отеле. Они требовали моей крови, пели в унисон, чтобы дать Тренту коллективную энергию и передать мне проклятие Ку'Сокса. Коллективную…
«Дерьмо», – подумала я, почти застонав, когда все поняла. Разве можно быть еще большей дурой? Я забыла про коллективную энергию! Поэтому заклятие и не закрепилось! Слова на латыни были правильными, а вот исполнение неверным. Я попыталась в одиночку перенести проклятие, но была в нем какая-то часть, которая нуждалась в коллективной энергии, чтобы закрепить его! Мне нужна группа ведьм. Мне нужна сила, которую могут дать только колдуны и ведьмы.
Мои глаза сузились, а грудь сдавило. Ага. Можно подумать, они захотят мне помогать? Но стоило попытаться.
– Рэйчел?
Я вздрогнула, почти напугавшись, когда увидела сидящего возле меня Пирса, в уголках его глаз читалось беспокойство. Окрыленная только что появившейся у меня надеждой, я смогла улыбнуться.
– У тебя грязь на носу, – сказала я и протянула руку, чтобы стереть ее. Я не касалась никого уже три дня, и сейчас, ощутив под пальцами тепло его кожи, почувствовала, что на глаза наворачиваются слезы. Я не любила его, но если бы все сложилось иначе, могла бы полюбить.
– Все будет хорошо, – мягко произнес Пирс и бережно взял меня за руку, лежащую между нами. Его рука ощущалась сильной, настоящей, и мне стало стыдно, что я просила его помощи, зная, что он меня любит, а я его нет. Но я ощущала себя такой одинокой, и не смогла отпустить его.
– Завтра солнце вновь взойдет. Он всего лишь демон, – сказал Пирс, и от его слов мне стало еще хуже.
Демон, который держит моих друзей в заложниках. Фыркнув, я посмотрела сквозь стекло на солнце. Мимо проносились пустые улицы, пустые лодки в доках с плакатами «Посмотреть на китов».
– От меня пахнет? – прошептала я, и его рука, лежащая поверх моей, дернулась. Я отвела взгляд, уже получив ответ. Так я и думала. Почему, когда вокруг твориться такое, меня больше всего волнует, как от меня пахнет? Но это было важно. – Я не обращал внимания. Ты же была в Безвременье. Я теперь едва замечаю этот запах.
Почему он так мил со мной? Я этого не заслужила. Но мне было это нужно. Вздохнув, я тихо сказала:
– Спасибо, что помогаешь мне, – я подняла голову, посмотрела на Вивиан и Оливера. – Вы все.
Оливер фыркнул.
– Если бы мы могли сами с этим справиться, вызывать тебя не стали, – сказал он. – Я здесь лишь для того, чтобы убедиться, что ты не сбежишь.
Вивиан сурово на него посмотрела, и колдун умолк.
– Что тебе нужно? – спросила она, вынимая сотовый телефон из внутреннего кармана куртки. – Что угодно.
Автомобиль повернул, новый значок Ковена на отвороте пальто Пирса отразил луч света, и по салону замелькали солнечные зайчики, напоминавшие крылья Дженкса. Я посмотрела на телефон Вивиан. Ведьма ждала моего ответа. Сердце у меня сжалось от боли. Ее телефон был такой маленький, полностью черный и с крошечными серебряными кнопочками, в число его функций явно входило повышать привлекательность владельца. Айви бы он понравился.
Я прикрыла глаза, стараясь не расплакаться. Черт побери, демоны не плачут, даже когда их друзей захватил слетевший с катушек псих.
Когда я открыла глаза, я встретилась взглядом с водителем. Я была уверена, что это какой-то болван из ОВ, и он обязательно передаст шефу все сказанные мною слова. Ну и пусть. Я хотела, чтобы они тоже все узнали.
– Трент отдал мне проклятие, – начала я, и Пирс улыбнулся.
– Я же был там, – сказал он, медленно вдохнув и выдохнув. В его глазах появилось злость – он вспомнил, каким дураком его тогда выставили. – Теперь это не имеет значения.
Я облизнула губы, глядя за спины Вивиан и Оливера на водителя.
– Он отдал мне проклятие, чтобы я вернула его Ку’Соксу и могла изгнать его в Безвременье навеки. Но чтобы проклятие закрепилось, мне нужна коллективная энергия.
Вивиан уставилась на меня.
– Он спланировал это? Тогда почему он сбежал?
