.RU
Карта сайта

Книга основана на сериале «Сверхъестественное» - 12

ГЛАВА 24


Сэм с дедом сидели в припаркованном за поворотом фургоне.
– Мы их упустим, – сказал Сэм.
– Подожди, – жестко оборвал Сэмюэль.
Они молча сидели еще с минуту.
– Ладно, теперь езжай. Но держись позади.
– Не вчера родился, дедуля, – пробормотал Сэм и завел двигатель.
Лавируя в потоке пригородного транспорта, они увидели, что две «Эскалады» въехали на парковку торгового центра, преследуемые по пятам машиной Дина. Было часов девять вечера: автомобилей на стоянке осталось мало, последние покупатели, нагруженные сумками, выбирались из дверей. На оштукатуренной стороне магазина висел большой знак «Книги и новеллы». Можно было разглядеть внутри работников, выключающих свет и запирающих двери. «Эскалады» устроились на двух ближайших свободных местах.
Дин остановился на краю парковки, подальше от фонарей. Потянулся за фляжкой – «Джек Дэниэлс» легко прокатился по горлу и скрасил безумный день. Дин в толк взять не мог, зачем Конни и ее девочкам понадобилось завернуть в книжный в девять вечера, но едва ли за новыми «Сумерками»[1].
Сэм и Сэмюэль ждали в белом фургоне, стоящем далеко от торгового центра.
– Как думаешь, что они делают? – спросил Сэм.
– Без понятия, но не думаю, что покупают «Ad Hoc», – отозвался дед.
Сэм вздернул бровь.
– Новая книга Томаса Ке…[2]. Не бери в голову. Я просто поклонник.
– Ты фанат знаменитых шеф-поваров? – уточнил Сэм.
– А знаешь, как тяжело открыть и содержать ресторан? – горячо вступился Сэмюэль. – Он гений.
В магазине погасли последние огни. Из-за двустворчатой двери показалась смахивающая на мышку девушка с большим кольцом для ключей. Она вставила ключ в замочную скважину, подергала и принялась с нарастающим отчаянием крутить его то так, то эдак. В этот момент из задней дверцы «Эскалады» выскользнула фигура и направилась к ней. Дин приободрился, разглядев в незнакомке роскошную блондинку в сапогах и короткой джинсовой юбке.
– Помочь? – предложила она «мышке», которая начала явственно паниковать.
На парковке было тихо, как в могиле, и Дин, опустив стекло, слышал весь разговор.
– Нет, спасибо, – отозвалась та, не поднимая головы. – Дурацкие ключи. Начальнику пришлось сегодня рано уйти и…
И тут блондинка ударила ее локтем в лицо. Черты «мышки» исказились удивлением и болью, из уголка рта потекла струйка крови. Она попыталась вскинуть руку в слабой попытке защититься от следующего удара, но недостаточно быстро: блондинка стукнула ее в живот. Продавщица выронила ключи, сложилась пополам и зашаталась, потеряв равновесие. Ее мучительница мгновенно оказалась сзади, легко подхватывая обмякшее тело под мышки.
Из черных машин появились остальные девушки, все в темных толстовках, и сгрудились около двери. Дин насчитал их семеро, всех их он видела на ферме Конни. Одна подобрала ключи, распахнула дверь, и все они вошли в магазин, причем первая волочила потерявшую сознание продавщицу. Девушка с ключами умело вскрыла и обезвредила панель сигнализации.
А потом из машины вышла сама Конни и, шмыгнув через парковку, тоже исчезла в книжном.
Сидя в фургоне, Сэмюэль и Сэм снова ждали.
– Мы не можем войти, пока там Дин, – раздраженно сказал Сэмюэль.
– Ну, раз они ведьмы, давай возьмем их тепленькими. Либо мы, либо Дин.
– Наверняка они с девушкой что-нибудь сотворят.
– И как, интересно? – вслух поразмыслил Сэм. – Если они делают монстров, то должны использовать какую-то мощную энергию для заклинаний, правильно? Наверное, практикуют человеческие жертвоприношения. Единственный способ набраться достаточно сил, чтобы превращать людей в чудовищ.
Сэмюэль промолчал. Монстров-то на самом деле не было, просто приходилось поддерживать легенду, чтобы Сэм поверил, что они здесь не за тем, чтобы помешать Дину поднять Люцифера при помощи «Некрономикона». Возможно, ложь зашла слишком далеко. Сэмюэлю казалось, что, вернувшись в мир живых, он делал вещи, до которых никогда не опустился до смерти Мэри. Взять хотя бы сделку с демоном – самим Королем Ада, не меньше. И куда делись его моральные принципы?
