.RU
Карта сайта

Глава 15 - Пролог «Подходим к Арктуру. Отключить сверхсветовой генератор»

Глава 15


— Вы вообще собираетесь сказать нам, куда мы летим? — спросила Кали, возвращая Грейсона к действительности из его беспокойной дремоты.
После того как отступило напряжение их поспешного бегства, его тело сдалось, и он провалился в сон прямо в кресле пилота. Ничего страшного, ведь от него больше ничего не требовалось после того как он проложил курс, и корабль перешел в сверхсветовой режим. Зная, что звуковой сигнал разбудит его, когда они подойдут на нужное расстояние к ретранслятору, который доставит их из Пространства Совета в Граничные Системы, он просто позволил своему мозгу забыться сном.
— Простите, — пробормотал он, ощущая сухость во рту. Язык казался ватным и неповоротливым. — Кажется, я отключился.
Кали сидела в кресле рядом с ним, и он заметил, как она сморщила нос, будто почуяв неприятный запах. Грейсон опустил взгляд на свою рубашку и увидел, что вся она пропиталась потом, кислый запах которого выдавал нюхача, начинающего отходить от дозы. Смутившись, он попытался отстраниться от нее как можно дальше, не подавая вида.
— Мне просто стало интересно, куда мы направляемся, — сказала Кали, тактично делая вид, что не заметила запаха.
— Мне это тоже интересно, — добавил Хендел сзади.
Повернувшись в кресле, Грейсон увидел шефа охраны, стоящего в дверном проеме капитанской рубки; его широкие плечи практически полностью заслоняли находившуюся за ним пассажирскую каюту.
— Я думала, ты следишь за Джиллиан, — подчеркнуто произнесла Кали.
— Она спит, — резко ответил Хендел, — с ней все в порядке.
— У меня есть связи на Омеге, — сказал Грейсон, вновь обращаясь к Кали.
— Омега? — в ее голосе прозвучала смесь тревоги и удивления.
— У нас нет другого выбора, — сурово произнес он.
— Может, и есть. У меня есть друзья, которые могли бы помочь нам, — заверила его Кали. — Я лично знакома с капитаном Дэвидом Андерсоном. Я доверяю ему, как самой себе. Могу гарантировать, что он сможет защитить вас и вашу дочь.
К облегчению Грейсона, Хендел моментально отверг эту идею.
— Это не вариант. У Церберов есть люди в Альянсе. Вероятно, мы и можем доверять Андерсону, но как мы выйдем на связь с ним? Теперь он важная шишка, мы не можем просто прилететь на Цитадель и зайти к нему в кабинет. У Церберов наверняка есть агенты, докладывающие о каждом шаге таких людей как капитан. Если мы пошлем ему сообщение, они будут знать о нашем прибытии задолго до того, как узнает он. Мы никогда не сможем встретиться с ним.
— Никогда не думал, что вы встанете на мою сторону, — произнес Грейсон, осторожно изучая его и пытаясь понять, в какую игру он играет.
— Я лишь думаю о том, что будет лучше для Джиллиан. Прямо сейчас это означает увезти ее как можно дальше из Пространства Совета. Но Омегу я стал бы рассматривать далеко не в первую очередь. В Граничных Системах существует еще множество мест, где можно спрятаться.
— Мы не можем лететь ни в одну из человеческих колоний, — настаивал Грейсон. — Там везде есть люди Альянса, отслеживающие все прилетающие корабли. А в любом инопланетном мире мы будем слишком выделяться на фоне остальных обитателей. Омега — это единственное место, где мы сможем раствориться в толпе.
Хендел обдумал его доводы, а затем сказал.
— Я по-прежнему хочу знать, к кому мы летим. — С его стороны это замечание было самым близким к признанию правоты Грейсона.
— Это мой покупатель по имени Пэл, — солгал Грейсон. — Я продал ему почти две дюжины кораблей за прошедшие двадцать лет.
— Чем конкретно он занимается? — спросила Кали.
— Покупает, продает, — уклончиво ответил тот.
