.RU
Карта сайта

КАРТЕР 2 ПРИРУЧЕНИЕ КОЛИБРИ ВЕСОМ В 7000 ФУНТОВ - Предупреждение

^


КАРТЕР 

ПРИРУЧЕНИЕ КОЛИБРИ ВЕСОМ В 7000 ФУНТОВ


Случись все это несколько месяцев назад, события развивались бы по-иному. Одно слово, произнесенное Сейди, могло вызвать приличный взрыв. А я бы облачился в магические боевые доспехи моего двойника и стал бы почти непобедимым.
Тогда мы были одним целым с древними богами; я — с Гором, а Сейди — с Изидой. Почему же решили отказаться? Потому что это опасное соседство. Очень даже опасное. Пока мы не научимся управлять своими способностями, «подселение» египетских богов может запросто свести нас с ума, а то и в буквальном смысле сжечь.
Сейчас мы могли рассчитывать лишь на собственные скромные магические способности. Не густо, когда речь идет о выживании. Своими легкомысленными действиями Сейди пробудила древнее чудовище, и теперь оно жаждало расправиться с нами.
Грифон был здоровенным, раза в два крупнее обычного льва. Белесая известняковая пыль покрывала его красновато-золотистый мех. Хвост был усеян перьями, больше похожими на шипы. Мне вспомнилось, что перья грифонов по остроте не уступают лезвиям кинжалов. Мы и ахнуть не успели, как пробудившийся монстр рассеял в пыль фриз, с которого сошел. Крылья грифона двигались с поразительной быстротой. Казалось, спина монстра подернута дымкой. Я ошибся, сравнив его крылья с крыльями бабочки. Они больше походили на крылья гигантского злобного колибри.
Грифон вперил голодные глаза в Сейди. Ее рука и свиток были по-прежнему охвачены белым пламенем. Грифон воспринял это как вызов. Я слышал множество соколиных криков, да и сам пару раз так кричал, когда превращался в сокола. Но грифон разинул клюв и издал настолько жуткий крик, что в окнах задрожали стекла, а у меня волосы встали дыбом.
— Сейди, брось свиток! — крикнул я.
— Как? Он прилип к моей руке! И вообще я вся горю. Или со стороны не видно?
Теперь языки призрачного огня отражались во всех окнах зала. Пламенем были охвачены все экспонаты. Этот чертов свиток разворошил всю египетскую магию, какая имелась в зале. Грозная сила, да только не на нашей стороне. Уолт и Жас застыли как вкопанные. Я понимал ребят: они впервые видели настоящего, живого монстра.
Грифон сделал шаг в сторону моей сестры.
Я встал рядом с Сейди. Потом сделал один из немногих доступных мне магических трюков. Я сунул руку в Дуат[11] и вытащил свой меч — египетский хопеш[12] с серповидным зазубренным лезвием. Уолт и Жас, наверное, подумали, что я достал меч прямо из воздуха.
Вид у Сейди был, прямо скажем, дурацкий. Правую руку она подняла на манер статуи Свободы… с хорошей долей придури. Левой рукой моя взбалмошная сестрица умудрилась вытащить свое главное оружие — пятифутовый посох, испещренный иероглифами.
— Кто-нибудь знает, как сражаться с грифонами? — спросила Сейди.
— Не суйся под крылья и вообще избегай острых частей, — посоветовал я.
— Потрясающе ценный совет, — огрызнулась Сейди.
— Уолт, проверь окна, — попросил я нашего ученика. — Может, сумеешь открыть?
— Н-но они… под заклятиями.
— Ничего удивительного. Заклятия — меньшее зло, чем грифон. Если мы попробуем выйти через центральный зал, эта тварь нас сожрет.
— Хорошо. Сейчас проверю.
— Жас, помоги Уолту.
— Там странные знаки на стекле, — пробормотала Жас. — Я их уже где-то видела.
— Потом будешь вспоминать! — не выдержал я.
