.RU
Карта сайта

9. Революционеры в действительности не бунтари / Мятеж. Революция. Религиозность.

Учитель, девять лет назад я с восторгом прочитал книгу А. Камю "Бунтующий человек". Автор приходит к выводу, что все попытки уничтожить несправедливость, совершая революции, обречены на провал. Он считает, что, пожалуй, единственный способ добиться справедливости - это жить по справедливости. Можно ли сказать, что бунт Камю - это другое название для того, что вы называете мятежом?


В книге Камю "Бунтующий человек" есть много великих прозрений, но все-таки он остается философом. Он проповедует, но сам не практикует. Вы говорите, что в книге "Бунтующий человек" он приходит к выводу, что все попытки уничтожить несправедливость, совершая революции, обречены на провал. Это великое прозрение.

Создается впечатление, что в самом механизме революции есть нечто изначально ошибочное, из-за чего все революции обречены на провал.

Начнем с того, что революционер формируется в старом обществе, против которого он бунтует. Его ценности, его идеи не сильно отличаются от старых ценностей и идей. Единственное различие состоит в том, что у власти стоят не те люди. Иначе все было бы хорошо. У власти должны стоять хорошие люди, а всех плохих людей надо устранить, тогда революция свершится во всех сферах общества.

Это фундаментальное заблуждение. Дело вовсе не в "хороших" и "плохих" людях. Все общество кондиционировано жить консервативно, а не революционно. Оно кондиционировано быть рабами, а не господами. Поэтому когда горстка бунтарей поднимает восстание против властей - изменяет структуру власти, заменяет старый истэблишмент новым (т. е. собой), то выясняется, что им приходится делать то же самое, чем занимались их предшественники. В противном случае возникнет великий хаос. Но когда они это понимают, становится слишком поздно. Поэтому мало-помалу они превращаются в таких же людей, которых сами изгнали. Более того, они еще хуже, поскольку сейчас они знают вкус власти и владеют приемами отрешения от власти тех, кто находился при ней прежде.

Вскоре приходит новое поколение, которое начинает поговаривать о революции, потому что никаких перемен не произошло. Но те, кто сейчас у власти, более бдительны и готовы подавить в зародыше любую возможность революции. Ведь они прекрасно знают, как сами расправились со старой системой власти. Они не намерены испытывать участь своих предшественников. Они запрещают свободу слова, которая служит основой для совершения любой революции; они уничтожают всех, кто не подчиняется установленной ими системе власти.

За шестьдесят лет существования советского коммунистического режима он показал, что царский режим, против которого он восставал, был куда лучше. По крайней мере, в царское время существовала возможность совершить революцию; при коммунистическом режиме это просто невозможно. Он подавит любую революцию в зародыше. Всей прессой владеет государство, радиовещанием и телевидением владеет государство. Фактически, прикрываясь идеями коммунизма, государство сосредоточило в своих руках всю частную собственность, которую отобрало у народа. Так что называть Советский Союз коммунистической страной неправильно. Это страна государственного капитализма.

В Америке живет много капиталистов, и их количество вселяет ощущение некоторой динамики и изменения - и даже возможности революции. В Советском Союзе есть только один коммунист, и этот коммунист - само государство. Вся власть, ресурсы, земля - все принадлежит государству. Человека полностью лишили права на владение частной собственностью. Все учебные заведения являются государственными. Ты читаешь только то, что позволяет тебе читать государство; ты слушаешь по радио и смотришь по телевизору лишь то, что хочет государство. Советская однопартийная система не допускает существования оппозиционной политической партии, потому что это не демократия, а диктатура пролетариата. В сущности, это лишь название: диктатура пролетариата. Прикрываясь именем пролетариата, истинные функции диктатора осуществляет коммунистическая партия. Это все та же небольшая группа людей, которые находятся у власти в течение шестидесяти лет. В их руках сосредоточена абсолютная власть.

Иосиф Сталин, учредивший коммунистическое правление в России, убил, по самым минимальным расчетам, более миллиона граждан своей страны, ради которых делалась революция. Из этого миллиона граждан подавляющее большинство были революционерами, ибо теперь революционеры представляли опасность для государства. Оставлять их в живых было неразумно, потому что они постоянно спрашивали: "Что случилось с революцией?" Изменились лишь люди, находившиеся у власти, а революции вроде и вовсе не было. Все оставалось по-старому. Вместо многих капиталистов появился один капиталист - государство. Оно стало невероятно могущественным. Но оппозиционной партии не было, такой вопрос даже не обсуждался.

