.RU
Карта сайта

Глава 1. Ищите там, где потеряли / Подарок осознания

Доверие рождается из искренности

— Я хочу понять, почему все происходит так, а не иначе? Почему нет душевного покоя, почему нет мира с собой? Почему нет хорошего взаимопонимания с окружающими. Ведь было же время, когда все было хорошо.

— Решение любых проблем начинается с искренности. Сейчас у нас есть возможность вспомнить и почувствовать, что такое искренность. Не суть важно, насколько литературно вы говорите о своих мыслях и чувствах. Важно проговорить вслух то, что у вас внутри, и услышать то, что вы сказали. Услышать самого себя. Из искренности рождается доверие.

— Я, в общем-то, готова довериться вам. И если это нужно, я с удовольствием это сделаю.

— Вы говорите «довериться вам», но на самом деле таким способом вы учитесь доверять самой себе. Через меня вы доверяетесь себе. Учитесь доверять именно себе. Только тогда вы сможете доверять и другим людям. Скажем, вы встретились с человеком, которому, как вы считаете, можно довериться. Но мало ли что с этим человеком случится? Если канал доверия связан с данным конкретным человеком, то вы можете его потерять.

— Может быть, я неправильно выразилась. Я имела в виду доверие вашей методике, умению, опыту…

— В принципе, это одно и то же.

— Ну почему? Ведь иногда бывает так, что читаешь чью-то статью, книгу, и вдруг какая-то одна фраза переворачивает или открывает перед тобой какую-то истину. А тут возможность общения с человеком, который пишет эти книги.

— А как вы считаете, откуда рождаются такие книги? Извне или изнутри?

— Хотелось бы верить, что изнутри.

— Изнутри? А тогда почему же вы говорите «хотелось бы верить»? Получается, что вы не очень-то доверяете себе.

— Все эти сомнения от внутренней неуверенности.

— Мы сейчас с вами поговорили. Если вы посмотрите на этот разговор со стороны, что увидите в себе? Что нового вы узнали о себе?

— Ничего нового. Этот диагноз я поставила себе давно.

— А какой диагноз?

— Неуверенность в себе. Проблемы нерешенные. Желание разобраться.

— А как долго вы собираетесь жить с таким диагнозом?

— Нельзя долго жить с этим диагнозом.

— А кто снимет с вас этот диагноз? Ведь вы сами себе его поставили.

— И сама теперь пытаюсь его снять. Иначе меня здесь не было бы.

— Вот я и спрашиваю: «Когда вы его снимете?»

— Да я хотела вчера его снять.

— И что же вам помешало? Вы сами себе его поставили, а теперь удивляетесь, почему же он не снимается.

— Я всегда готова.

— Ой ли? Готовы ли вы? Обратите внимание на свои слова. Вы сказали «я хочу его снять». Следующая ваша фраза — «я готова его снять». Если это действительно так, то он должен уже исчезнуть. А так как вы говорите, что уже давно готовы, то и произойти это должно было давно.

— Я хочу сказать, что у меня уже какие-то подвижки в этом есть. Если бы я к вам пришла год назад, это был бы вообще дурдом.

— Еще один диагноз.

— Можно мне сказать? На прошлой встрече я увидел то, что здесь происходит, с необычного для меня ракурса. Например, я увидел человека, который пришел на встречу первый раз и говорит теми же словами, что и я на своей первой встрече. Он бурно протестовал и требовал от вас конкретных правил ведения семинара. Типа: красный — стоим, желтый — готовимся. И еще мы говорили о том, что человек — раб своих представлений. Он находится в тюрьме своего обусловленного ума. Ярким примером этого был другой пришедший сюда человек, который разрабатывает религиозную идею, философию и даже пишет книжку. Однозначно неглупый человек. Он напомнил мне странного профессора, который за реальной жизнью уже не следит. Он полностью углубился в свою наукообразную терминологию. Наблюдая за ним и другими пришедшими сюда людьми, я видел, что каждый говорит только о себе. Почему люди одиноки? Потому что каждый стремится обсуждать только самого себя, то есть свои представления и убеждения. А ведь эти убеждения и есть наша тюрьма, но ее не видно, потому что она изнутри прозрачна. Когда я вдруг это увидел, мне стало не по себе. Если не наблюдаешь за собой со стороны, то не видишь собственных убеждений. То есть то, чем ты ограничен, увидеть очень сложно. Каждый готов говорить только о себе. Только о том, что ему интересно.

— Могли бы вы сказать, как сейчас воспринимали то, что вы говорили, находящиеся здесь люди?

— Не знаю. Я не оценивал.

— Я имею в виду не оценку, а то, как вы это чувствовали.

— В какие-то моменты я чувствовал заинтересованность. В какие-то моменты я чувствовал, что они понимают, о чем я говорю.

— А с кем возник наиболее сильный контакт?

— Не могу сказать.

— Когда вы говорите, то ощущаете то, что происходит со всеми, кто здесь присутствует, или просто проговариваете свой текст? Осознаете ли вы то, что говорите и то, как это воспринимают другие, или нет? Когда вам сложнее всего осознавать самого себя? Когда вы говорите, читаете или слушаете, смотрите? Обычно разговор или, если можно так сказать, говорение является действием, которое большинство людей осуществляет неосознанно. Они говорят, не осознавая, что они говорят и как на это реагируют другие люди. Так что же вы осознавали, когда говорили то, что говорили?