Грифон ринулся в атаку. Его крылья дребезжали, как ленточные пилы. Сейди швырнула в него посохом. Посох в воздухе обернулся тигром. Тигр рухнул на грифона, вонзив ему в шкуру длинные острые когти.
Думаете, это подействовало на грифона? Ничуть. Он стряхнул тигра, затем с умопомрачительной быстротой щелкнул клювом. (У нас от такого щелчка зазвенело в ушах.) Был тигр, и не стало тигра.
— Мой любимый посох! — едва не заревела Сейди.
Теперь взгляд грифона остановился на мне.
Я крепче сжал меч. Лезвие ожило и засветилось. Жаль, сейчас у меня в голове не звучал голос Гора. Когда твой личный бог войны буравит тебе мозги своими советами, легче совершать разные храбрые глупости.
— Уолт, что с окнами? — спросил я, не сводя глаз с грифона.
— Пробую открыть.
— Погоди! — послышался испуганный голос Жас. — Это же символы Сехмет. Уолт, не трогай окно!
А дальше много чего случилось, причем одновременно. Уолт все-таки открыл окно. На парня тут же обрушилась волна белого пламени, сбила с ног и повалила на пол.
Жас бросилась к Уолту. Грифон сразу потерял интерес ко мне. Как любой настоящий хищник, он сосредоточился на бегущей добыче и кинулся к Жас.
Я бросился следом. У грифона были все шансы закусить нашими учениками, но вместо этого он взмыл в воздух над головами Уолта и Жас и шумно ударился об оконную раму. Жас поспешно оттащила Уолта подальше. Грифон извивался, охваченный языками белого пламени.
Значит, белое пламя было ему враждебно, и он пытался атаковать огонь. Грифон поднялся еще выше, перекувырнулся, при этом сбил витрину, полную шабти. Хвостом он задел саркофаг, и тот разлетелся на мелкие кусочки.
Не знаю, что на меня нашло, но я вдруг рявкнул:
— А ну, прекрати!
Грифон застыл на месте, сердито вереща. Завеса белого огня отступила в угол зала. Огонь вел себя, словно армейский отряд, решивший перегруппироваться. Потом я заметил, что языки пламени становятся отдаленно похожими на человеческие фигуры. Один из этих пламенных человечков посмотрел прямо на меня, и я сразу же ощутил нескрываемую враждебность.
— Картер, отвлекай его внимание!
Сейди не заметила огненных людей. Она по-прежнему смотрела только на грифона. Сунув руку в карман, сестра достала моток бечевки.
— Мне бы только подойти к нему поближе.
— Сейди, не торопись.
Я пытался разобраться в происходящем. Уолт лежал на спине и дрожал, как в лихорадке. Его глаза сияли все тем же белым пламенем, будто огонь проник ему внутрь. Жас склонилась над ним, бормоча исцеляющее заклинание.
— РАААВ! — жалобно скулил грифон.
Кажется, он просил у меня разрешения продолжить битву с белым пламенем. Ему вовсе не нравилось повиноваться мне, однако какая-то сила заставляла его это делать.
А огненные фигуры делались все ярче и плотнее. У них появлялись руки и ноги. Я насчитал семь фигур.
Семь фигур… Жас что-то говорила о символах Сехмет. Теперь до меня дошло, какая сила на самом деле охраняла музей. Мне стало страшно. Освобождение грифона оказалось случайностью. Грифон был просто большой пугалкой.
Сейди швырнула в него мотком бечевки.
— Постой! — крикнул я сестре, но было слишком поздно.
Магическая бечевка разматывалась, превращаясь в толстую веревку, которая проворной змеей неслась к грифону.
Грифон раздраженно заверещал и бросился на огненных человечков. Они кинулись в разные стороны. И тут воцарился настоящий хаос.
Грифон носился по залу, похожий на взбесившийся вертолет. Звенели стекла разбиваемых витрин. Выли сирены сигнализации. Я во всю мощь своих легких орал на грифона, требуя остановиться, но он не реагировал на мои приказы.