Трент сбежал? Дерьмо, возможно, я не права.
– Ку’Сокса надо убить, а не изгнать, – резко возразил Пирс. – Иначе этот эльфийский ублюдок снова его вызовет. Я полагаю, что обманувший тебя подлец как раз и вызвал его снова.
– Мы не очистим твое имя, если демон сможет вернуться! – гневно проговорил Оливер.
– Не думаю, что я смогу убить Ку’Сокса, – сказала я, глядя на Пирса в упор. – А во-вторых, Ку’Сокс появился в этой реальности самостоятельно, его никто не вызывал. Он особенный, он был создан после появления Безвременья и не привязан к нему, его не затягивает обратно на восходе солнца. Демоны тоже не хотят его видеть на своей стороне, поэтому они изгнали его сюда, используя то же проклятье, каким проклял меня Трент. Трент полагал, что ты не будешь придерживаться условий нашего соглашения, достигнутого в здании ФВБ прошлой весной. Именно поэтому он освободил Ку’Сокса. Трент думает, что я смогу победить этого безумного психопата, если передам ему проклятие. И все это случилось после того, как ты пообещал вернуть мне гражданство. Ты виноват во всем происходящем, Оливер, – последнюю фразу я произнесла, глядя прямо на главу Ковена.
Оливер глубоко вдохнул.
– Каламак освободил Ку’Сокса!
– Ах ты, глупый … политический … ублюдок! – воскликнула Вивиан.
Я пожала плечами и увидела в окно, что мы проезжаем мимо пляжа. На нем валялись брошенные отдыхающими вещи. Когда Трент хотел чего-то, его не волновало, кто пострадает, чтобы он смог получить это.
– Он освободил Ку’Сокса, потому что знал, что Оливер не сдержит свое обещание, если только его не заставить, – сказала я, не совсем уверенная, как отношусь к этому. – Трент обещал мне свободу, и Ку’Сокс – лишь средство для достижения этой цели.
– Ты не можешь свалить всю вину на меня, – возразил Оливер, и Вивиан, округлив глаза, уставилась на него.
– Заткнись уже, ты, сексуально озабоченный старпер! – крикнула она, и водитель глянул на нас в зеркало заднего вида. – Все это твоя вина! Все, целиком! Если бы ты выполнил свое обещание, а не пытался избавиться от Рэйчел, ублажая свое эго, полгорода не было бы разрушено, Леону не нужен был бы курс психотерапии, а Вайет и Аманда были бы живы!
– Ты не можешь во всем винить меня! – воскликнул Оливер, и Вивиан впилась в него взглядом.
– Могу, – рявкнула она, – и если кто-то из нас выживет, я смещу тебя с должности. Можешь быть уверен, – тяжело дыша, она повернулась ко мне.
Лицо ведьмы раскраснелось. Оливер лишь удивленно открывал и закрывал рот, как рыба, выкинутая на берег. А Пирс посмеивался.
– Тысячи жизней, – тихо произнес он. – И целый мир, брошенный в опасности, если ты проиграешь. Трент, видимо, очень сильно верит, что ты сможешь вернуть Ку’Сокса на свое место,– колдун, молодой на вид, но мудрый, посмотрел на Оливера. – И ты получишь свободу, Рэйчел, и не важно, как они будут называть тебя.
Я медленно выдохнула. Трудно было не поддаться на такую лесть. Он пообещал мне все это, чтобы загладить свою вину? Трент хотя и был наркобароном и убийцей, но его слову можно было верить. Не говоря уже о его полном неуважении к невинным жизням.
– Если я смогу проклясть Ку’Сокса и отправить его в Безвременье, то все мы сможем вернуться к нормальной жизни, – сказала я и мысленно добавила «отчасти». Я так и останусь демоном, ходящим под солнцем, но зато я снова буду находиться в этой реальности. Лицо Вивиан немного расслабилось, и я добавила, – хотя мне надоело быть милой. Если вы снова меня подставите или просто разозлите меня, я его выпущу.
– Это шантаж! – воскликнул Оливер.
Пирс напряженно повернулся к нему, но прежде, чем он успел что-нибудь сказать, фургон с громким визгом тормозов остановился. Я вытянула руку, чтобы не упасть, но Пирс оказался быстрее. Он обхватил меня, не дав свалиться на Вивиан. Мы все уставились в лобовое стекло.