— Возможно, что сам поток. При этом следишь за мыслями, пытаешься их лучше передать, возможно, какие-то другие факты перестаешь контролировать.

Два вида внимания

— Сейчас мы затрагиваем вопрос широты восприятия. Широты внимания. Обычно мы свое внимание очень сильно сужаем. Сужаем до пределов той фразы, которую говорим, до пределов одного человека, с которым общаемся и так далее. При этом мы исключаем всё остальное.

Что такое внимание? С детства большинство из нас было обучено не широкому вниманию, а узкому. Например, школьная учительница говорит: «Петя, не отвлекайся. Ты смотришь в окно, а должен смотреть на меня. Ты должен понимать то, что я тебе говорю». Внимание, которого она требует от учеников, является исключающим. Предполагается, что, если ученик смотрит на учителя, больше ни на что другое он не должен смотреть.

У каждого человека есть некоторый запас внимания или энергии, который он посвящает в течение дня каким-то делам, вещам, людям, ситуациям. Например, вы приходите домой и жена говорит: «Ты должен уделить внимание детям». Вы начинаете заниматься детьми вместо того, чтобы, как обычно, смотреть программу новостей. Это исключающее внимание.

Посмотрите, большинство людей чаще всего требует от других именно исключающего внимания. Что такое любовь в представлении большинства людей? Это определенный выбор. Ты обращаешь внимание именно на меня, при этом не должен обращать внимание на других. Не было ли у вас таких ситуаций, когда вы приходите куда-нибудь с мужем, женой? Не бывало ли у вас скандалов, ссор и конфликтов из-за того, что вас обвиняли в неправильном распределении внимания?

Так что же мы требуем от близкого человека, когда говорим: «Смотри сюда и не смотри туда»? Мы требуем от него исключающего внимания. То есть мы требуем внимания только к себе. Или к чему-то, что мы считаем важным со своей точки зрения, то есть к самому себе. Не является ли это изощренной формой насилия? Не является ли такое насилие очень распространенным в этом мире?

Изнасилование в криминальном смысле — очень тяжелое преступление, за которое дают большой срок. Я думаю, что немногие люди согласятся с тем, что изнасилование — это хорошо. Они скажут, что с этим надо бороться. А если мы посмотрим непредвзято на собственную жизнь? Не увидим ли мы, что на самом деле сами постоянно занимаемся насилием?

Причем насилием не только над самим собой, но и над всеми окружающими нас людьми. Мы требуем, говоря: «Ты должен, обязан…» Не являются ли подобные требования желанием получить исключительное внимание к себе или к чему-либо, что мы считаем важным именно для себя. Причем чаще всего нас даже не интересует, как относится к этому другой человек. Мы просто считаем, что это должно быть так, и требуем этого. Такое явление настолько распространено, что я бы назвал его «народным преступлением». Все так делают. Более того, никто не рассматривает это как преступление.

Но ведь то, что мы требуем от других, это фактически то же самое, что мы требуем от самих себя. Ведь мы и к себе подходим точно также. Мы выделяем в себе что-то одно и говорим, что именно это самое хорошее и ценное в нас. Мы называем это хорошей чертой характера, полезной привычкой. И внутри себя мы уделяем внимание именно этому. Например, вы считаете, что вы общительный человек, и развиваете общительность. Уделяете ей внимание. Но ведь, помимо нее, в вас есть много других особенностей, и в том числе тех, которые вы называете недостатками, пороками, отрицательными чертами. На них мы не хотим смотреть.

Представьте себе морской ночной пляж и береговой прожектор. Луч прожектора движется по берегу, освещая его небольшие участки, остальные остаются в темноте. Когда восходит солнце, оно освещает сразу весь пляж. Прожектор, в отличие от солнца, имеет узкий луч и поэтому, если он направляется на что-то одно, другое уже не видно. Не является ли наше внимание подобным такому прожектору, выхватывающему и освещающему лишь фрагменты нашего внешнего и внутреннего мира. При этом большая часть нас самих не видна, а значит, не понятна.

Тогда можно ли говорить, что мы видим себя в целостности? Но если мы не видим себя в целостности и поступаем соответственно нашему неведению или невидению, то каковы же наши действия и их последствия? Не являются ли они такими же фрагментарными и частичными? Тогда неудивительно, что наши поступки приводят совсем не к тому, чего на самом деле хочется.

«Где же та большая любовь, для которой я рождена?..»

— Мы хотим любви, гармоничных отношений, а получается нечто совсем другое. Почему же так происходит и что же делать? Этот вопрос возникает у многих. А спрос, как известно, рождает предложение. Люди задают вопросы: «А что мне делать, и как мне быть, а почему у меня нет гармонии, почему у меня нет большой любви, для которой я рождена?» Они обращаются с этими вопросами в редакции газет, к психологам, колдунам, экстрасенсам, священникам и так далее. И ждут совета, рекомендации: «Вот ты мне скажи, батюшка, психотерапевт, что мне делать, чтобы я была такая счастливая, какой я должна быть, чтобы у меня была такая же большая любовь, как у героини любимого сериала».