— Наркокурьер, — проворчал Хендел. — Говорил же я, что он везет нас к своему дилеру.
— Откуда нам знать, что он не сдаст нас Церберам? — не отступала Кали.
— Он не догадывается, что Джиллиан биотик, и не знает, зачем мы летим к нему на самом деле, — объяснил Грейсон. — Я сказал ему, что меня поймали с красным песком в Цитадели. Он думает, что я убегаю от СБЦ.
— А как в эту легенду вписываемся мы? — спросил Хендел.
— Он уже знает, что у меня есть дочь. Я скажу ему, что Кали — моя любовница, а вы — коррумпированный офицер СБЦ, которого я подкупил, чтобы выбраться со станции.
— Так значит, он ждет нас? — спросил Хендел.
Грейсон кивнул.
— Я послал ему сообщение, когда мы покинули Академию. Я подключусь к сети, когда мы выйдем из сверхсветового режима около ближайшего ретранслятора, и посмотрю, ответил ли он.
— Я хочу увидеть сообщение, которое он пошлет вам.
— Хендел! — воскликнула Кали, возмущенная вторжением в личную жизнь Грейсона.
— Я не могу рисковать, — ответил Хендел. — Мы доверяем ему свои жизни. Я хочу знать, с кем мы будем иметь дело.
— Разумеется, — произнес Грейсон. — Это не проблема. — Он бросил быстрый взгляд на приборы, чтобы определить, где они находятся в данный момент. — Мы подлетим к ретранслятору через час.
— Значит, у вас будет время принять душ, — сказал ему Хендел. — Попытайтесь смыть с себя вонь наркотиков, перед тем как проснется ваша дочь.
На это Грейсону нечего было возразить. Он знал, что Хендел прав.
Через 60 минут он уже снова сидел в кресле пилота, вымытый и в чистой одежде. Потеть он перестал, но сейчас, когда он начал работать с приборами, его руки слегка дрожали. Он знал, что чем дольше будет оставаться без очередной дозы, тем хуже ему будет становиться. Кали по-прежнему сидела в пассажирском кресле, а Хендел снова стоял позади него, опираясь на дверной проем кабины. Джиллиан продолжала мирно спать в задней части корабля. Грейсон проверял ее до и после душа.
Навигационная панель отозвалась мягким электронным сигналом за секунду до того, как корабль сбросил скорость. Они почувствовали слабую волну замедления, а затем навигационные экраны ожили, и корабельные системы стали фиксировать находящиеся поблизости суда, небольшие астероиды и другие, достаточно крупные для сенсоров, объекты. Гигантский ретранслятор массы возник около центра монитора в виде мерцающей синей точки. Несмотря на дрожь в мускулах, руки Грейсона двигались быстро и уверенно, когда он прокладывал курс к цели.
— Вы будете проверять сообщения? — спросил Хендел в качестве не слишком-то вежливого напоминания о своих подозрениях.
— Надо только найти коммуникационный буй… так, есть один. Подключаюсь.
Прозвучал короткий сигнал, а затем один из мониторов мигнул, подтверждая, что загружено новое сообщение из межзвездной коммуникационной сети, использующейся для передачи информации по всей галактике.
— Воспроизведите, — велел ему Хендел.
Грейсон нажал на кнопку. На экране возникло лицо Пэла, и его голос заполнил кабину.
«Получил твое сообщение. Мне жаль, что все так обернулось, но я предупреждал тебя, чтобы ты не высовывался, — говорил он, приподняв бровь. — К счастью для тебя я могу помочь. Я высылаю тебе координаты для посадки рядом с моим складом на Омеге. Я буду там вместе с несколькими своими помощниками, чтобы встретить тебя, когда ты приземлишься. — После короткой паузы Пэл рассмеялся. — Ты понимаешь, что тебе это будет кое-чего стоить, так ведь? Ты же знаешь, как я ненавижу убирать чужое дерьмо».