Через огромные застекленные окна они наблюдали, как девушки добрались до центра зала и принялись передвигать целые книжные секции, не иначе как освобождали место.
– Давай, Дин. Сделай уже что-нибудь, – пробормотал Сэм.
Дин лихорадочно заряжал обрез обычными пулями: привидениями девушки не были, это уж наверняка. Значит, солью тут не обойдешься. Из бардачка он достал лыжную маску. Хорошо, что Лиза всегда собирает вещи с учетом всех вероятностей: даже в разгаре лета она брала с собой теплую одежду – а ну как метель. Дин натянул маску: Конни тоже была в магазине, и Дин не хотел, чтобы она его узнала: вдруг придется и дальше общаться. Надо было как-то подобраться к магазину. Так как весь фасад представлял собой сплошные окна, перво-наперво требовалось какое-то прикрытие. Из кармана сумки он вытащил четыре маленькие блока си-фор[3].
«Бобби, ты мой спаситель… »
У Бобби было невообразимое количество поставщиков, которые могли достать что угодно, включая сильно нелегальную взрывчатку.
Затолкав в блоки несколько проводков, Дин вышел из машины и выудил с заднего сиденья скейтборд Бена, а потом начал пробираться к стене торгового центра. На углу он положил скейт, лег на него животом и проскользнул под окнами – достаточно низко, чтобы не заметили из магазина. По пути Дин прикреплял взрывчатку к стеклу через каждые пять метров. Потом он подхватил сумку и обогнул здание: на другой стороне вдоль стены, довольно высоко, начиналась лестница. Вскарабкавшись на мусорный бак, Дин, неуверенно балансируя, сумел ухватиться за нижнюю перекладину, потом подтянуться, вскарабкаться наверх и осторожно пересечь крышу.
Девочки Конни явно что-то сооружали: снизу доносился внушительный грохот. Дин развинтил вентиляционную решетку и забрался внутрь. Из магазина слышались голоса, начитывающие на латыни. Карабкаясь по воздуховоду, Дин пытался подобраться как можно ближе к источнику звука. Прикинув, что находится сейчас приблизительно в центре магазина, он увидел свет, просачивающийся в большой вентиляционный люк. Приглядываясь между пластинками, Дин насчитал семерых девушек и Конни, окруживших работницу книжного.
– Умоляю, я все сделаю, – плакала она. – Я открою все кассы, я знаю код от сейфа… я встречалась с дневным менеджером.
Но девушки, не обращая внимания ни на мольбы, ни на слезы, продолжали говорить нараспев. В руках Конни держала маленькую, очень старую на вид книжицу.
«Некрономикон».
Дин замер. Неужели тот самый, что упоминался в дневнике Натаниэля?
Конни, вооружившись длинным серебряным ножом, ступила в круг и приблизилась к всхлипывающей пленнице.
– Сестры, наконец, пришло время, и мы можем воскресить его, – проговорила она холодно и ясно. – Он станет нашим лидером и нашим супругом. Возвысим же за него наши голоса, – и она перешла на латынь.
Дин вытащил из кармана куртки маленький пульт:
– Прости, Конни, но на этом придется прикрыть счет твоим жертвам, – и он нажал кнопку.
Ничего.
Он попытался еще раз – с тем же результатом.
«Слишком далеко по вентиляции, чтобы взрывчатка сработала. Много помех, – сообразил он. – Дерьмо».
Не переставая начитывать, Конни склонилась над девушкой. Дин продолжал лихорадочно жать на кнопку, но все было безуспешно. Остался только один выход. Дин неуклюже развернулся в узком лазе и всем весом ударил по вентиляционному люку. Голоса оборвались. Дин продолжал колотить ногой по люку.
– Ты не остановишь меня, Кэмпбелл! – громко проговорила Конни.
В этот самый момент Дин с грохотом выбил люк и наполовину свесился в торговый зал, придерживаясь одной рукой. Конни махнула рукой, и Дин с ужасом увидел, как голова продавщицы развернулась на сто восемьдесят градусов. Глаза ее расширились и сразу же остекленели. Одной рукой Конни схватила ее за цыплячью шейку, другой – полоснула лезвием по горлу. Кровь хлынула на пол, заливая линолеум и бежевый ковер. Девушки снова принялись бормотать на латинском.
