.RU
Карта сайта

XI, Praha 1939, стр. 95-127 - Серия «материалы и исследования»

XI,

Praha

1939, стр. 95-127



i ПСРЛ II, с. 555-9, под 1173 г. О датировке этого похода, который следует отнести к 1169 г., см. у Грушевского, Очерки ист. Киевск. зем., с. 226-7 и его же Ист. Укр.-Руси, II, с. 210.

  1. ПСРЛ II, с. 548-550. Ср. Грушевский, Очерк ист. Киевск. зем., с. 227-9, его же Ист. Укр.-Руси, И, с. 197-8. Очень преувеличено утверждение В.П. в статье Половцы и Русь, что Глеб обосновался в Киеве „лишь при помощи Кончака с Половцами” (с. 599). Глеб был посажен в Киеве своим братом Андреем и, как мы видели, Глебу сразу же пришлось испытать нападение Половцев. В событиях же 1170 г. решающую роль сыграл, по-видимому, не Кончак, а подоспевшие подкрепления князя Давида Смоленского.

  2. ПСРЛ II, с. 562-3. Ср. Грушевский, Очерк ист. Киевск. з., с. 230; его же Ист. Укр.-Руси, II, с. 210.

230


Роль Половцев в войнах Асеней с Византийской и Латинской империями в 1186-1207 годах
(Докладвано в Историко-филологичния клонъ отъ проф. П. Мутафчиев на 9 юний 1938 год.)

Историки Византии, как и историки Болгарии, уже давно отметили и оценили ту роль, какую сыграли Половцы в восстании Асеней против Византии в 80-90-х гг. XII столетия. И в общих трудах и в специальных исследованиях по истории Византии и Болгарии подчеркивается, что половецкая помощь была существенным фактором в выигрыше Асенями борьбы за независимость и тем самым и в основании второго болгарского царства.
Однако, до сих пор остается без внимания вопрос: когда помогали Половцы Болгарам? Точнее: когда Половцы могли помогать Болгарам и когда не помогали и не могли помогать, и какова причина такого явления?
Еще за несколько десятилетий до начала болгарского восстания, к середине XII ст. Половцы окончательно освоили подунайские степи. До того они являлись сюда лишь наездами из северо-причерномор- ских степей, теперь же стали кочевать постоянно1. Таким образом, ко времени восстания Асеней, в соседних с Болгарией степях уже находился чрезвычайно удобный, подвижной контингент наемных войск, которым Асени и не преминули воспользоваться. Одно было неудобно в обычаях этих союзников: они не находились под боком постоянно, а лишь в строго определенные времена года.
Половцы, как настоящие кочевники, не жили на одном и том же месте круглый год; зимние месяцы они стремились проводить возможно южнее, у самых южных пределов своих степей, где климат зимою был мягче и где выпадало меньше снега, что позволяло легче тебеневать их стадам; на летние же месяцы и начало осени кочевники уходили возможно севернее, где не выгорала трава, — на границу леса и степи или в луговые предгорья. У Половцев было, таким образом, две области их местопребывания: места летних и места зимних кочеваний. И латинские и мусульманские писатели XIII в. отметили эту характерную особенность жизни кочевников — Половцев. Арабский историк Ибн-аль-Асир, описывая Половцев эпохи татарского нашествия, определенно говорит о двух различных областях пастбищ в земле Половцев: „это земля, обильная пастбищами зимою и летом; есть в ней места прохладные летом со множеством пастбищ и (есть в ней) места теплые зимою (также) со множеством пастбищ, то есть низменных мест на берегу моря”2. Плано Карпини, который видел

1 Подробнее об этом см. мою работу «Половцы», глава III: Пределы Поля Половецкого, Анналы Института имени Н.П. Кондакова, т. X, 1938, с. 155-

  1. (с. 57-62 отд. оттиска).

2 В. Тизенгаузен, СМИЗО, СПб. 1884, с. 26.