Водитель расстегнул ремень безопасности и повернулся к нам. Его лицо было узким, а выражение лица под торчащими каштановыми волосами – суровым. А глаза… стали по-вампирски черными. Я задрожала, чувствуя древнюю силу, разливающуюся по салону вместе с запахом вампира, всецело заполнившим меня. Я подавила дрожь, инстинктивно прижав руку к шее. Дерьмо, этот парень был не просто водителем. Он был агентом ОВ – Охраны Внутриземелья.
– Оливер, – произнес мужчина, и от его голоса у меня кожа покрылась мурашками, – мы в ОВ считаем, что ты успел серьезно напортачить. Если Рэйчел навсегда избавится от такой угрозы, как демон, ходящий под солнцем, всем будет насрать, даже если она королева проклятых или ест котят на завтрак на глазах у детишек из детского сада. Ты оставишь ее в покое, или мы тебя дискредитируем.
– Кто ты, черт тебя подери? – вскричал покрасневший Оливер, но было видно, что он напуган так же, как и я.
Вивиан, переведя взгляд с Оливера на водителя, медленно отодвинулась от Оливера. Пирс тоже перепугано уставился на него с открытым от удивления ртом. А я лишь хотела выбраться из машины, прежде чем вампирский токсин проникнет глубже под кожу на шее и заставит меня кинуться прямо в объятья к этому парню. Он был живым вампиром, и он мог видеть, как поднимается солнце, но через какое-то время он тоже станет немертвым. Очень сильным, очень старым немертвым.
– Я – твое падение, Оливер, – ответил мужчина, и я задрожала. – Если будешь продолжать, то встретишь меня в своем доме, рядом с бассейном, заполненным телами твоих детей. И на лбах у них будут нарисованы сатанинские символы. Но если ты доверишься Морган и подашь в отставку, так как ваш Ковен оказался совершенно бесполезен, то для тебя я исполняющий обязанности главы западного отделения ОВ в Миссисипи, – он посмотрел мне в глаза и добавил негромко. – Тебе следует заменить их людьми, которые не боятся испачкаться ради общего блага.
Не думаю, что он говорил о бетонной пыли. Я улыбнулась и немного расслабилась.
– Мы подъехали настолько близко, насколько можем, – сказал вампир. Он наклонился между Оливером и Вивиан, чтобы взять меня за руку. Сердце застучало быстрее, Пирс напрягся, и в черных глазах мужчины заплескалось веселье. – Мы в ОВ желаем тебе удачи, демон. Оставить тебя среди этой посредственности было нашей ошибкой, – он посмотрел на Оливера и снова на меня. – Огромнейшей ошибкой. Хорошей тебе охоты, Рэйчел.
Лишь с третьей попытки я смогла выдавить:
– С-спасибо.
О, Боже. Если я смогу провернуть все это, ОВ будет… ну, не совсем на моей стороне, но меня, по крайней мере, вычеркнут из расстрельного списка. Может быть, они даже станут меня уважать? О, дерьмо. А мне нужно их уважение? Они, возможно, захотят, чтобы я выполняла для них какую-нибудь работу.
Вампир нежно поцеловал мне руку, по коже скользнули клыки, и я почувствовала запах ладана, вызывающий острое желание. А потом… он ушел, передняя дверь глухо захлопнулась, и его фигура одним быстрым движением оказалась у первой машины. Обе машины ОВ уехали. Вместе со свежим воздухом, дувшим прямо с залива, в окно вползла тишина. По пути сюда мы проезжали шоколадную фабрику, и, кажется, я могла учуять ее запах.
– Я не выйду из этого фургона, – отрезал Оливер.
Вивиан нахмурилась.
– Да, ты прав, – коротко сказала она.
Ведьма отклонилась и врезала Оливеру точно в челюсть. Я успела только охнуть.
Пирс вскрикнул от удивления, но все уже закончилось, и мужчина без сознания мешком свалился на пол. Вивиан покрутила рукой и потерла покрасневшие костяшки, в ее глазах бушевала ярость. Здесь, видимо, не обошлось без использования чар, потому что она ударила его не настолько сильно, чтобы вырубить.
– А это больно, – выдохнула она, улыбаясь. – Черт, мне придется ответить за это, когда чары выветрятся, но я так давно мечтала это сделать. Он такой придурок.
«Значит, нас всего трое», – подумала я. Этот факт меня радовал. Оливер бы все испортил.
Я задрожала. Ну, вот время и пришло.
2014-07-19 18:44
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • © sanaalar.ru
    Образовательные документы для студентов.