Краешком глаза я увидел, как рухнула на пол Жас. Наверное, целительная магия отняла у нее все силы.
— Сейди! Помоги Жас! — крикнул я и погнался за грифоном.
Представляю, какой дурацкий вид у меня был. Мальчишка в нелепой черной одежде размахивает пылающим мечом, спотыкается об обломки экспонатов и выкрикивает приказы гигантскому колибри!
Только я подумал, что наше положение — хуже некуда, как в зал ввалились гости со свадебного торжества. Им, видите ли, стало любопытно, что тут за шум. Увидев почти полный разгром, они замерли с раскрытыми ртами. Правда, не все. Одна из подруг невесты истошно завопила.
А семь огненных фигур двигались прямо на гостей и сквозь гостей, отчего те моментально падали на усеянный осколками пол. Тем временем языки пламени понеслись к центральному залу. Грифон увязался за ними.
Сейди склонилась над Жас и Уолтом.
— Как они? — спросил я.
— Уолт приходит в себя. А у Жас что-то вроде… глубокого обморока.
— Надо выбираться отсюда. Идем со мной. Думаю, я справлюсь с грифоном.
— Картер, ты что, очумел? Ты видишь, в каком состоянии ребята? Они пострадали из-за нас. А мне никак не отлепиться от этого чертова свитка. Плевать я хотела на грифона. Окно открыто. Помоги вытащить Уолта и Жас наружу.
Сестра была права. Возможно, только так мы могли сохранить жизнь нашим ученикам. Но что делать с семеркой огненных фигур? Если дать им свободно разгуливать по музею, пострадают ни в чем не повинные люди.
Я бросился в центральный зал, на бегу бормоча древнеегипетскую фразу. Нет, не заклинание. Обыкновенное ругательство.
Центральный зал был охвачен паникой. Гости с воплями разбегались, опрокидывая столы. Один дядька в смокинге ухитрился влететь прямо в свадебный торт и теперь барахтался там. Вместе с ним барахталось прилипшее к его заду красное пластиковое сердце с именами жениха и невесты. Меня чуть не сшиб пробегавший музыкант, на ноге которого болтался и грохотал небольшой барабан.
Огненные фигуры стали еще плотнее. Сейчас они были похожи на «собаколюдей» с длинными руками и кривыми ногами. Они сверкали, как раскаленные газовые горелки. Преград для них не существовало. У меня на глазах один пронесся сквозь мраморную колонну, а другой — сквозь женщину в персиковом платье. Глаза женщины подернулись белесой пеленой, и она упала, кашляя и дрожа.
Я носился по залу, словно воздушный шарик. Никаких заклинаний, способных остановить огненных молодцев, я не знал. Если кто-нибудь из них столкнется со мной…
И вдруг откуда-то вынырнул грифон. Бечевка Сейди следовала за ним, безуспешно пытаясь его связать. Увидев перед собой огненную фигуру, грифон щелкнул клювом, проглотил ее и полетел дальше. Из ноздрей у него повалили клубы белого дыма. Это что же, он способен безболезненно пожирать «собаколюдей»?
— Эй! — крикнул я и тут же понял свою ошибку.
Ну почему мы с Сейди сначала делаем, а потом думаем? Грифон повернул ко мне. Его полет замедлился, и бечевка тут же обвила ему задние ноги.
— СКВОООООК! — проверещал грифон и шмякнулся на стол, уставленный тарелками с сэндвичами.
Бечевка превратилась в веревку и теперь кольцами опутывала грифону туловище. Крылья отчаянно молотили по воздуху и по столу, сметая сэндвичи, тарелки и все остальное. Ни дать ни взять — вышедшая из-под контроля установка для колки дров!
Гости, еще остававшиеся на ногах, бежали к лифтам и лестнице. Кто-то лежал без сознания, а кого-то трясло, как в припадке. Их глаза сверкали белым огнем. Некоторые находились в полном сознании, но не могли выбраться из-под обломков. Люди звали на помощь. Их крики тонули в реве сигнализации. А шесть огненных фигур продолжали бесчинствовать.