Прозвучал еще один сигнал, и изображение на мониторе замерло — сообщение закончилось. Про себя Грейсон выдохнул с облегчением, хотя внешне никак не показал этого. Он ожидал, что сообщение Пэла будет осторожным — агенты Церберов умели прекрасно использовать иносказание и двусмысленность, когда общались по незащищенным каналам связи. Но с Хенделом, нависающим над ним, он все-таки чувствовал некоторую обеспокоенность, когда нажимал на кнопку.
— Весьма расплывчато, — пробормотал начальник охраны.
— Это публичный канал, — резко бросил Грейсон. Его нервы все еще были напряжены до предела — ему отчаянно требовалась небольшая доза красного песка. — Вы всерьез полагали, что он признается здесь, что он наркобарон?
— Думаю, лучшего подтверждения мы все равно не получим, — сказала Кали своему коллеге.
Хендел задумался на мгновение, а затем кивнул.
— Ладно, но мне все равно это не нравится. Отправляйтесь к ретранслятору.
Грейсон вспыхнул, услышав столь явное приказание: это же его корабль, в конце концов. Но он сделал, как ему велели, направив корабль на курс, который успел рассчитать, перед тем как принять сообщение.
— Тебе бы не мешало поспать, — сказала Кали, обращаясь к бывшему начальнику охраны. — Ляг, отдохни. Я присмотрю за Джиллиан.
^ И за мной, бьюсь об заклад, подумал Грейсон. Но прямо сейчас он не собирался ничего предпринимать. Он мог просто подождать посадки на Омеге, где Пэл и его команда позаботятся обо всем.
Их корабль устремился вперед, и когда его поглотил извивающийся, мерцающий разряд энергии, вырвавшийся из ретранслятора, Грейсон не смог сдержать улыбку от того, как гладко все должно было пройти. Он заметил, что Кали, не подозревающая о его мыслях, улыбнулась ему в ответ.
Лемм смотрел в бинокль на совершенно непримечательный с виду склад. Он разглядывал его вот уже несколько часов, расположившись на крыше высокого четырехэтажного здания в соседнем квартале. До сих пор ему не удалось разглядеть ничего необычного, хотя все окна склада были сделаны из непрозрачного стекла, из-за чего от не мог заглянуть внутрь.
— Я не заметил никаких охранников, — пробормотал он.
— Они там, — заверил его Голо. — Отлично вооруженные. Пэл не доверяет никому, кроме представителей своей расы.
Лемм не стал спрашивать, почему это ксенофоб стал бы создавать базу в таком месте, как Омега — жадность могла одолеть практически любые предрассудки.
Этот склад, как и большинство окружающих его зданий, был приземистым и квадратным и имел лишь два этажа в высоту.
— Если мне удастся подобраться достаточно близко, чтобы забраться по стене, я смогу проникнуть внутрь через одно из окон второго этажа, — размышлял он вслух.
— У них наверняка есть камеры слежения снаружи, — предостерег его Голо. — Будет лучше, если ты спустишься туда сверху.
Лемм понял, что тот был прав. С их текущего местоположения он мог перепрыгнуть на крышу соседнего трехэтажного здания. Квартал был спланирован таким образом, что он мог перепрыгивать с крыши на крышу, пока не добрался бы до склада.
— Хорошая идея, — признал он.
Другой кворианец все еще не нравился ему. Голо навсегда останется презренным предателем в его глазах. Но Лемм не мог не признать, что он оказался крайне полезным в деле планирования нападения на склад. Этого было почти достаточно, чтобы Лемм начал доверять ему; почти, но не совсем. Голо, казалось, был решительно настроен доказать свое полезность. Он даже сумел раздобыть строительные схемы внутренней части склада: невероятного переплетения извилистых коридоров и лестниц, шедших в разных направлениях, очевидно для того, чтобы запутать и сбить с толку любого, попавшего внутрь. Несмотря на запутанное внутренне расположение, Лемм практически наизусть выучил чертежи. В общих чертах, передняя половина здания разделялась на два этажа. Кабинеты на первом этаже они превратили в бараки, а второй этаж состоял преимущественно из маленьких кладовых. Задняя часть здания представляла собой открытое высокое помещение, достаточно большое, чтобы вместить множество грузовых контейнеров и несколько транспортных средств.