И чего же вы ждете? Вы ждете, что они конкретно скажут вам об этом. Многие из них будут поддерживать вас в этой иллюзии. В иллюзии того, что, не изменяя самого себя, вы можете получить нечто действительно отличное от того, что у вас уже есть. Делай вот так, и будет у тебя всё очень хорошо. Пункт первый, пункт второй, пункт третий. В такой ситуации надо делать так, в этой вот так. Многие хотят именно таких рекомендаций по поводу собственной жизни. Но это руководство для робота. Если вы видите жизнь как большой конвейер, а себя как роботов, его обслуживающих, то такие рекомендации для вас.

Вы считаете себя роботом? А жизнь, которой живете, конвейером, в котором все должно быть четко определено? Или же жизнь это нечто другое? Или жизнь подобна реке, которая всегда, в каждое мгновение меняется. Но если это так, как вы можете подходить к жизни, которая всегда изменяется, с неизменными, фиксированными убеждениями? Что вы хотите? Неизменных правил, которые работают всегда и везде. Так?

— А вот есть десять заповедей. Не убий… Правильно же.

— Ну и что?

— Не укради.

— Ну и что? Что вы хотите сказать? Вы думаете, что я скажу, что да?

— Но ведь — тоже набор правил.

— Да, тоже набор правил. Поэтому это и не работает и не может работать. Чтобы действительно понять, что имел в виду Иисус, нужно быть таким, как он.

— Согласен. Я думал об этом.

— Здесь каждый может говорить то, что он считает нужным, используя всё, им же сказанное, для того, чтобы увидеть свои собственные ограничивающие убеждения и представления. Потому что всё, что мы говорим, в том числе и я, не имеет особой важности, если не используется для осознания самого себя. Увидеть то, что ты говоришь, — вот что самое главное.

То, что ты говоришь, есть результат того, что в тебе происходит. Но так как мы чаще всего не осознаём, что с нами происходит внутри, то начнем с того, что постараемся увидеть тот «продукт», который из нас вышел в форме слов или действий.

Вот чайник. Допустим, мы не знаем, что внутри него, но видим, что из него пар пошел. Тогда мы понимаем, что в нем была вода, и в результате кипения она превратилась в пар. Мы похожи на чайники, которые резонируют на определенные внешние воздействия, и в них начинает повышаться температура. Увеличение температуры приводит к усилению внутренних процессов — чувств, мыслей, ощущений и в какой-то момент из нас начинает «валить пар» в виде слов. Эти слова отражают то, что происходит внутри.

Если мы сможем конденсировать пары своих слов и посмотреть на то, что происходит во внутреннем мире, то это и будет самым главным нашим результатом. Сделать эту работу за другого человека невозможно. Я не могу осознавать за вас. Вы можете делать это только сами. Я создаю для вас наиболее благоприятные возможности.

Вы, наверное, обратили внимание на то, что на встречах, особенно на первых, появляются люди, которые выпускают словесный пар, совершенно не интересуясь, откуда и почему он выходит из них. На последней встрече один из вновь пришедших «сильно закипел», когда была затронута тема христианства. Было сказано, что христиане убивают мусульман, на это он сильно среагировал, и из него пошел словесный пар привычных убеждений. Насколько сильно, мы все видели.

Такое происходит с каждым. Важно увидеть это в себе. Но, если ваш ум зациклен на внешнем мире, то вы никогда не встречаетесь с самим собой, никогда не бываете дома.

— Мы говорили о правилах. Что, разве правил на самом деле нет?

«Хочу определенности!»

— Да, мы говорили, что обусловленный ум хочет четких правил. Хочет определенности. Сам ум, являясь неопределенностью, хочет иметь определенность. Если вы заглянете в свой ум, если ваш ум обратиться внутрь самого себя и будет осознавать то, что в нем происходит, то увидите там постоянную смену мыслей. Они приходят и уходят. Некоторые из них ум оценивает как нехорошие, страшные, недопустимые. Если приходит такая мысль, то возникает механическая реакция типа: «Разве это моя мысль, разве я могу об этом думать. О, какая ужасная мысль!» Какие-то мысли ваш ум привлекает, какие-то пытается отогнать. Ум многих людей представляет свалку старых мыслей.

Ум — это поток мыслей, которые он улавливает. Будучи непостоянным, изменяющимся потоком мыслей, ум хочет создать видимость собственного постоянства. И тогда он создает некий образ «я», то есть, нечто постоянное. Называя этот образ: самим собой; я; личностью. Так возникает иллюзия некоего постоянного, определенного и незыблемого «я». Ум создает иллюзию постоянного «я», которое отождествляет с самим с собой. Таким образом, ум подменяет себя неким «я», которое наделяется способностью манипулировать мыслями.

К примеру, вы говорите: «Я хочу принять правильное решение по поводу того или иного вопроса». У меня в связи с этим есть вопрос: что за «я» хочет этого? Вы говорите: «Я хочу быть более радостным, хочу урегулировать отношения с близкими, устранить конфликт». На все эти и другие вопросы я задам свой вопрос: «А кто это “я”»? Большинство людей не приемлют такой вопрос, они не понимают его: «Что это ты спрашиваешь. Я — это я. Что ты такое городишь?»