Я подбежал к грифону. Тот катался по полу, тщетно пытаясь перекусить магическую веревку.
— Успокойся, дуралей! — крикнул я ему. — Сейчас помогу.
— ФРИИИИК! — ответил грифон.
Его хвост просвистел у меня над головой и только чудом не оторвал ее от моего туловища.
Я глотнул воздуха. Уж если и считать себя магом, то я скорее — боевой маг. Все эти заклинания с иероглифами мне никогда не удавались, однако сейчас у меня не было иного выхода. Я направил острие меча на грифона и произнес:
— Ха-теп.[13]
Над острием меча вспыхнули зеленые иероглифы, означавшие «пребывай в покое».

Грифона перестало колбасить. «Молотилки» его крыльев сбросили скорость. Хаоса в зале это не уменьшило, да и перепуганные гости продолжали вопить. Я же, приказав себе быть максимально спокойным, подошел к грифону.
— Что, узнал меня? — спросил я. — Чувствую, узнал.
Я протянул руку, и над моей ладонью вспыхнул другой иероглиф — тот, что я могу вызвать в любое время дня и ночи. Глаз Гора.

— Ты священное животное Гора? — продолжал я свой допрос. — Можешь не отвечать, я и так вижу. Поэтому ты будешь мне повиноваться.
Грифон косился на Глаз Гора и моргал, топорща перья на шее. Потом жалобно пискнул и стал елозить под веревкой, которая успела почти целиком опутать его тело.
— Понимаю. Моя сестра обожает делать глупости. Потерпи, сейчас я тебя развяжу.
— Картер! — послышалось у меня за спиной.
Я обернулся. Ко мне приближались сестра и нетвердо державшийся на ногах Уолт. Оба тащили бездыханную Жас. Сейди продолжала изображать статую Свободы, держа в руке пылающий свиток. Из глаз Уолта исчезло белое сияние. А вот с Жас дела были плохи. Она напоминала куклу-марионетку, у которой вдруг оборвали все нити.
Уж не знаю, как Сейди с Уолтом удалось не столкнуться с огненными фигурами и с обезумевшими гостями.
— Неужели ты его укротил? — спросил Уолт, недоверчиво поглядывая на грифона.
— Грифоны всегда служили Гору, — ответил я. — Во время битвы они везли его колесницу. Наверное, этот меня узнал.
Грифон тут же заверещал от нетерпения и выместил свое недовольство на ближайшей колонне, ударив по ней хвостом.
— Укротил, но не до конца, — ехидно заметила Сейди.
Она задрала голову и посмотрела вверх, где в сорока футах над нами высился стеклянный купол. Хуфу, казавшийся совсем игрушечным, отчаянно жестикулировал, пытаясь привлечь наше внимание.
— Нужно поскорее вытащить Жас отсюда, — сказала Сейди.
— Я в норме, — пробормотала Жас, открывая глаза.
— Нет не в норме, — возразил Уолт. — Картер, она сумела отогнать от меня огненного демона, а сама едва не погибла. Это демон, навлекающий болезни.
— Их называют бау, — подсказал я. — Злой дух. И еще этих семерых, то есть уже шестерых, зовут…
— Стрелами Сехмет, — докончила за меня Жас, подтвердив мои страхи. — Духи бедствий. Порождения богини. Но я могу их остановить.
— Ты сначала оклемайся, — посоветовала ей Сейди.
— Это верно. Сейди, смотай-ка свою веревочку. Грифон нам еще понадобится.
— У нас нет времени, — слабым голосом произнесла Жас.
Пока мы говорили, бау еще выросли и запылали ярче. Все больше гостей становились их жертвами.
— Если я не остановлю бау, эти люди погибнут, — сказала Жас. — Я могу направить силу Сехмет в нужное русло и заставить демонов вернуться в Дуат. Я этому специально училась.