Пока он смотрел, дверь гаража поднялась вверх и оттуда выехала пара роверов. Машины взяли курс в сторону близлежащего космопорта. Он не шелохнулся; вряд ли они могли заметить его, лежащего на крыше в сотнях ярдов от них.
— Что они делают?
— Может, забирают груз? — предположил Голо.
Лемм быстро прикинул в уме свои шансы попытаться прокрасться туда и быстро осмотреться, пока они не вернулись. Голо сказал ему, что на Пэла работали пятеро мужчин и три женщины — всего девять человек. Он понятия не имел, сколько из них отправились на этих машинах, но скорее всего внутри осталось лишь пара охранников, не больше. Если команда Синиада находилась в плену внутри, как он подозревал, это могло оказаться наилучшей возможностью для него освободить их.
— Я иду внутрь.
— Не валяй дурака! — прошипел Голо, схватив его за плечо, когда он попытался подняться. — Посреди бела дня! Они же тебя увидят!
— Там сейчас, наверняка, всего двое или трое человек. Такой расклад мне нравится больше, чем девять против одного.
— Машины могут вернуться назад в любой момент, — напомнил ему Голо. — Тогда ты в любом случае будешь иметь дело с ними со всеми, и уже они застанут тебя врасплох.
Лемм колебался. Его интуиция подсказывала ему, что он должен действовать, даже несмотря на то, что старший кворианец говорил логичные вещи.
— Придерживайся первоначального плана. Отправляйся туда завтра ночью. У тебя будет больше времени на подготовку. К тому же, будет темно, и большинство из них будут спать.
Со вздохом Лемм вернулся обратно и продолжил свое наблюдение. Ему совсем было не по душе сидеть и ничего не делать, но Голо опять оказался прав. Ему нужно набраться терпения. Машины вернулись менее чем через тридцать минут. Они исчезли внутри гаража, и тяжелая стальная дверь захлопнулась за ними.
— Мы увидели здесь достаточно, — сказал ему Голо. — Пойдем. Тебе нужно отдохнуть и подготовиться к завтрашней ночи. Можешь поспать в моей квартире. — Явно почувствовав сомнения Лемма, Голо добавил. — Я знаю, ты все еще не доверяешь мне. Можешь положить свой дробовик под подушку, если тебе так будет спокойнее.
Грейсон по длинной траектории медленно завел шаттл на посадку. Датчики обнаружили две машины, стоящие прямо за стеной, отделявшей доки от внутренней части станции. Он предположил, что они принадлежат Пэлу и его команде.
Они приземлились с легчайшим толчком. Он отключил управление, заглушил двигатели, а затем прошел из кабины к остальным, ожидавшим его в задней части корабля. Хендел и Кали стояли по бокам от Джиллиан — все трое ждали его в шлюзовом отсеке корабля. Джиллиан переоделась из больничной рубахи в свой старый свитер и штаны, которые они нашли на корабле. Она явно подросла с того момента, как последний раз надевала эту одежду — рукава едва доходили ей до середины предплечий, а обшлага штанин заканчивались в нескольких дюймах от лодыжек. На ногах у нее по-прежнему были больничные сандалии. Она улыбнулась Грейсону, когда он подошел и встал рядом, умышленно заняв позицию между ней и начальником охраны. Тот бросил на него хмурый взгляд.
— Позвольте, говорить буду я, — предупредил его Грейсон, нажимая на кнопку открытия шлюза.
