.RU
Карта сайта

Эйприлинн Пайк Предначертание - 21

Но Лорел не доверяла красивым словам и недомолвкам; даже если Клеа осудили незаслуженно, это не оправдывает учиненных ею злодеяний.
— И ты решила всех уничтожить? По-твоему, так лучше? Солдат в саду, фей в Академии? — «Тамани, Юки», — добавила она про себя и немедленно отогнала эту мысль, чтобы не поддаться отчаянию. Пусть говорит дальше. Нужно завладеть противоядием.
— Ты слишком впечатлительна.
Лорел подумала о словах Ярдли и о крохотном красном цветке в кармане:
— В самый раз — как и положено любой Осенней.
— Тогда нелогична. По-твоему, я чудовище? Убиваю всех подряд ради забавы? — Клеа с улыбкой покачала головой. — Мне не нужны бесполезные жертвы. Осенние феи сильнее всех сопротивлялись бы изменениям. Они не чувствуют себя угнетенными, напротив — стремятся быть выше остальных и уверены, что это справедливо. После их смерти Авалон не сможет обойтись без моего таланта, а Весенние и Летние охотнее примут неизбежные перемены.
— Ты разрушила Академию, лаборатории, сады с образцами растений; твой талант химика мало на что годен без всего этого.
— Думаешь, я совсем спятила?
Лорел заставила себя промолчать.
— Мой конек — отложенный эффект. Я годами скрывала результаты опытов — готовила зелья, на первый взгляд бесполезные, — зато позже, когда они срабатывали, последствия приписывали неудаче совсем других опытов. Мгла, которую я наслала на башню, действует кратковременно — прямо сейчас она становится безвредной. Благодаря противопожарным перегородкам здание не сильно пострадает — не говоря уж об ингредиентах. Конечно, ущерб от пожара и дыма серьезен, но через четверть часа лаборатории станут вполне пригодны для работы. У меня будет все необходимое, чтобы восстановить Авалон.
— А тысячи погибших? — спросила Лорел.
— Даже с учетом их смерти, в целом я оказала Авалону неоценимую услугу. Благодаря моей сыворотке и всеобщей мобилизации во всем Азиатско-Тихоокеанском регионе не осталось в живых ни единого тролля.
— Так это твоя сыворотка! — Лорел вспомнила, как тролли внезапно падали замертво. — Они погибли от нее?
— Как я и говорила. — Клеа удовлетворенно улыбнулась. — Отложенный эффект.
— Зачем же убивать их так рано? Для переворота нужна армия.
— Доверять троллям? — засмеялась Клеа. — Гнусные твари хотели только одного — разграбить Авалон. Думали, что используют меня для своих целей, и собирались меня убить — но я успела первой. С той секунды, когда тролли прошли во врата, они не защитили бы меня даже от ребенка, не говоря уж о деспоте. Рассчитать время было трудно — ваш дурацкий бал чуть не спутал мне все планы, но рано или поздно их ждала смерть.
— Ужасно, — сказала Лорел.
Клеа пожала плечами:
— Нельзя сделать омлет, не разбив яиц.
— Часовые — тоже яйца? — спросил Тамани. — Ты хоть знаешь, сколько фей сегодня погибло?
— Тысячи, — с убийственной серьезностью ответила Клеа. — Их жертва — это фундамент, на котором я построю новый порядок. — Она помолчала. — Признаюсь, могло быть лучше. Я не ожидала увидеть Эскалибур, пока на троне Марион, поэтому пришлось перестроиться на ходу и применить у врат усыпляющий газ.
О чем она сожалела? Об изменении планов? Эта женщина и впрямь безумна.
— Но что сделано, то сделано. У меня нет времени на размышления. Дым из Академии отвлечет трюкачей и приманщиков от нашей скромной компании, однако, вероятно, выманит деспотов раньше, чем я буду готова. Лорел, взгляни сюда. — Клеа снова показала пузырьки — один с темно-зеленой жидкостью, другой — с темно-фиолетовой. — В первом пузырьке сыворотка, которую я ввела троллям. Во втором — виридевиталис. Выполни мою просьбу — и получишь зелье. Откажись и… — Она осторожно сжала кулак, чтобы не раздавить сахарное стекло. — Сыворотки смешаются, нейтрализуют друг друга и станут бесполезными.
Лорел медлила. Пожалуй, стоит хотя бы узнать условия:
— И чего ты хочешь?