Я понимал: дорога каждая минута. Но имели ли мы право рисковать здоровьем Жас? Она еще ни разу не применяла столь сильного заклинания. К тому же она потратила немало сил на исцеление Уолта. Однако из всех нас только Жас действительно могла справиться с огненными демонами. Вам может показаться странным, что целители изучают путь Сехмет. На самом деле ничего странного. Сехмет — богиня разрушения, эпидемий и голода. Поэтому целителям нужно уметь управлять этими силами, включая и бау.
И потом, даже если я и освобожу грифона, где гарантия, что он подчинится моей воле? А вдруг в его птичью голову взбредет слопать нас вчетвером? С нами меньше возни, чем с молодцами Сехмет.
Со стороны улицы завыли сирены полицейских машин. Времени у нас практически не оставалось.
— У нас нет выбора, — упрямо заявила Жас.
Она достала свой посох, а потом вдруг поцеловала Уолта в щеку (представляю, каково было моей сестрице это видеть!).
— Не волнуйся. Я быстро восстанавливаюсь.
Жас вынула из сумки восковую фигурку и сунула в левую руку Сейди.
— Скоро тебе это понадобится. Больше сейчас ничем не могу помочь. Но в нужное время ты сама поймешь, как надо действовать.
Такой ошеломленной я Сейди еще не видел.
Жас выбежала на середину зала и посохом нарисовала защитный круг. Затем полезла в сумку, вытащила статуэтку своей покровительницы Сехмет и высоко подняла в зажатой руке.
Нараспев она начала произносить слова заклинания. Вокруг нее возникло красное свечение. Из круга, будто ветви дерева, потянулись энергетические щупальца. Они вращались, сначала медленно, потом все быстрее. Щупальца достигли каждого из оставшихся шестерых бау и начали собирать их вместе, как разбредшихся овец. Щупальца хлестали по огненным фигурам, заставляя их лететь к середине зала. Демоны выли, пытаясь разрушить заклинание. Жас с трудом стояла на ногах, но продолжала повторять магические слова. Ее лицо покрылось каплями пота.
— Неужели нам никак ей не помочь? — сокрушался Уолт.
— РАВВВВ! — крикнул грифон, что, наверное, означало: «Про меня не забудьте!»
Судя по звуку сирен, полиция уже подъехала к музею. Так и есть. Снизу раздался чей-то голос, усиленный мегафоном. Голос требовал, чтобы гости немедленно покинули здание. Можно подумать, что кто-то жаждал продолжения торжества! Только полиции нам и не хватало. Если нас арестуют… я даже не представлял, как мы сумеем все это объяснить.
— Сейди, освободи грифона, — велел я сестре. — Уолт, у тебя лодочный амулет с собой?
— Амулет? Да. Но здесь нет воды.
— Вызывай лодку!
Я полез в карман и вынул свой моток магической бечевки. Потом произнес заклинание, и в руках у меня оказалась толстая прочная веревка длиной в двадцать футов. Сделав посередине петлю наподобие галстучного узла, я осторожно подошел к грифону.
— Сейчас я надену это тебе на шею, — сообщил я ему. — Не дергайся.
— ЭРРРГГА! — ответил грифон.
Вероятно, он пытался освоить современный английский.
Я подошел еще ближе, прикидывая, насколько быстро грифон при желании сумеет меня проглотить. Обошлось. Я все же умудрился накинуть на него ошейник.
А потом все пошло наперекосяк. Время замедлилось. Красные щупальца, созданные Жас, утратили скорость. Теперь они едва шевелились, словно вместо воздуха их окружал сироп. Крики и вой сирен превратились в отдаленный гул.
«У тебя ничего не получится», — прошипел кто-то у меня за спиной.
Возможно, эти слова я услышал внутри себя. Я обернулся и… почти в лоб столкнулся с бау.
Он висел в нескольких дюймах надо мной. Лицо его (если у бау есть лица) было размытым, как на плохой фотографии. Кажется, он улыбался. Честное слово, это лицо я уже где-то видел.
«Хаос слишком могуществен, мой мальчик, — продолжал бау. — А ты не настолько силен, чтобы управлять движением мира. Откажись от своей затеи!»