Тогда я продолжаю и говорю: «Вот смотри, ты сегодня утром говорил одно, вечером по тому же вопросу — противоположное. Только что ты хотел одного, теперь хочешь совсем другого. И все это в течение одного дня». Он говорит: «Ну да, и что?» Так вот это «я», которое ты считаешь самим собой, представляет собой нечто противоречивое, то есть, на самом деле, множество различных «я». В каждый момент времени ты находишься в каком-то одном из этих «я». При этом говоришь, делаешь и мыслишь. Потом это «я» сходит со сцены и появляется другое. И так все время.

Есть такая детская игра. Называется «Царь горы». Один забирается на горку, остальные пытаются стащить его вниз и залезть на вершину горки сами. В уме происходит то же самое. Главное увидеть это в самом себе. Это и есть основная задача наших встреч. Это и есть то, что я называю самоисследованием, самопознанием.

Как видите, самоисследование это практическая работа по осознанию своей множественности, а не просто слушание теорий. Ведь то, что я сейчас сказал, тоже есть некое представление, некая концепция, но все это надо увидеть в себе. Для того, чтобы увидеть, ум должен обернуться внутрь и начать смотреть на самого себя со стороны. А что он делает сейчас?

Представьте себе, что между бровями у вас расположен прожектор, который направляет ваш ум. Куда он его направляет? Обычно на внешний мир, а не внутрь самого себя. Он считает себя неким субъектом, а всё, на что смотрит, некими отдаленными от него объектами. А если вы перевернете луч, внимание на сто восемьдесят градусов, то есть внутрь ума и начнете осознавать то, что там происходит? Тогда вы не просто говорите что-то, а осознаёте то, что внутри вас при этом происходит. Вы не просто пожимаете кому-то руку, а осознаёте, что внутри вас при этом происходит. Вы не просто берете книгу, а осознаёте, что внутри вас при этом происходит.

— И что тогда произойдет?

— Когда вы будете это делать, тогда и узнаете. Смотрите, что хочет ваш ум. Он опять хочет послушать некий интересный психологический роман. Ведь то, что я говорю, можно рассматривать как некие байки, истории.

— Вчера днем, когда у меня вдруг появились неприятные эмоции, я просмотрел, осознал, как они возникли. Это было повторение старой ситуации. Ведь это дела давно минувших дней, и вдруг я оказался полностью вовлечен в то чувство, которое у меня тогда было. И я поймал цепочку ассоциаций, но не могу проконтролировать себя до конца.

— Контроль не нужен, потому что самонаблюдение — это не контроль. Здесь вы просто наблюдаете за всем тем, что происходит в уме. За всеми его частями. Если какая-то часть ума наблюдает за другой частью ума, то возникают оценки, то есть одна часть ума оценивает другую. Если вы наблюдаете за всеми частями ума, то такое наблюдение безоценочно.

— Я могу сказать, что сначала у меня возникла мысль, потом поток ассоциаций, затем какой-то образ, с ним возникло чувство. Это чувство захватило меня. Я понял, по какой цепочке я попадаю в ситуацию привязанности к определенным чувствам и ощущениям. Это я понял именно сейчас.

— А что значит «понял»?

— Увидел механизм. До этого мне никогда не удавалось понять.

— Понять — это узнать?

— Один человек сделал мне больно. У меня появилось соответствующее чувство к нему и к ситуации, в которой это происходило. Недавно я попал в похожую ситуацию, и у меня опять появилось то же чувство. Когда оно появляется, я с ним отождествляюсь, оно меня захватывает. Я теряю себя в нем. Сейчас я проследил и увидел механизм и источник возникновения такого отождествления.

— Самонаблюдение, осознание механизмов ума — это не анализ. Еще раз напоминаю вам об этом. То, что вы осознали о себе, вы никогда не забудете. Поэтому не волнуйтесь. Знание, ставшее вашим осознанием, никто у вас не сможет отнять. То, что я делаю, не является простой передачей знаний, как это обычно происходит, например, в средних и высших учебных заведениях. Сообщается какая-то сумма знаний и от учащихся требуется, чтобы они их запомнили, а потом на экзаменах пересказали. Так вот, видение и его результат — понимание не есть просто знание, которое можно накапливать. Это нечто мгновенно происходящее, как темная комната, которая вдруг озаряется светом молнии.

Озарение это то, что у вас никто не отнимет

— Мне кажется, у Андрея сейчас действительно было озарение.

— А почему вы так считаете?

— Потому что он говорил теми же словами и с теми же чувствами, которыми говорите сейчас вы.

— Если вы это знаете, и я это знаю и с ним это действительно произошло, то есть он это тоже знает, то кому и зачем вы сейчас говорите?

— Всем, кто этого еще не знает.

— Но ведь они узнают только тогда, когда сами переживут такое.

— Андрей мог не заметить то, что с ним произошло.

— Можно ли не заметить озарение? Молнию, которая пронзает тебя и изменяет твое видение? Разве можно ее не заметить?

— Ну, вот у Володи было озарение, когда он осознал…

— У меня не было никаких молний.

— Смотрите, вы опять говорите о ком-то, рассказывая ему, что с ним происходило.

— Потому что он это сказал.

— Я ничего не говорил.