231


Татар в первые годы завоевания ими половецких степей и в тех же условиях кочевания, что и во времена Половцев, пишет: „все они (кочующие Татары) зимою спускаются к морю, а летом по берегу этих самых рек (речь идет о Днепре, Доне, Волге и Яике) поднимаются в горы” (очевидно Карпаты, Приволжские возвышенности, Общий Сырт и Урал). Ан-Нувейри, живший в конце XIII и нач. XIV в., описывая покорение Татарами Половцев, говорит о них: „это обитатели Шатров, которые не живут в домах и не селятся в строениях, но проводят лето в одной земле, а зиму в другой”4. Русские летописи подтверждают латинские и мусульманские свидетельства. На основании всех этих источников мы можем заключить, что Половцы, действительно, в зимние и первые весенние месяцы жили на юге, по низовьям Волги, по побережью Азовского и Черного морей, в Днепровском лимане, а на жаркие летние месяцы, из-за выгорания травы уходили в предгорья (упомянутых уже южных Карпат, Приволжской возвышенности; Общего Сырта и южных склонов Урала) или шли еще дальше на север, к границам леса и степи, что тогда почти совпадало с политической границей русских княжеств и болгарского (волжского) каганата. В середине осени кочевники начинали свое возвращение на юг.
Из этого уже a priori можно предположить, что нечто подобное происходило и в придунайской области, где кочевникам в летнее время кочевать было трудно из-за жары и выгорания травы. Поэтому на лето дунайские Половцы должны были откочевывать к южно-карпатским предгорьям. По-видимому, откочевывали они и еще севернее, к самым границам Киевской Руси. Во всяком случае, Киевская Русь знала о существовании придунайских Половцев. Под 1190 г. в русской летописи рассказывается, как Черные Клобуки — кочевники Турки, охранявшие южные подступы к Киевскому княжеству и расположенные по течению реки Роси, — жаловались русским князьям на Половцев, часто на них (Черных Клобуков) нападавших. Черные Клобуки в них подозревали Половцев подунайских5.
Эти сезонные перекочевки Половцев и играли существенную роль в войнах Болгар с Греками, а позже — с Латинскими рыцарями. Половцы могли быть серьезными помощниками Болгар лишь в те месяцы, когда климатические условия не препятствовали их пребыванию в придунайской области, то есть поздней осенью, зимою и весной; когда же приходило время откочевывать Половцам в более северные области или в предгорья, — ничто тогда уже не могло удержать их в войсках Болгар.
Участие Половцев в большинстве случаев было решающим фактором в войнах Болгар с Греками и Латинянами. Этому способствовали как специфическо-кочевническая военная тактика Половцев, так и их количество. Когда оседлые государства призывали себе на помощь

3 Плано Карпини, История Монголов, пер. А.И. Малеина, СПб. 1911, с. 48.

В. Тизенгаузен, цит. изд. с. 540.

5 ПСРЛ II, Ипатьевская летопись, СПб. 1908. стлб 670.

232


соседей-кочевников, последние, обычно, становились в количественном отношении преобладающим элементом в войсках оседлых государств. Очень наглядные примеры дают история Грузии и Руси. Грузинский царь Давид II Восстановитель (1089-1125) только благодаря принятию к себе на службу сорокатысячного отряда половецкой конницы мог с таким успехом вести войны с Турками, Персами и Армянами6. Еще более ярко то же явление выступает в Киевской Руси, где свои „Черные Клобуки” и приглашаемые из степей Половцы были преобладающим военным элементом, далеко превосходившим в численности „вой” самих Русских7.
Позволительно думать, что нечто подобное было и в Болгарии и что в войнах Асеней Половцы были также и преобладающим и решающим элементом. Но вся острота положения и будет заключаться в том, что эта половецкая помощь могла быть действенной лишь в „холодные сезоны”, то есть поздней осенью, зимою и весною.
Если мы будем учитывать это обстоятельство, то нам станет многое понятнее в истории болгаро-византийской борьбы 80-90-х гг. XII ст. и в истории войн болгар с рыцарями Латинской империи начала XIII ст.
Болгарское восстание началось, как известно, осенью 1185 года, но о Половцах, как о союзниках Болгар в это время мы еще ничего не слышим. Летом 1186 г. Асени оказываются разбитыми и бегут к Половцам поднимать их против Империи. Никита Хониат сообщает, что Петр Асень звал Половцев „вторгнуться в страну императора, иссечь мечем ромейские посевы, ограбить их домам и т.д. В.Н. Златарский, подробнее других останавливавшийся на этом пассаже Никиты, указал, что переговоры Асеней с Половцами велись, следовательно, до жатвы, то есть в июне или в июле9. Если верить в передаваемые Никитой Хониатом подробности разговора Асеней с Половцами, то выходило бы, что Асени звали Половцев тотчас же вторгнуться в Империю. Однако, мы все же не видим Половцев в Болгарии ранее октября10. Причина этому, очевидно, та, что в летние месяцы Половцы находились в своих летовищах, у южно-карпатских предгорий, и не пожелали уходить отсюда ради изнурительного летом похода на юг, за Дунай. Они явились на помощь Болгарам лишь тогда, когда им пришло время возвращаться с севера, к зимовищам у Дуная.