Всем известно, - хотя концы пытались прятать в воду, а свидетелей уничтожали, - что после революции ее вождя Ленина, его правую руку Троцкого, Каменева, Зиновьева и других выдающихся революционных деятелей друг за другом убивали. Ленину ежедневно под видом лекарства давали небольшую дозу яда. В этом призналась его жена, рассказав, что Сталин пускал к Ленину только своего врача, который "ухаживал" за Лениным. В результате его "лечения" состояние пациента ухудшалось. Сталин не хотел, чтобы Ленин умер сразу, потому что ему нужно было имя Ленина. Воспользовавшись именем вождя революции, Сталин сначала хотел укрепиться во власти. Ведь он был всего лишь секретарем в партии; он не внес особого вклада в дело революции. Его имя не знал народ, он не обладал международной известностью.

Ленин был вождем революции, Троцкий был самой влиятельной фигурой в революции, даже Ленин не обладал такой харизмой. Сталин поддерживал жизнь Ленина, но тщательно следил за тем, чтобы Ленин оставался полуживым вождем. Пока Ленина постепенно травили, Сталин прибирал к своим рукам все больше власти. Когда в его руках сосредоточилась вся власть, Ленин стал не нужен, и его убрали. Ленин никогда не правил Россией. После революции он был постоянно болен, вернее, его постоянно держали больным. Затем добрались до Каменева, убили Зиновьева, а Троцкий, ставший министром обороны, бежал из страны в страхе, что после Ленина очередь дойдет и до него.

Вы не в состоянии представить бесчеловечность Сталина. В тот день, когда в дом Троцкого явились сталинские соколы, чтобы его убить, оказалось, что всего несколькими часами ранее Троцкий успел покинуть Советский Союз. Они нашли в его доме только собаку, и кажется почти невероятным, что Сталин приказал немедленно убить эту собаку... На такое способен лишь обезумевший от жажды власти человек. Он отправил профессиональных убийц найти и убить Троцкого. Он не мог позволить Троцкому оставаться в живых, где бы он ни жил.

А Троцкий сбежал в Мексику... далеко-далеко от Советского Союза... на другой конец планеты. Но его все же нашли и зверски убили: его долго били по голове ледорубом, пока череп не разлетелся вдребезги. Он писал биографию Иосифа Сталина, чтобы будущие поколения знали, что простой смены людей у власти недостаточно. Сталин оказался намного хуже царей. Троцкий написал огромный том, почти на тысячу страниц, и редкая биография, написанная врагом, бывает столь искренней, столь правдивой. Когда его ударили ледорубом в затылок, он как раз дописывал последнюю строчку в этой биографии. Хлынувшая кровь залила последние страницы этой рукописи. Эта рукопись до сих пор хранится в каком-то из музеев в Мехико... окровавленная рукопись.

И так друг за другом убивали всех людей, участвовавших в революции, потому что революционеры были опасны. Они по-прежнему болтали о революции, а Сталин понимал, что революция невозможна. Хорошо рассуждать о революции до того, как она свершилась, но теперь, когда вся полнота ответственности легла на твои плечи, тебе приходится забыть о революции. Ты должен прочно укреплять свою власть и власть своей партии, чтобы никто не смог их уничтожить.

Рассказывают одну историю... Когда Сталин умер и Хрущев стал главой государства, в одном из своих первых выступлений в Президиуме ЦК КПСС, высшем внутреннем органе партии, он сказал: "Я должен заявить, что Сталин был одним из величайших преступников. Он жил по принципу: или ты со мной, или ты мой враг. А враг должен умереть".

Кто-то с заднего ряда крикнул: "Вы были рядом с ним все эти сорок лет. Почему же вы молчали?"

Хрущев улыбнулся и сказал: "Прошу этого уважаемого товарища, который сейчас крикнул, встать, чтобы я увидел, кто задал этот вопрос". Никто не встал. "Вы все поняли?" - спросил Хрущев. - "Если кто-то не молчал, то на следующий день он умирал, и его слов не слышал ни один человек во вселенной. Я находился в таком же положении".

Так продолжается до сих пор. Все революции обречены на провал, а ведь то была самая великая революция в истории. Она стала крупномасштабным экспериментом, опиравшимся на глубокую философию. То же самое произошло с французской революцией, с китайской революцией. Сам механизм революции таков, что успех практически невозможен.