— На самом деле он этого не говорил. А если даже это произошло с ним, то произошло и ни в чьих комментариях не нуждается. Если же это не произошло, то никакие рассказы об этом ничего не изменят. Предположим, я вам буду говорить о том, что вы сейчас стали ангелом. Я буду говорить, говорить и говорить об этом. Ну и что? Что это изменит? Да ничего не изменит. Вы не станете от этого ангелом.

— Но ведь существует гипноз. Человеку можно внушить все, что угодно. И он будет это делать.

— Да. Существуют различные методы внушения и самовнушения. Например, вы говорите кому-то: «Ты знаешь, с тобой произошло вот это. А сейчас ты чувствуешь вот такое. А теперь ты будешь делать вот так». Если человека ввести в определенное состояние сознания и делать подобные внушения, он начнет их выполнять. Это и есть гипноз. Человека вводят в состояние ума, в котором он восприимчив к внушениям, идущим извне, дают команду и он ее выполняет. Ничего особенного в этом нет. С точки зрения осознания это ничего не дает. Более того, это насилие.

На самом деле, подобное насилие постоянно происходит в жизни подавляющего большинства людей. Гипноз, внушение, самовнушение — это введение в ум определенных программ. Есть некие способы и технологии, с помощью которых ум приводится в определенное состояние восприимчивости к прямым или косвенным внушениям. Но любые насильственные гипнотические внушения можно осуществлять только с теми, кто не осознает самих себя. Гипноз — это внешнее кодирование, а осознание — универсальный способ раскодирования.

— Мне кажется, Рустам имеет склонность использовать такие техники применительно к другим и к себе.

— И у меня возникает то же ощущение. Он постоянно говорит другим о том, что они чувствуют и думают. Когда я слушаю Рустама, я где-то на пятой, шестой фразе теряю мысль. Монотонность его голоса настолько высокая, что я просто начинаю засыпать. Меня раздражает его манера каждому объяснять, что он чувствует. Мне кажется, что с этим надо бороться. Но я ему благодарен. Я пытался ему что-то объяснить и вдруг поймал себя на собственном стереотипе. Вообще, когда он начинает говорить, меня всегда охватывает сначала неловкость, потом желание его прервать.

— Видите, в любой ситуации мы можем получить прибыль с точки зрения осознания самого себя. Именно поэтому, кто бы здесь что ни говорил, и что бы ни происходило, оно всегда очень важно для нас всех. Если конечно мы это правильно используем, то есть осознаём то, что сами чувствуем, думаем и делаем.

— Верно. Например, для меня очень характерна нетерпимость, которая в разных ситуациях проявляется в той или иной степени. С помощью Рустама я смог ее увидеть сейчас.

— А я настроена на вас, Александр Александрович, и мне интересно слушать именно вас.

— Значит, прожектор своего внимания вы направляете, в основном, на меня? Как только на сцену выхожу я, всё хорошо. А как ухожу, вам становится неинтересно? Да?

— Да. Меня раздражают посторонние разговоры не по делу.

— Здесь нет ничего постороннего. Посмотрите, как вас это характеризует. Свойство вашего внимания выбирать только то, что вы считаете важным, а всё остальное считать неинтересным. Мы сегодня как раз об этом и говорим. О том, что наше внимание исключающее, а не всё включающее. Здесь важно всё. То, что я говорю, столь же важно, как и то, что говорит любой присутствующий здесь человек.

— Конечно.

— Конечно? Но вы же только что говорили обратное. Ваше внимание было фрагментарным. Смотрите, вы сейчас получили очень важное знание о себе. Осознайте его, и оно станет вашим видением и пониманием. Вы получили это знание пока только на интеллектуальном уровне. При этом ваш обусловленный ум может его отторгнуть, забыть и продолжать действовать опять так, как действовал. Или он может взять его и превратить в видение. Тогда вы вдруг увидите то, что делали. Что значит увидеть? Значит, все станет по-другому, другим. Если вы увидите, что фрагментарно воспринимаете происходящее, действительно увидите, то начнете воспринимать целостно.

Не просто на словах вы говорите: «Да, я вижу фрагментарно». Когда вы действительно нечто увидели в себе, вы не можете остаться той же, какой были. Сам факт видения говорит о том, что вы стали другой. Почему вы вообще смогли увидеть это? Могли бы вы увидеть, будучи такой, какой были до этого? Не могли. Видение, которое становится пониманием, уже не является атрибутом только памяти и интеллекта. Оно становиться вашей сутью, и никто не может его забрать у вас. Вам не надо его записывать, запоминать. Оно стало вашим.

Вы можете зазубрить и постоянно повторять, например, десять заповедей, но от этого они не станут вам понятными. Существует огромная разница между знанием, которое можно запомнить и пересказывать, и видением, которое изменяет человека полностью, становясь его новым пониманием. То, о чём мы здесь говорили, вначале будет для вас интеллектуальным знанием. Это тоже очень важно. Позже оно трансформируется в осознание, видение и новое понимание. Наблюдайте за своим умом, за его реакцией на то, что здесь происходит. Возможно, ваш ум соглашается или, наоборот, отторгает, отрицает.

— У меня возникает сопротивление…

— А я наоборот согласна…

— Ваш ум настроен так, что он со всем соглашается. Например, болото втягивает в себя все, что в него попадает.

— Как это, болото?