6 Histoire de la Georgie, tr. par M. Brosset, I partie, S. Pt. 1849, pp. 362-370.

7 О роли Черных Клобуков в истории древней Руси, Seminarium Konda- kovianum, т. I, Прага, 1927, с. 101, 105.

8 С. Sathas, Bibi. medii aevi, I, 1872, p. 78.

9 В.Н. Златарски, История на българската държава презъ средните веко- ве, т. II, София 1934, с. 453-5.

10 N. Choniates, ed. Bonn, p. 515; С. Sathas, p. 80-81; В.Н. Златарски, ц.с. с. 458, 460; Ф.И. Успенский, Византийский писатель Никита Акоминат из Хон, СПб. 1874, с. 186-7; его же, Образование второго болгарского царства, Зап. Имп. Новорос. Унив. т. 27, Одесса 1877, с. 259-261; В.Г. Васильевский, рецензия на Ф. Успенского, Образов, втор. болг. царства, в ЖМНП 1879, июль, с. 191.

233


Во всех последующих войнах Болгар с Греками мы встречаем Половцев, как союзников Болгар, лишь осенью, зимой или весною. После перемирия 1187-1189 гг. весною 1190 г. распространяется слух, что Половцы перешли Дунай, чтобы вторгнуться в византийские пределы; и император Исаак II Ангел, находившийся в это время с войсками в северной Болгарии, спешит уйти на юг, за Балканы11; весною 1191 г. император наталкивается на Половцев у Пловдива12; Евстафий Солун- ский, говоря об этой войне, прямо пишет, что с Половцами борьба велась весною ; весною 1199 г. совершают Болгары с Половцами, теперь уже под водительством страшного для Греков царя Калояна, одно из своих самых глубоких вторжений в Византию — под Константинополь, куда союзники подошли 23 апреля14; а осенью того же года или весною следующего (1200 г.) мы снова видим Половцев в Македонии15; в апреле 1201 г. Болгарами и Половцами разоряется Фракия16.
В 1204 году пал Константинополь. Болгарский царь не перестает водить Половцев за Балканы, только теперь уже не против византийцев, а против их латинских преемников. В конце зимы 1205 г. выступает Калоян в свой знаменитый поход сперва во Фракию, а потом к Адрианополю. Здесь, 14-тысячный отряд легкой конницы Половцев, благодаря применению своей особой, незнакомой латинским рыцарям, военной тактики — притворного отступления и распыления, — способствовал Болгарам уничтожить закованную в железо тяжелую рыцарскую кавалерию и взять в плен императора Балдуина. Это случилось 15 апреля1 . Geoffroi de Ville-Hardouin, описавший эту битву, приводит такую интересную для нас подробность: царь Калоян продолжал воевать до Пятидесятницы. Но когда настала Пятидесятница, а она приходилась в том году на 29 мая, болгарский царь не мог больше заставить своих Половцев оставаться с ним, „так как они больше не могли выносить войны по причине лета и вернулись в свои земли”, — сообщает Виллардуэн18. Очевидно, к

11 N. Choniates, р. 561. Ср. Успенский, Образов, втор, болгарского царства, с. 284; Васильевский, рец. на Успенского, с. 198; П. Мутафчиев, Владете- лите на Просеке, София 1913, с. 22, пр. 1.

N. Choniates, р. 569; Успенский, ц.с. с. 289, относил этот поход к осени, но Васильевский, ц.с. с. 201-2, считал, что это было весною; ср. Мутафчиев, ц.с. с. 22, пр. I.