Если вы хотите сохранить свою власть, вы должны быть яростным разрушителем; вы должны уничтожать людей, сознание которых отравлено революционными идеями. Эти идеи прекрасны, когда они направляются против прежнего режима, но для нового режима, который находится у власти, они опасны.

А о своих обещаниях надо полностью забыть, потому что они оказались утопией. Например, после революции в России обещали упразднить браки, но потом коммунистическая партия поняла, что семья - это основная ячейка общества. Если не будет семьи, не удастся сохранить единство народа и общества, а ведь они хотели, чтобы их страна правила всем миром.

До революции они выступали против национализма. После революции советская земля стала святой для них. Теперь им хотелось, чтобы их власть распространилась на весь мир. Они превратились в империалистов и великодержавных шовинистов, перестали осуждать национализм, хотя продолжали говорить красивые слова и были весьма красноречивы. До революции они выучили этот красивый язык. Теперь они начали говорить об интернациональном коммунизме. Но интернациональный коммунизм должен был быть ни чем иным, как советским имперским государством.

До революции в Китае ее вождь Мао Цзэдун был страстным последователем Иосифа Сталина. Но как только он пришел к власти, между ними сразу разгорелся конфликт. Сталин хотел, чтобы Китай стал частью коммунистического блока. Это не оставляло Мао Цзэдуну возможности удовлетворить свои честолюбивые амбиции, поскольку в таком случае Китай становился чуть ли не республикой Советского Союза. Он отказался. Они стали врагами. Китай и Советский Союз - две коммунистические страны - стали такими антагонистами, что каждому было ясно, насколько утопична мысль о формировании международного правительства. Каждая страна будет пытаться удовлетворить свою жажду власти и установить мировое господство.

Камю был прав, когда говорил, что все попытки, уничтожить несправедливость путем революций, обречены на провал. И он был прав, когда говорил, что единственный способ добиться справедливости - жить по справедливости. Эта мысль созвучна моей идее о новом человеке, мятежнике. Каждый человек, который самостоятельно живет по-революционному, не имеет никакой власти над другими, потому что власть, безусловно, развращает. Но разница между нами в том, что Камю оставался философом. Сам он никогда не жил жизнью мятежника. Он жил жизнью весьма респектабельного человека, обласканного обществом, которое присудило ему Нобелевскую премию. Он был общепризнанным во всем мире мыслителем, романистом, творческим гением. Если бы он жил жизнью мятежника, то был бы распят на кресте. Можно ли представить, как Иисус Христос получает Нобелевскую премию? Его премией могло быть только распятие.

Один из моих саньясинов получил Нобелевскую премию за создание экономической теории, и сам состоит в Комитете по присуждению Нобелевских премий. Поскольку он был моим саньясином, всегда внимательно слушал, что я говорю, и читал, что я пишу, то во время беседы со шведским королем, который является главой этого комитета, он сказал: "Вы присуждаете Нобелевскую премию мне, а как же быть с моим учителем?" В ответ на это король сказал: "Не вздумай упомянуть его имя, иначе доверие к Нобелевскому комитету будет подорвано. А тебя выгонят с поста секретаря этого комитета".

Когда саньясин рассказал мне эту историю, и я узнал, что даже мое имя находится под запретом, я сказал: "Все совершенно правильно. Я не отношусь к числу тех людей, которые получают Нобелевскую премию. Я отношусь к числу тех, кого распинают на кресте. Если есть некий комитет, присуждающий право распятия, то мое имя фигурирует в его списках первым".

Все философы делают великие прозрения, но никогда их не практикуют. Так что это не исключительная особенность Камю. Пока эти красивые идеи живут только на бумаге, люди ими наслаждаются.


Отец и сын, оба великие философы и оба до умопомрачения ленивые, однажды сидели, откинувшись в своих креслах.

"Саймон, иди и посмотри, не идет ли дождь", - сказал отец.

"Па", - отозвался Саймон, - "Разве ты не можешь позвать собаку и посмотреть, мокрая ли она?"


Но ни один из них не готов выйти и увидеть своими глазами, идет ли дождь. Философские воззрения Камю очень близки моим, но он остается лишь философом. Я же не философ, а мятежник, и в этом вся разница - та самая разница, которая существует между Нобелевской премией и распятием.

"Мятежник", занятие 11,

6 июня 1987 г.




2014-07-19 18:44
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • © sanaalar.ru
    Образовательные документы для студентов.