Дверь позади них плотно захлопнулась, заперев их внутри. Их окатила волна воздуха, когда корабельные системы начали выравнивать внутреннее и внешнее давление, перед тем как открыть внешнюю дверь и выдвинуть герметичную стыковочную платформу, по которой они смогут безопасно миновать безвоздушное пространство доков и оказаться в пригодной для дыхания атмосфере станции. Они медленно прошли по платформе — Грейсон и Джиллиан впереди, Кали и Хендел сзади, — и оказались на нулевом уровне поверхности Омеги, где Пэл и еще пятеро человек, которых Грейсон не знал, уже ждали их. Эти трое мужчин и две женщины, все в броне и при оружии, несмотря на свое боевое оснащение, выглядели расслабленными и спокойными. Некоторые из них даже улыбались.
— Как дела, Убийца? — произнес крупный мужчина, подошедший, чтобы поприветствовать их.
— Убийца? — услышал Грейсон бормотание Хендела, но пропустил этот комментарий мимо ушей и шагнул вперед, чтобы пожать протянутую Пэлом руку.
— Итак? — спросил Пэл, скалясь в улыбке. Своим сердечным рукопожатием он чуть не переломал Грейсону пальцы. — Все сошли на берег и готовы ехать дальше?
— Нас всего четверо, — подтвердил Грейсон. Слегка поморщившись, он высвободил руку и отступил на шаг назад. — Позволь мне представить тебе…
Слова замерли у него на языке, когда Пэл и остальные вдруг одновременно подняли оружие, направив стволы на вновь прибывших, совершенно ясно давая понять о своих враждебных намерениях. Их непринужденные позы мгновенно уступили место суровой и опасной настороженности. Грейсон выругался про себя. Он же велел Пэлу действовать осторожно, так чтобы не расстроить Джиллиан. Он уже собирался что-то сказать по этому поводу, но вдруг понял, что одна из женщин навела оружие и на него тоже.
— Что происходит, Пэл?
— Сохраняйте спокойствие, и никто не пострадает, — предупредил Пэл. Одному из своих людей он сказал, — здоровяк и девчонка. Они биотики. Разберись с ними в первую очередь.
Человек убрал свое оружие и вытащил нечто, похожее на автоматический, многоразовый шприц для подкожных инъекций. Он шагнул к Хенделу, двигаясь с хорошо отточенной четкостью.
— Протяни запястье, — приказал Пэл.
Хендел просто смотрел на него.
— Протяни запястье, или я застрелю женщину, — пояснил Пэл, направив пистолет в лицо Кали. Начальник охраны с неохотой подчинился, вытянув вперед свою руку ладонью вверх.
Человек схватил его за кончики пальцев и, слегка отогнув их вниз, протянул руку со шприцем и прижал его к открытой нижней стороне запястья. Послышался звук, будто распрямилась сильно затянутая тугая пружина, и Хендел издал легкий хрюкающий звук, когда невидимая иголка проткнула его кожу, впрыснув ему дозу какого-то препарата. Через секунду он покачнулся и рухнул на землю без сознания.
— Хендел! — крикнула Кали, бросившись вперед, чтобы поймать его, пока его голова не ударилась о землю. Она пошатнулась под его весом и упала к ногам человека со шприцем; бесчувственный Хендел свалился на нее сверху. Человек нагнулся и приложил свое устройство к ее шее. Прозвучал еще один резкий звук, и через мгновение Кали потеряла сознание.
— Папочка? — крикнула дрожащим голосом Джиллиан. Ее широко распахнутые от ужаса глаза смотрели с непониманием.
— Девчонка! — резко крикнул Пэл. — Быстрее!
— Нет, пожалуйста, — взмолился Грейсон, но его бывший напарник даже не взглянул на него. Женщина, державшая его на мушке, слегка покачала головой, давая ему понять, чтобы он не двигался.
Другой мужчина схватил Джиллиан за запястье и грубо выпрямил ее руку. Ее лицо исказилось гримасой боли, когда он дотронулся до нее, и она испустила долгий, жуткий вопль. Не обращая на это внимания, человек прижал шприц к ее коже и впрыснул еще одну дозу быстродействующего наркотика. Вопль Джиллиан оборвался, и ее лицо разгладилось, когда она начала терять сознание в руках человека. Он опустил ее на землю, не мягко, но осторожно. Затем подошел к Грейсону.