Вытянув руку как можно дальше, Дин еще раз нажал на кнопку. Почти сразу же несколько взрывов грянули поочередно. Повсюду разлетелось битое стекло, книги попадали с полок, а разорванные журналы усыпали зал, словно конфетти. Бросив пульт и схватив обрез, Дин открыл огонь. Девушки укрылись за книжными шкафами, но Конни осталась на месте, продолжая начитывать заклинания. Пули просто рикошетили от нее: налицо сильная защитная магия. Тем временем линолеум под Дином начал морщиться, потом вздыбился, будто задышал внезапно. Большие его лоскуты приподнялись и оторвались. Обнажившаяся земля разошлась, и из-под нее полезли грязные руки, пробиваясь сквозь песок и камушки. Наконец, Конни замолчала и подняла голову. Еще один жест – и Дина выдернуло из вентиляционного лаза и впечатало в дальнюю стену.
– Прочь с дороги, червяк, – прошипела Конни.
Затем она опустилась на колени и осторожно вытащила из земли мумию – песок и грязь опадали с тела, суставы скрипели и трещали после многолетнего заключения. Девушки почтительно собрались вокруг.
«Должно быть, давно зарытая ведьма, – сообразил Дин. – Так вот что она задумала. Приносить в жертву девчонок и поднимать своих сильно мертвых подружек. Мило».
На улице взвыли сирены. Девушки ловко подхватили облепленное землей тело и быстро вынесли из магазина. Дин в тот же момент свалился прямо на секцию, посвященную материнству, подхватился с россыпи книг о грудном вскармливании и вывалился в один из опустевших оконных проемов.
«Ничего себе отвлекающий маневр получился… »
«Эскалад» и след простыл. Дин сел в автомобиль и выехал со стоянки прямо перед тем, как, перевалив через тротуар, к торговому центру подъехала длинная череда спецмашин.
Белый фургон тоже ехал прочь.
– Кажется, теперь мы знаем, чем они занимаются: воскрешают людей. Что-то на монстров не тянет, – рассудил Сэм, маневрируя в потоке транспорта.
– Я мог ошибиться, – сказал Сэмюэль.
– Или соврать, – зло отозвался Сэм.
Он вдруг надавил на аварийный тормоз и остановил машину на обочине оживленной трассы.
– Какого черта, Сэмюэль? Я тебе доверял! Мы здесь не потому, что ведьмы создают чудовищ. Так что либо ты вводишь меня в курс дела, либо я с радостью тебя здесь и выкину. Из тебя бы вышел неплохой фанат «Ред Cокс», потому что они постоянно продувают в последнее время, а ты тоже ведешь заведомо проигрышную игру. Что тут происходит?
Сэмюэль пожал плечами, признавая поражение:
– Дин пытается заполучить «Некрономикон».
– Зачем?
– Я так понимаю, хочет воскресить тебя. Вытащить из Ада.
– Ему не стоило подвергать себя такой опасности, – равнодушно сказал Сэм.
– Да ну?
– Нехорошо выйдет, если Дин попробует по ошибке поднять Люцифера. Но тут определенно работа. Ведьмы что-то замышляют: просто так старых знакомых не оживляют.
Сэмюэль покачал головой: про сделку с Кроули он рассказать не мог. Надо убедиться, что Дин не поднимет Люцифера. «Глупый мальчишка», – подумал он. Нельзя оставить Дина на Сэма и сорваться в гонку за ведьмами. Чтобы они не замыслили.
– Сэм, у меня есть дела. Нужно отлавливать альф, сам знаешь, – начал он. – И мне нужна твоя помощь.
– Прости, Сэмюэль, невинные люди гибнут. Это работа. Ты можешь возвращаться, а я останусь.
– Ладно, – кивнул Сэмюэль.
Сэм перегнулся через него и открыл пассажирскую дверь:
– Увидимся.
Сэмюэль недоверчиво вытаращился на него:
– Хочешь, чтобы я ушел?
Сэм дернул плечом:
– Я хочу ехать за Дином. А он на хвосте у старой ведьмы. Не хочу его упустить.
Сэмюэль вышел из фургона. Фары встречных машин выхватывали в темном воздухе легкую морось. А Сэм кивнул, захлопнул дверь и поехал следом за братом.