— А почему ваш ум так возмутился такой аналогии? Что вы сейчас думаете: «Мой ум — не болото?»

— Что значит: туда попадает, как в болото?

— Болото, поглощает. Если я что-то бросаю, причем, все равно что, то оно засасывает и как будто ничего и не было.

— Получается, что терпимость — то же самое болото. Например, терпимость к окружающим. Когда говорил Рустам, он раздражал всех. У меня тоже появилось раздражение, но я себе сказала: «Стоп». Я внимательно слушала, старалась понять, интерес какой-то проявить. Это и есть болото?

— Вы хитрая.

— Спасибо за комплимент.

В чем уникальность вашей роли?

— Смотрите, как сейчас работает ваш ум. Я говорю: «Ваш ум как болото». Ваш ум сразу отторгает такой образ. А попробуйте его принять, почувствовать. Каждый из нас рождается в определенном теле. Люди разнообразны. Нет двух похожих людей. Каждый тело-ум уникален.

Тело-ум каждого резонирует как некий приемник на определенные вибрации. То, что мы здесь делаем, позволит лучше увидеть особенности своего тела-ума. Тело-ум создан для того, чтобы выполнить определенную роль, определенные действия в театре жизни данной физической реальности. Осознавая особенности своего тело-ума, нам будет значительно легче, радостнее выполнять свою роль.

— Но ведь свою роль надо еще осознать.

— Независимо от того, осознаём мы ее или нет, мы ее играем. Когда мы не осознаём ее, то всё происходит более драматично, суетливо, болезненно. Представьте себе, что актера, который играет роль Отелло, и по сценарию должен задушить Дездемону, вдруг посещает мысль: «Что же я делаю! Как же я могу такое сделать?» Но он всё равно должен сделать это. Но теперь он будет делать это, мучаясь. Или он понимает, что это роль в пьесе, написанной не им, и что ему досталась такая роль, и он должен ее сыграть.

Если вы читали «Бхагават-Гиту», то, наверно, помните один из первых разговоров Кришны с Арджуной. Арджуна воин и должен идти на битву со своими родственниками. Он вопрошает: «Как я могу это сделать? Я не могу убивать их». А Кришна отвечает: «Не переживай. Все уже произошло. Это уже всё случилось. Ты просто должен выполнить то, что произошло».

В высших уровнях сознания прошлое, настоящее, будущее едино. Именно там находятся сценаристы, главные режиссеры и их помощники. Увидеть их физическим зрением невозможно. Боги-творцы, имеющие несоизмеримый с обычным человеком уровень сознания, проявляют себя в физическом мире через созданные ими сценарии.

Кстати, сущность каждого из нас является таким Богом-творцом. Это можно сравнить с кино, которое показывают на экране планет, звездных систем, галактик… Великий Творец и Его помощники являются теми, кто создает подобные фильмы, и теми, кто их показывает, и самим экраном, на котором они демонстрируются.

А кто же мы, люди, играющие роли в этих сценариях? Можно сказать, что мы «единицы сознания», вошедшие в форму человеческого тела и потерявшие память о самих себе. Забывая себя, мы отождествились с теми ролями, которые играем в сценариях нашей физической жизни и поэтому стали подобны изображениям и проекциям на экране кинотеатра. Но ведь это просто изображения. Они существуют до тех пор, пока луч проектора проецирует их на экран.

— Значит то, что происходит в физическом мире, начинается в тонких мирах?

— Да. В физическом мире реализуется определенный потенциал. Возьмем, например, семя. При благоприятных условиях оно будет прорастать, и если это семя дуба, то из него вырастет дуб, если это семя березы, то это будет береза. Но из семени дуба не вырастет береза. Из яйца курицы не может вылупиться бегемот.

В самом семени уже заложен потенциал того, что должно быть реализовано. Оно, попав в почву, начинает прорастать, то есть, становится определенным деревом. Поэтому можно сказать, что семя уже содержит в себе свое и прошлое, и настоящее, и будущее.

— То, что вы говорите, это некая система представлений. Одна из многих. Но существует и другая точка зрения. А можно ли передать то, что вы хотите сказать, без слов?

— А вы можете воспринимать в тишине? Готовы ли вы к тому, чтобы услышать тишину? Давайте попробуем… Я могу и не говорить. Давайте посидим в тишине.

— Не надо.

— Почему люди так боятся тишины? Почему они избегают ее? Почему всё время бегут куда-то, где можно говорить, что-то делать, где их ум может все время чем-то заниматься? Потому что в тишине, в полной тишине ум остается сам с собой. А так как он не хочет оставаться сам с собой, то для него тишина убийственна. Самая лучшая атмосфера для осознания — полная тишина. Но может ли ум ваш находиться в полной тишине?

— Наш нет…

— Поэтому нужны слова и определенные представления на данном этапе. Действительно, существует очень много идей, и то, о чем мы сейчас говорим, одна из них, но если ваш ум полностью примет идею того, что мы все есть части Единого Сознания Великого Творца, то для вас очень многое изменится и станет ясным.

«Если весь мир тебе родственники, то где же конкретно твой?»