— Заткнись, — пробормотал я, но сердце мое заколотилось.
«Тебе никогда ее не найти, — язвительно произнес демон. — Она спит в особом месте, которое называется Красными Песками. Если ты не оставишь свою бессмысленную затею, она умрет».
Мне казалось, что по моей спине ползет тарантул. Демон говорил о Зие Рашид — настоящей Зие, которую я разыскивал с самого Рождества.
— Нет, — сквозь зубы процедил я. — Не откажусь. Все демоны — обманщики. И ты такой же.
«Тебе лучше знать, мальчик. Кстати, мы с тобой уже встречались».
— Заткнись! — повторил я и вызвал Глаз Гора.
Демон зашипел. Время снова потекло привычным образом. Красные щупальца заклинания Жас обвили бау и, равнодушные к его воплям, увлекли в вихрь.
Похоже, кроме меня, никто ничего не заметил.
Сейди пыталась обороняться. Стоило кому-то из бау приблизиться к ней, как она замахивалась огненным свитком. Уолт снял с шеи амулет, положил на пол и прошептал заклинание. Есть такие игрушки. Стоит их опустить в воду, и они сразу раздуваются. Примерно то же произошло с амулетом Уолта. Амулет превратился в настоящую египетскую тростниковую лодку, лежащую на остатках стола с закусками.
Дрожащими руками я привязал один конец грифонова поводка к носу лодки, а другой — к корме.
— Гляди, Картер! — крикнула мне Сейди.
Я успел обернуться и увидел ослепительную красную вспышку. Вихрь обрушился внутрь себя, втянув и шестерых бау. Красное свечение погасло. Жас рухнула на пол. Мгновением раньше ее посох и статуэтка Сехмет рассыпались в пыль.
Мы бросились к Жас. От ее одежды шел пар. Мне показалось, что девочка не дышит.
— Несем ее в лодку. Пора убираться отсюда.
Сверху донесся негромкий скрип. Это Хуфу открыл створку купола. Бабуин лихорадочно размахивал руками. У него над головой метались лучи прожекторов. Должно быть, кроме полицейских к музею стянули подразделения спецназа.
Лежавшие на полу гости начали приходить в сознание. Жас спасла их, но какой ценой? Мы перенесли ее в лодку и забрались сами.
— Держитесь крепче, — предупредил я Сейди и Уолта. — И Жас держите. У таких лодок плохо с равновесием. Если она накренится…
— Эй, вы! — послышался сзади сочный бас. — Улизнуть хотите? Стоять!
— Сейди, убери свою идиотскую веревку!
Сестра щелкнула пальцами, и веревка, стягивавшая грифона, исчезла.
— Поднимайся! — скомандовал я ему. — Вверх!
— ФРИИИИК! — радостно завопил грифон, расправляя крылья.
Мы взмыли в воздух. Лодку раскачивало из стороны в сторону, но мы поднимались. Грифон едва ощущал вес нашей четверки. Он взлетал так быстро, что Хуфу чуть не прыгнул мимо. Я помог бабуину забраться. Мы вцепились в тростниковые борта. Только бы лодка не опрокинулась!
— Агх! — пожаловался Хуфу.
— Да, — согласился я. — Легкой нашу прогулку не назовешь.
Главное — мы унесли ноги. Оглядываясь на дальнейшие события, могу сказать: по сравнению с ними случившееся в Бруклинском музее было детской забавой.
Как ни странно, грифон знал, куда надо лететь. Он победоносно завопил и взмыл в темноту холодного дождливого вечера. Чем ближе к дому, тем ярче пылал свиток, прилипший к руке Сейди. Я глянул вниз. Призрачным белым пламенем были охвачены все крыши бруклинских зданий.
Так что же мы похитили из музея? То, что нам действительно нужно? Или клубок дополнительных проблем? В любом случае мы слишком заигрались с судьбой. А она умеет резко и бесповоротно прекращать любые игры.
2014-07-19 18:44
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • © sanaalar.ru
    Образовательные документы для студентов.