Дин прошмыгнул в номер за полночь. Лиза спала, но едва Дин сел, чтобы стянуть ботинки, зашевелилась.
– Чем пахнет?
– Порохом.
Лиза села и подозрительно уставилась на него:
– Зачем ты стрелял?
– Тренировался, – Дин лег рядом. – Ты все еще злишься?
– Да.
– Ладно. Может, утром поговорим?
Лиза развернулась к нему спиной. Дин промолчал: нынешней ночью с него было достаточно и этого.
Он закрыл было глаза, но, несмотря на усталость тела, сон не шел. Он хотел найти кого-то, кто бы помог воскресить брата, и он нашел. Просто все как-то обернулось по-другому. Он отыскал «Некрономикон» и отыскал сильную ведьму, способную эту книгу использовать. И все было бы идеально, если бы она не убивала девушек и не возвращала к жизни старых ведьм.
Дин снова открыл дневник Натаниэля.
↑ «Сумерки» - серия книг писательницы Стефани Майер, в которой рассказывается о любви обычной девушки Изабеллы Свон и вампира Эдварда Каллена.
↑ Томас Келлер - один из лучших поваров Америки и один из двух поваров в мире, два ресторана которого одновременно были удостоены высшей награды «Мишлен».
↑ Си-фор (С-4) - распространенная в США разновидность пластичных взрывчатых веществ военного назначения.

ГЛАВА 25


Пару недель спустя Салем неистовствовал. Титуба, слуга преподобного Парриса, призналась в ведьмовстве. Она указала, что четверо пришли к ней во сне и приказали «написать книгу», чтобы подтвердить свою приверженность Сатане. Судьи – четыре человека на этот раз – настояли на том, чтобы Титуба назвала имена людей, которые принудили ее заколдовать девочек. Было названо больше имен, и больше невинных людей предстало перед судом и получило обвинение. Стоило каждому такому человеку появиться в молитвенном доме, и девочки тут же начинали вопить и корчиться. Шли дни, и выкрутасы суда беспокоили Натаниэля все больше и больше. Городок охватывала истерия. Но пока Констанс и ее дочерей не привлекали к процессу, вопрос о настоящей ведьме оставался открытым. Устроившись в конце зала, Натаниэль хорошо видел Прюденс Льюис. День за днем она стояла ближе всего к обвиняемым, всегда на одном и том же месте, а остальные девочки выстроились рядком справа. Пристально наблюдая за ней много часов кряду, Натаниэль заметил, что каждый раз, когда девочки начинали биться в припадке, именно с Прюденс они брали пример: если Прюденс начинала вопить, они все начинали вопить. И это повторялось каждый раз, когда выявляли новую «ведьму».
Натаниэль поверить не мог, что все обвиняемые практикуют колдовство. Взять хотя бы Марту Кори – набожную женщину, которая посещала церковь по воскресеньям и четвергам. Она просто не могла быть ведьмой.
– Мальчики, я хочу, чтобы вы проследили за Прюденс Льюис, – приказал Натаниэль. – Мне нужно знать, куда она пойдет сегодня вечером, когда и с кем.
Калеб и Томас кивнули.
После полудня, когда зимний свет померк, и жители Салема тащились по домам по глубокому снегу, Калеб и Томас ждали Прюденс. Она вышла из молитвенного дома в сопровождении преподобного Парриса и Джона Хатхорна, и вместе они направились к дому Парриса. Мужчины вошли внутрь, но Прюденс осталась. Обождав немного, она вышла на дорогу и тщательно огляделась. Мальчики спрятались за изгородью и затаили дыхание. Удовлетворившись, по всей видимости, увиденным, она пошла по дороге, ведущей от городка, а потом резко свернула через поле. Калеб и Томас следовали за ней, держась на приличном расстоянии, едва видя ее фигуру в угасающем свете. Потом Прюденс вошла под тень деревьев.
– Она идет к дому Констанс Болл? – прошептал Калеб.
Он шагал след в след за братом, и твердый снег поскрипывал под его сапогами.
– Похоже на то, – отозвался Томас.– Сказать папе?
– Давай сначала посмотрим, что будет дальше.
Повернувшись, Томас внезапно остановился. Прюденс куда-то делась.
– Куда она пропала?
– Была прямо вот там, – произнес Калеб.