— Лорел, не помогай ей! — отчаянно крикнул Тамани.
— Думаешь, на кону только твоя жизнь? — рявкнула Клеа. — Прямо сейчас, пока мы сидим на траве и болтаем, такие невинные и жалкие, яд проникает за пределы твоей кожи — в траву рядом с тобой, в корни, которыми Юки любезно нас опутала. В деревья, в Джеймисона, который и без того одной ногой в могиле. Для яда нет преград — со временем он превратит Авалон в голую каменистую пустыню. А без моей помощи вы не успеете приготовить противоядие.
Клеа снова повернулась к Лорел:
— Иди к Марион и Ясмин.
— Откуда ты знаешь Ясмин? — удивилась Лорел. — Она проросла, пока ты была в Японии.
— Сколько раз ты вспоминала ее, думая, что никто не слышит?
Лорел стиснула зубы.
— Часовые тебя пропустят, — продолжала Клеа. — Расскажи Зимним о яде, о том, что Авалону грозит гибель. Они могут спасти свой драгоценный оазис, если придут сюда и отдадут свою жизнь за мою помощь.
— А если они согласятся?
— Их казнят на Весенней площади — как публичное подтверждение заката жалкой династии деспотов. Авалон выживет, и править им буду я.
— Ясмин еще совсем ребенок. — Лорел содрогнулась при мысли от такой жестокости.
— Жертвы, Лорел. Без них не обойтись.
— А Джеймисон?
— Я уничтожу всех деспотов.
Лорел задохнулась от ужаса.
Клеа продолжала:
— Марион — плохая королева. Я сильно сомневаюсь, что ее воспитанница будет лучше. Деспоты должны уйти. Авалону нужны перемены. С твоей помощью я смогу их воплотить.
Приведи Зимних, и я дам тебе противоядие для Тамани.
Лорел не ожидала, что способна ненавидеть эту самонадеянную фею еще сильнее.
— Более того — в знак доброй воли я научу тебя его готовить. Пригодится на будущее. В этом пузырьке, — она подняла руку, — хватит зелья максимум на двоих.
— А если я выберу их? — Лорел указала на Тамани и Юки. — Что тогда? Ты погибнешь.
— А где ты возьмешь зелье, чтобы спасти Авалон?
Лорел хотелось кричать от бессилия. Что бы она ни выбрала, кто-то все равно умрет.
— Ты готова уничтожить Авалон, лишь бы добиться своего?
— Выбор не за мной, Лорел. Решать тебе. Ты готова уничтожить Авалон, лишь бы добиться своего?
Лорел стало трудно дышать. Положение безвыходное. Не поможет ни Ярдли, ни Джеймисон. Если она не выполнит просьбу Клеа, Тамани умрет.
И все вокруг тоже постепенно погибнет.
Если она приведет Марион и Ясмин, Тамани выживет.
Все выживут.
Три жизни против существования всего Авалона.
И Тамани.
Выход один.
— Хорошо, — медленно сказала Лорел, пристально глядя Клеа в глаза. — Я приведу к тебе Зимних.
— Лорел, нет! — Тамани приподнялся на одном колене.
— Не двигайся. — Лорел и сама слышала отчаяние в своем голосе. — Я хочу застать тебя живым.
— Не делай этого, — взмолился он. — Лучше я умру, чем буду жить под ее господством.
— Речь не только о тебе, — шепнула Лорел.
— А Клеа? — Тамани машинально рванулся к ней, но тут же отпрянул, сжав кулак.
Лорел покачала головой.
— Я не могу отойти в сторону и наблюдать, как Авалон гибнет. — Осознав, что кричит, она сделала глубокий вдох. И каким-то чужим голосом добавила: — Не могу и не буду.
— Лорел.
Она повернулась к Дэвиду.
— Я пойду с тобой.
— Полегче, — вмешалась Клеа. — Она пойдет одна, иначе я раздавлю пузырьки.
— Оставайся. — Лорел потянулась к Дэвиду, но рука соскользнула с его плеча. — В случае чего… помоги Джеймисону. Сделай для него все, что можешь. — Она чуть повысила голос. — Я пойду по широкой дороге — которая ведет во дворец.
Она серьезно посмотрела на Дэвида, умоляя довериться ей еще раз. Помолчав секунду, он кивнул.