— Он хотя бы сказал, почему? — спросил Грейсон, стоя неподвижно, пока человек протягивал руку со шприцем к его шее.
— Мы больше не подчиняемся Призраку, — ответил Пэл.
Раздался уже знакомый звук распрямившейся пружины, и мир вокруг Грейсона закружился и исчез до того, как он успел спросить, что это значит.
Он понятия не имел, сколько прошло времени до того момента, как он полностью очнулся, но у него сложилось ощущение, что он пролежал без сознания как минимум несколько часов. Знакомое непреодолимое желание принять дозу снова вернулось к нему, но было оно скорее психологическим, нежели физическим. Красный песок из тех наркотиков, что быстро выводятся из организма. Физические признаки отхода от его приема обычно пропадают через 12-16 часов. Это, вероятно, было хорошо, потому что он обнаружил себя лежащим на полу в какой-то самодельной тюремной камере. В стене напротив была дверь, предположительно закрытая, а единственным источником освещения служила яркая светодиодная лампа высокой над головой. В комнате не было никакой мебели или предметов обстановки, за исключением маленькой видеокамеры в верхнем углу, чтобы наблюдать за ним. Он заставил себя сесть, и его все еще отуманенному сознанию потребовалось несколько мгновений, чтобы понять, что он в комнате не один. Кали сидела, прислонившись спиной к стене, у противоположного угла.
— Думаю, ваш дружок все-таки собирается отдать нас Церберам, — произнесла она.
Это заявление на мгновение сбило его с толку, а потом он сообразил, что она не могла слышать последних слов Пэла. Она все еще думает, что он наркоторговец, и не подозревает, на кого на самом деле работает Грейсон.
— Не думаю, что он с Церберами, — признал он, полагая, что этот кусочек информации вряд ли сможет навредить. — Вы знаете, что с Джиллиан?
Она покачала головой.
— Я не видела ни ее, ни Хендела.
Грейсон пожевал губу, размышляя.
— Пэл знает, что они биотики, — пробормотал он. — Он должен соблюдать с ними крайнюю осторожность. Вероятно, он будет держать их в бессознательном состоянии, пока… — он замолк, понимая, что не имеет ни малейшего понятия о планах Пэла относительно них. — Вы проверяли дверь? — спросил он ее.
— Они отключили управляющую панель. Дверь открывается только снаружи. — Она поерзала, скрестив ноги, пытаясь найти более удобное положение на жестком полу. — Есть какие-нибудь соображения насчет того, как мы можем выбраться отсюда?
Единственным ответом ей послужило отрицательное качание его головы. Говорить больше было не о чем, и они просидели в молчании около десяти минут, когда дверь вдруг с громким свистом распахнулась, напугав их обоих. Пэл вошел внутрь, сопровождаемый парой вооруженных охранников, и поставил на середину комнаты небольшой деревянный стул. Когда он уселся на него, охранники заняли позиции по обеим сторонам двери, которую оставили открытой.
— Полагаю, ты заслуживаешь кое-каких объяснений после всего того, через что нам пришлось пройти, — сказал он.
— Где моя дочь? — сердито потребовал Грейсон, не желая слушать попытки Пэла оправдать свое предательство.
— Не беспокойся, она в безопасности. Мы не хотим причинять ей зла. Она слишком ценна. Так же как и твой дружок, — добавил он, поворачиваясь к Кали.
— Сколько вам платят Церберы? — спросила она.
Пэл рассмеялся, и Грейсон почувствовал, как скрутило его живот.
— Церберы платят прилично, — признал Пэл, — не так ли, Убийца?
Кали посмотрела на него, но Грейсон не смог поднять глаза и встретиться с ней взглядом.
— Значит, Хендел был прав, — сказала она. Ее тон был скорее отчаявшимся и проигравшим, нежели сердитым, когда она осознала правду. — Вы с Джиро работали вместе. Как может отец так поступать со своим собственным ребенком?