— Рассуждение об энергетической концепции мира ставит человека на очень опасную грань в отношениях с самим собой. Потому что тогда большое количество привычных представлений теряет смысл. Социум теряет смысл, такие понятия как нравственность и всё прочее, становятся относительными. Потому что энергия нейтральна и перетекает из всего во всё. Она является субстанцией. Если говорить, что вы — это я, а я — это все здесь присутствующие, то наше конкретное состояние не играет роли. Тогда рассыпаются все привязанности, связанные с семьей, с браком…

— Тогда будет происходить то, что и должно происходить на самом деле.

— Если весь мир тебе родственники, то где же конкретно твои? У тебя их просто нет. Понимаете? И так далее, и так далее, и так далее. Смерть чужого ребенка не больнее, ничуть не значительней, чем смерть твоего ребенка.

— А смерть своего ребенка разве не является собственной смертью? Разве переживая смерть своего ребенка, вы не переживаете собственную смерть? Разве это не является проекцией вашего отношения к собственной смерти?

— Ну, в этом смысле и смерть собаки, которая попала под колеса автомобиля, является твоей собственной смертью.

— Наверное, все же, не любой собаки, а той, которую ты любишь.

— В том-то и смысл, что любой. Смерть собственного ребенка, она не важнее смерти собаки. Смотрите, какие бы у вас ни были отношения к собственной смерти, к смерти близких или каких-либо других людей, этот факт произойдет. Рано или поздно он произойдет.

— Бывает же так, что поступки людей ускоряют какие-то события или всё безотносительно? Вы можете находиться в рамках представления о том, что поступки каких-то людей и вас, в частности, изменяют события. Вы можете иметь такое представление.

— Это стопроцентный бесконечный фатализм…

— Допустим, вы имеете представление о том, что ваши поступки оказывают значительное влияние на других людей и, самое главное, вы можете, управлять своими действиями, то есть только от вас зависит делать что-то или не делать. Если вы имеете такое представление, то, как следствие, вы будете иметь массу переживаний, связанных с выбором. Выбором вещей не очень важных и вещей очень важных.

Например, если заболел ваш ребенок, то, возможно, вы будете обвинять себя, что сделали что-то не так. А если он не достиг чего-то, что вы считаете нужным достичь, возможно, вы будете обвинять тоже самого себя? Разве не так живут люди в большинстве своем? Разве не в чувствах вины, боли, страдания, находится человек? А разве это, в свою очередь, не является следствием представлений его ума?

— Да. Мы несем ответственность за то, за это, за пятое, за десятое. Но, придя к тому, о чем вы говорите, человек откажется от ответственности.

— Ведь это тоже всего лишь ваше представление о том, что вы имеете ответственность. Отметим, что это очень распространенное представление. Представление, на котором строится практически всё общество, потому что общество не может существовать без представления об ответственности.

— Допустим, я отказался от представления об ответственности. Значит, я себя соответственно и вести буду.

— Подождите, вот вы говорите «я отказался». Сейчас вы просто на интеллектуальном уровне примеряете новую концепцию, о которой я говорю. Вы рассуждаете о том, что, дескать, если я ее сейчас возьму, надену и она станет моей, то тогда я ни на что не буду реагировать, мне будет всё равно. Но тогда всё привычное разрушиться. Как я буду общаться с женой, с детьми, с родителями? Ведь все привычные связи рушатся. Если мне станет всё равно, то они же это увидят. Как будут продолжаться наши отношения? Возникают такие вопросы.

Но посмотрите, ведь и эти вопросы есть результат ваших же интеллектуальных представлений. Ваши старые представления основывались на интеллектуальных представлениях, и то, что вы теперь считаете новым, также основывается на интеллектуальных представлениях.

— Я понимаю, что нет ни горя, ни счастья… Но как принять этот фатализм, то, что ничего от нас не зависит? У меня сейчас возникает очень странное такое состояние…

— Что именно вас приводит в такое состояние? Что сопротивляется смене старых представлений?

— Я даже не могу понять, что сопротивляется… Чувство опасности…

— Что в вас чувствует опасность?

— Я в принципе понимаю, что все это значит. Понимаю, что это можно сделать.

— Смотрите, тот кто, как вы говорите, понимает, тот и боится.

— Да, но я понимаю, что за этим последует. Это я тоже понимаю.

Что будет, если соляную куклу опустить в море?

— Вы это понимаете, но с точки зрения того, кем привыкли себя считать. На самом деле то, о чём мы сейчас говорим, ведет к размыванию вашей ложной личности. Когда соляную куклу опускают в море, что с ней происходит? Она тает. Море содержит соль, и соль возвращается к соли. Ничего в принципе для моря не изменилось. В нем была соль, в нем и есть соль. Но для куклы всё изменилось очень существенно.

Для куклы, как для формы, которую приняла данная соль в данный период времени. Но для самого моря ничего не изменилось. Была соль в форме куклы, а стала в форме малых кристаллов. А для куклы произошло грандиозное изменение, потому что она перестала существовать в форме куклы. Но это не значит, что она перестала существовать вообще. Это очень существенный момент.

Как вы думаете, что чувствует кокон, когда из него рождается бабочка? Он умирает. Была гусеница и она жила какой-то своей жизнью, у нее были свои заботы, но потом она превращается в нечто, что является просто стартовой площадкой для рождения чего-то другого. Старое умирает, а новое рождается. Понаблюдайте, как все эти интеллектуальные представления резонируют в вашем уме. А ум, как мы говорили, это штаб-квартира ложной личности. А ложная личность — набор определенных привычек, которые мы привыкли считать самим собой.