  1. Tafel, Eustathii opuscula, p. 44.

N. Choniates, p. 663; Успенский, ц.с. с. 319; Васильевский, ц. рец., с. 207.

N. Choniates, р. 673; Васильевский, ц. рец., с. 208-9.

16 N. Choniates, р. 691; Васильевский, ц. рец., с. 208-9; ср. В. Макушев, Болгария в конце XII и в первой половине XIII в., Варшав. Унив. Известия 1872, № 3. В 1203 г. Калоян водил Болгар и Половцев против Сербов. Этот похо^был весною.

  1. Успенский, ц.с. с. 374; В.Н. Златарски, Гръцко-български съюзъ презъ 1204/5 година, Годишн. на Соф. Унив. VIII—IX, 1912-13, с. 15.

18 Geoffroi de Ville-Hardouin, Conquete de Constantinople, Paris, 1882, pp. 230-1, § 389.

234


этому времени уже выгорела трава и половцам нечем было кормить своих лошадей. Другой латинский историк, рыцарь Робер де Клари, в своей знаменитой характеристике Половцев, также отметил, что Половцы только зимою воюют Латинскую империю и поэтому он считал, что „именно зимою, когда стада (Половцев) лишены пастбищ, они имеют обычай выходить из своих палаток для разбойничьих набегов”19.
В следующем 1206 г. мы слышим о Половцах в войсках Калояна только в январе20 и в начале февраля21. И, наконец, в последний год жизни Калояна, в 1207 г., Половцы помогают болгарскому царю только в его весенней кампании против Латинской империи и наотрез отказываются продолжать войну летом. В начале марта 1207 г. большое количество Половцев пришло на помощь к Калояну и он выступил с ними в поход на Константинополь. Жоффруа де Виллардуэн дает понять, что Половцев у Калояна было чуть ли не больше его основного войска, состоявшего из Болгар и Валахов. Болгарский царь начал длительную осаду Адрианополя, а Половцев пустил грабить окрестные земли. Война затянулась до конца апреля. Адрианополь уже был близок к сдаче, как Половцы заявили Калояну, что дольше они не останутся с ним, но что они хотят возвратиться в свою землю. „Половцы таким образом отделились от Иоанна (Калояна) и когда он увидел это, то, — отмечает Виллардуэн, — не посмел оставаться без них (то есть Половцев) под Адрианополем”, но снял осаду и ушел. „Ведайте, — заключает марешаль Шампани, — что это считают за великое чудо, чтобы город был почти взят и чтобы он (т.е. Калоян) его оставил, он, который был человеком столь могущественным! Но таково желание Господне, чтобы так совершилось” .
Так тексты сами чрезвычайно выразительно указывают на зависимость участия Половцев в войнах Болгар от времени года и на то решающее значение, какое имели эти кочевники в войсках болгарских царей.
Нам остается рассмотреть еще одну сторону участия Половцев в войне Болгар за независимость.
Борьба, которая завязалась на дунайском пограничье в 80-90-х гг.

  1. ст. не осталась локальной, но втянула другие соседние области и, прежде всего, втянула ближайших сородичей дунайских Половцев — Половцев приднепровских.

Мы не знаем, было ли это результатом все той же „степной” политики Асеней — самих полуполовцев по происхождению, сумевших заманчивыми посулами привлечь к борьбе с Византией и далеких По

19 Robert de Clary, La Prise de Constantinople, у Ch. Hopf, Chroniques gre- co-romanes, Berlin, 1873, p. 52; ср. В.Г. Васильевский, Из истории Византии в

  1. в. Союз двух Империй, Труды, IV, Л. 1930. с. 28-9.