Грейсон не допускал даже мысли о том, чтобы защищаться, заявляя, что Джиллиан не его родная дочь. Между ними не было биологического родства, но он воспитывал ее с пеленок. В течение десяти лет он один заботился о ней, обучая и воспитывая, пока ее не взяли в Проект Восхождение. Она была, и все еще оставалась центром и смыслом его существования. В своем сознании он относился к ней не иначе как к своей настоящей дочери; если бы не это, все было бы гораздо проще.
— Мы не предполагали, что все закончится подобным образом, — мягко произнес он. — Джиллиан особенная. Все, что мы делали — это пытались помочь ей овладеть ее биотическими способностями. Мы лишь хотели, чтобы она полностью раскрыла свой потенциал.
— Что-то вроде вашего Проекта Восхождение, разве нет? — ухмыляясь, сказал Пэл Кали.
— Мы бы никогда бы не сделали ничего, что поставило бы под угрозу жизнь нашего воспитанника! — выпалила она в ответ, выпустив, наконец, наружу свою злость. — Ничто не стоит такого риска!
— Что если бы это помогло сотням или даже тысячам других людей? — быстро спросил Грейсон. — Что если бы ваш ребенок имел потенциал, способный спасти всю человеческую расу? Чего стоит это? Чем бы вы тогда рискнули?
— Другими словами, — по-прежнему ухмыляясь, вставил Пэл, — если хочешь приготовить омлет, придется разбить яйца.
— Они не яйца! — воскликнула Кали. — Они дети!
— Не каждого можно спасти, — сказал Грейсон, повторяя слова Призрака. Однако произнося их, он смотрел в пол. — Если человечеству суждено выжить, мы должны принести жертвы во имя высшего блага. Альянс не понимает этого. Церберы понимают.
— Значит, вот кто мы такие? — резко произнесла Кали голосом, полным презрения. — Мученики во имя высшей цели?
— Не совсем, — сказал Пэл, весело встревая в разговор еще раз. — Видите ли, Церберы платят хорошо. Но Коллекционеры платят еще лучше.
— Я думала, что Коллекционеры это миф, — пробормотала Кали, подозревая, что Пэл играет с ней.
— О нет, они реальны. И они платят приличные деньги за здоровых людей-биотиков. За девчонку и вашего дружка мы выручим достаточно денег, чтобы жить как короли до конца жизни.
— Что от них нужно Коллекционерам? — спросила она.
Пэл пожал плечами.
— Полагаю, будет лучше, если я не буду знать всех жутких подробностей. А то еще кошмары начнут сниться. Ты же знаешь, что это такое, так ведь, Убийца?
— Ты предал наше дело. Предал все человечество.
— А Церберы и правда глубоко запустили в тебя свои когти, — со смешком произнес Пэл. — Знаешь, если бы все их агенты были столь же преданными, у Призрака, может, что-то и получилось бы. Но дело в том, что в самой природе человека заложено стремление к лидерству. Слишком плохо, что ты так и не понял этого.
— Что будет с нами? — спросила Кали.
— Думаю, Коллекционеры доплатят за тебя небольшой бонус, лапочка, если узнают, что ты что-то вроде эксперта по людям-биотикам. А что касается моего старого друга, то его мы отдадим бесплатно. Это даст нам немного времени, чтобы исчезнуть, пока Церберы не поняли, что произошло.
— Призрак переловит вас, как собак, — прорычал Грейсон.
Пэл поднялся со своего стула.
— Принимая во внимание размеры вознаграждения, которое предлагают Коллекционеры, я, пожалуй, соглашусь на этот риск. — Он кивнул в сторону Кали, — переведите ее к тем двоим. Если оставить ее с ним, она, скорее всего, выцарапает ему глаза.
Один из охранников подошел к Кали и, поставив ее рывком на ноги, потащил к выходу. Пэл со стулом в руке остановился на пороге, перед тем как закрыть дверь.
— Ничего личного, Убийца, — сказал он, как всегда оставив за собой последнее слово.
2014-07-19 18:44
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • © sanaalar.ru
    Образовательные документы для студентов.