Они прищурились, разглядывая деревья метрах в пятнадцати-двадцати поодаль. Прюденс будто и вправду испарилась. Братья обменялись взглядами – такого они не ожидали – и снова двинулись вперед, стараясь как можно меньше шуметь. Томас вытащил из-за пазухи серебряный нож, Калеб вооружился деревянной дубинкой: огнестрельного оружия у них с собой не было.
– Ни звука, – пробормотал Томас.
– Я пытаюсь. Сам не шуми, – прошипел Калеб.
Они вошли в лес в том же самом месте, на котором в последний раз видели Прюденс. На снегу виднелись небольшие следы, но они никуда не уводили, а просто обрывались, как будто кто-то оторвал девушку от земли. Томас и Калеб уставились вверх: темные узловатые деревья стремились к небу, замерзшие ветви поскрипывали на ветру.
– Улетела она, что ли? – прошептал Калеб.
– Чшш! – перебил Томас, держа нож наготове. – Она наверняка где-то здесь.
– Том!.. – завопил Калеб.
Томас развернулся и обнаружил, что брат прижат к дереву на высоте полутора метров, а рядом стоит Прюденс Льюис. Невидимая сила поволокла мальчика вверх.
– Томас… не могу… дышать… – прохрипел он, в ужасе выкатив глаза.
– Отпусти моего брата! – приказал Томас.
– А не мальчики Кэмпбеллы ли это? Папочка наказал вам следить за мной? – прошипела Прюденс.
– Отпусти Калеба, и тогда, быть может, я тебя не убью! – угрожающе произнес Томас.
– Уволь, ты меня не убьешь. Я сильна настолько, что вам, глупые мальчишки, и не снилось, – отозвалась Прюденс. – Я могу сделать не только так… – она щелкнула пальцами, и у Калеба пошла кровь из ушей. – Но сейчас, кажется, я могу заставить весь Салем поверить в то, что я скажу!
– Это ты наслала порчу на девочек, – бросил Томас. – Все обвиняемые не ведьмы. Это ты!
– Может, да, а может, и нет.
– Зачем тебе понадобилось отправить всех этих невинных людей в темницу?
– Если я скажу, мне придется вас убить, – она улыбнулась. – Хотя убить я вас и так могу.
Томас бросился на нее с ножом.
Одним гигантским прыжком Прюденс оказалась на низко свисающей ветви метрах в пяти позади. Теперь Томас мог подбежать к брату. Он подпрыгнул и повис на ногах Калеба, но тот не шелохнулся и только все больше заливался синевой.
– Отпусти его или богом клянусь, я сожгу весь лес и тебя заодно!
– Хотела бы я на это посмотреть, – поддразнила она.
Выхватив несколько мешочков с травами, Томас рассыпал их вокруг и проговорил на латинском:
– Ego vocamus upon bonitas of life, ad concertamus tergus hic malum. Imus circa me conditi annulus of ardor. Imus circa me loco custodia…
На ладони его вспыхнул маленький огонек, и Томас бросил его в основание ствола. Пламя быстро распространилось кольцом вокруг дерева и обоих мальчиков.
Прюденс элегантно сошла с ветки, за пределами огненного кольца, и злорадно заметила:
– Вы, кажется, попались.
– Или ты, – еще несколько слов, и пламя с треском выросло до двух с половиной метров.
Том отдал еще один, последний приказ – и огонь взорвался. Прюденс закрыла лицо, а в следующее мгновение ее бросило на спину. Калеб упал на землю, Томас метнулся к нему. Огонь утих и спал так же быстро, как взъярился.
– Как ты это сделал? – изумилась Прюденс. – Ты не колдун!
– Нет, но мы сами не без сюрпризов, – Томас осторожно помог Калебу подняться, и обратился к Прюденс. – Я знаю, кто ты такая. И задуривание голов жителям Салема тебе так просто с рук не сойдет.
– Правда? И что же ты сделаешь, Томас Кэмпбелл? Отцу расскажешь? Судьям? Так я ими верчу, как хочу. Я уж постараюсь, чтобы они все о тебе узнали, – Прюденс развернулась на пятках, и ее и след простыл.
Томас закинул руку Калебу на плечо, и братья пошли домой через замерзшее поле.
– Ну, одно ясно наверняка.
– Что? – не понял Томас.
– Прюденс определенно не такая милая, как казалось раньше, – ухмыльнулся брат.
2014-07-19 18:44
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • © sanaalar.ru
    Образовательные документы для студентов.