— Поторопись, — сказала Клеа. — Кто знает, как скоро приманщики и трюкачи обнаружат нас и явятся выяснять, в чем дело, или того хуже — случайно забредут сюда и заразятся. Думаю, в лучшем случае у твоих друзей в запасе час. Может, меньше. И конечно, желательно застать в живых меня. — Клеа злорадно усмехнулась, и Лорел захотелось дать ей пощечину. — Я верю, что ты успеешь убедить двух трусливых деспотов.
Не говоря ни слова, Лорел подошла к опутанным корнями солдатам Клеа. Они вели себя на удивление покорно; никто не сопротивлялся, когда Лорел ощупала их пояса. У третьего обнаружился шестидюймовый нож.
— Что ты делаешь? — спросила Клеа.
Лорел невинно взмахнула ресницами:
— Мне предстоят переговоры с королевой. Без ножа тут не обойтись.
Не дожидаясь ответа, она развернулась и зашагала по длинной крутой тропе к Зимнему дворцу.
ГЛАВА 22
Когда Лорел скрылась за деревьями, Тамани обернулся к Клеа. Ему стоило огромных усилий не схватить копье и не прикончить ее на месте. Но она загнала их в угол и, похоже, прекрасно это понимала. Клеа раскинулась на спине, подсунув руку под голову, и всем своим видом напоминала рассеянного мечтателя, если бы не сжатый кулак на груди. Она даже не пыталась вырваться из пут, которые, с удовлетворением отметил Тамани, надежно ее связывали.
Дэвид присел рядом с Джеймисоном, пытаясь уложить старика в более естественную позу. Прижав ухо к его груди, он поднял большие пальцы вверх, но даже то, что Зимний фей был жив, не отменяло их бедственного положения.
Тамани не спускал глаз с Клеа, всерьез опасаясь, что она выпьет виридевиталис, как только он отвернется. Однако Клеа, судя по всему, была намерена ждать.
Свита вела себя еще более кротко, чем их госпожа. Глаза телохранителей были пусты, а сами они безвольно обвисли в путах. Странные феи давно не давали Тамани покоя.
Взглянув на Клеа, он сухо спросил:
— Что с ними?
— С ними все хорошо. Они безупречны.
— Они не живые, — догадался Тамани. — Пустые оболочки.
— Как я и говорила, безупречные.
— Это твоя работа?
— Генетика, Тамани. Увлекательная наука. — Клеа отвернулась, давая понять, что разговор окончен.
— Неважно, когда Лорел вернется, — тихо сказал Дэвид. Оставив Джеймисона, он подошел к Тамани и указывал на землю, куда упал нож Клеа; от яда, оставшегося на лезвии, трава почернела, и по земле расползалась зловещая паутина. — Если мы не остановим это, не уверен, что пузырька Клеа хватит.
— Я не знаю, что делать. — Тамани опустил глаза.
Он сдерживал порыв вскочить на ноги и помчаться за Лорел. Ведь она не собирается выполнять ее условие?
Конечно же, нет. Она поступит правильно.
Если это вообще возможно.
Отойдя на несколько футов, Дэвид вогнал Эскалибур в землю по самую рукоятку и потащил вдоль, словно плуг.
— Что ты делаешь? — удивился Тамани.
— Копаю ров.
— Ров? — растерянно переспросил Тамани.
— Распространение яда не прекратится, — Дэвид продолжал копать, — но по крайней мере через корни он будет ползти медленнее. Какая-никакая отсрочка.
Тамани позволил себе слабо улыбнуться:
— Блестящая идея.
— Тэм? — тихим осипшим голосом позвала Юки.
Она с трудом поднялась, однако смогла пройти лишь несколько шагов. Тамани перекатился навстречу, подхватил ее и бережно положил на землю. Удивительно, сколько усилий потребовало даже такое простое движение.
«Да уж, яд нешуточный», — подумал Тамани. И ведь он получил неглубокую царапину. Рана Юки была гораздо опаснее — и, возможно, сама по себе угрожала жизни.
— Тэм, я очень сожалею. Обо всем. — По белоснежной щеке скатилась одинокая слезинка, блеснув в сумеречном свете. Юки всхлипнула и робко отвернулась, прерывисто дыша. — Я не понимаю, как она…
— Юки…
— Когда я увидела пожар в Академии, то подумала… Я так испугалась…
— Юки, прошу тебя. — Он не хотел заново переживать тот ужас.
2014-07-19 18:44
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • © sanaalar.ru
    Образовательные документы для студентов.