20 G. de Ville-Hardouin, pp. 240-3, §§ 404-7.

21 Ibid., pp. 244-7, §§411-12.

22 Ibid., pp. 274-5, §§ 459 и след., pp. 284-5, §§ 473-5.

235


ловцев приднепровских, или это было стихийное движение самих кочевников, прослышавших о возможности легкой поживы на Балканах, — так или иначе, но русская летопись сохранила нам ряд бесспорных доказательств участия кочевых соседей Киевского княжества в войнах на Балканах. И, замечательно, что и русская летопись говорит только об осенних и зимних походах Половцев к Дунаю. Половцы как раз в это время находились у своих зимовищ, ближе всего к месту военных действий. 1187 год: „Тое же зимы сдумав Святослав (великий князь киевский) с сватом с своим Рюриком посласта Черны Клобук на вежа за Днепр и Романа Нездиловича воеводою и взяша вежа за Днепром и возвратившася во свояси со славою и честьстью великою. Половци бо бяхут шли в Дунай и не бе их дома в вежах своих”23. 1192 год: „Тое же осени сдумаша лепшии муже в Черных Кло- буцех и почаша просити у Рюпика сына Ростислава на Половце, ехали
бо бяху Половци на Дунай...” 4.
В свете участия приднепровских Половцев в болгарских войнах с Византией будут понятнее и походы на Половцев Романа Мстиславича, князя волынского, а затем галицкого и киевского. Считается, что Роман в самом начале XIII в. дважды ходил на Половцев — в 1201/2 или 1202/3 и в 1203/4 гг. и оба раза зимою25. Но куда, в какие степи ходил Роман? Ни русская летопись, ни Никита Хониат не дают на этот счет никаких указаний и исследователи поэтому колеблются в выводах — ходил ли Роман к Дунаю или в южнорусские степи? Нам представляется возможным утверждать, что походы Романа были традиционными зимними походами в северное Причерноморье, какие совершали русские князья еще в начале XII ст. Роман выбирал именно то время, когда Половцы уходили к Дунаю и когда вежи их оставались незащищенными. Этим, вероятно, и объясняется та легкость, с которой он произвел столь большой разгром у Половцев. Характерно, что летописец ничего не рассказывает о том, что Роман разбил самих Половцев, тогда как, если бы это произошло, он не преминул бы это отметить; летописец, записывая один из походов Романа (под 1202 г.), говорит лишь о результатах похода: „Тое же зимы ходи Роман князь на Половци, и взя вежи Половечьскые, и приведе полона много и душь хрестьяньскых множество отполони от них; и бысть радость велика в земли Русьстей”26. Тоже самое, именно — о разорении земли, а не о победе над самыми Половцами, сообщает и Никита Хониат: „Роман... беспрепятственно вступив в их землю, разграбил и опустошил ее. Повторив это несколько раз, во славу и величие христианской

23 ПСРЛ II, ст. 659.

Там же, ст. 673-4. Восстанавливаю текст по Хлебниковскому и Погодинскому списку, так как в Ипатьевском слова „ехали бо бяху Половци на” пропущены. Их уже восстанавливал первый издатель Ипатьевской летописи (см. 1-е издание 1843 г., стр. 141).

М. Грушевский, История Украины-Руси, т. III, 1905, с. 9-10.

26 ПСРЛ I, Л. 1926-8, ст. 418.

236

чистой веры, он остановил набеги Куман...”27. Трудно было бы себе представить, чтобы Роман пошел в поход к Дунаю, где в это время Половцы, соединенные с Болгарами и Валахами, представляли слишком большую силу, и чтобы Роман мог напасть на них в таком отдалении от своих опорных пунктов.
Разгромив вежи приднепровских или приазовских Половцев, га- лицкий князь оказал тем, конечно, существенную услугу Византии, так как оттянул значительные силы Половцев от дунайской границы, отбив на время охоту у приднепровских Половцев помогать своим дунайским сородичам. Поэтому Роман и заслужил похвалу Никиты Хониата: „Он, — пишет Никита, — остановил набеги Куман и доставил Ромеям возможность отдохнуть от этого зла, явившись неожиданным помощником и непредвиденным союзником и опорою для единоверного народа”28.
Опубликовано:

Списание на Бьлгарскага Академия на науките, кн. LVIII, клонъ Историко-филологичния и философско-обществения 29, София 1939



27 N. Choniates, рр 691-2. Ср. Васильевский, ц. рец., с. 209-211.

28 N. Choniates, ibid.

237


Отпечатано в ППП «Типография «Наука» 121099, Москва, Шубинский пер., 6. Заказ № 843
2014-07-19 18:44
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • © sanaalar.ru
    Образовательные документы для студентов.