На самом деле, личность есть просто набор привычек и не более того. Если я, например, разберу автомобиль на части и разнесу их в разные стороны, то автомобиля не будет. Только что был автомобиль, а теперь его нет. А что изменилось? Да ничего! Просто то, что было вместе, стало отдельно, вот и всё. А то, что мы считаем самим собой, разве не является тем же самым условным автомобилем, который собран из того, сего, третьего, десятого? И все эти части можно разобрать. Что останется? Как вы считаете?

Как ваш ум реагирует на то, о чем я сейчас говорю? Сидеть на двух стульях на самом деле невозможно, но многие пытаются. Им хочется и ложную личность сохранить, и еще быть неким божественным существом.

— От чего так? От того, что человек живет в фальшивом обществе?

— Оттого, что он не хочет расставаться с тем заблуждением, которое привык считать самим собой. Но, не расставшись с ним, он никогда не узнает ничего другого. При этом он хочет тешить себя мыслью, что знает нечто другое. А на деле получается, что это просто очередная иллюзия, которая называется духовным ростом, но всё это лишь слова. Игра словами и образами. Вы вводите в свою личность еще одно представление о себе, как о неком божьем человеке, посланнике, ангеле, но в действительности, не чувствуете этого.

— Я множество книг прочитал и постоянно сталкивался с тем, что, разговаривая с человеком, не могу ему словами передать и части того, что меня волнует, хотя я всё понимаю.

— Кого это вас волнует?

— Ну, того, там внутри…

— Самым важным является увидеть в себе того, который хочет, вопрошает, ищет, требует, расстраивается, огорчается, получает удовольствие, испытывает страдание… Увидеть их. Только это имеет смысл. Всё остальное не имеет смысла. Всё остальное является просто способами. Многие люди не хотят смотреть на свой обусловленный ум. Они занимаются только разговорами. Посмотрите внутрь своего ума и увидите массу представлений, убеждений, верований. Большинство из них устарели. Но влияние их на человека весьма реально. Он воспринимает мир и самого себя, исходя из них. Его тело-ум находится в рамках концепции данных старых представлений. Он не задается вопросом: «Кто я?»

Но некоторые умы почему-то задаются этим вопросом и тогда они начинают искать. Но многие начинают искать вне себя и поэтому так и остаются вне себя, при этом называя себя духовными, ищущими, знающими… Какие-то умы оборачиваются на сто восемьдесят градусов и начинают искать внутри себя.

Ум, обратившийся внутрь самого себя, становится самоисследующим. Не самокопающимся, а самоисследующим. Рефлексия, самокопание — это не самоисследование. Это мучения ума, который ищет не там, где потерял. Он копается в навозе, который сам и порождает. Извиняюсь за аналогию: он покушал некачественную пищу, потом пукнул и теперь нюхает. Вообще ум должен быть подготовлен к тому, чтобы встретиться с самим собой.

Притчи

Потенциальный читатель: «Что вы можете сказать о своей новой книге?»

Автор: «Она удачно сбалансирована».

ПЧ: «Что это значит?»

А.: «Если бы ее сделать на чуть более высоком уровне, никто бы ничего не понял. А если на чуть более низком, мне было бы за нее стыдно».


Всё будет так, как ты захочешь


— Вы не могли бы сказать, сколько сейчас времени?

— С удовольствием. Сейчас ровно пять часов.

— Этого не может быть. Сейчас не должно быть больше трех.

— Ну что же. Пусть будет так, как вы хотите.


Я — Великий Человек


— Кто вы? — спросил судья Моллу Насреддина, когда тот выступал свидетелем в суде.

— Я — Великий Человек, — ответил Молла.

После суда один из его друзей спросил Насреддина:

— Почему ты так сказал о себе?

— Я, конечно, сожалею, но просто был вынужден сказать так, ведь ты сам знаешь, что я был под присягой.


Опоздал


Однажды из высших сфер на Землю летел ангел. Почти у самой Земли он встречает другого ангела, летящего с докладом наверх.

— Ты зачем на Землю? — спрашивает второй ангел первого.

— Собираюсь дать просветление одному духовному искателю.

— Ты опоздал. Его уже сделали главой духовной организации, в которую он не так давно вступил в качестве одного из ее членов.


Утки


К крестьянину, сидящему на берегу реки, подошел путешественник и спросил, можно ли перейти реку вброд. Тот ответил, что можно. Дойдя почти до половины реки и видя, что его голова вот-вот скроется под водой, путешественник был вынужден вернуться обратно на берег.

— Почему ты сказал, что здесь достаточно мелко, дурень? — закричал он.

— Знаешь, я что-то сам разобраться не могу, — ответил тот. — Уткам-то вода даже до половины не доходит.


Действие


Насреддин сидел в чайхане и очень пристально смотрел на двух человек, лежащих на обочине дороги возле кучи мусора.

— О чем вы задумались, Молла? — спросил его прохожий.

— Как же ленивы люди. Я, не отрывая взгляд, смотрю уже четыре часа на вон тех лежащих людей, а никто из них за это время даже пальцем о палец не ударил.


Чем тверже — тем реальнее


— Интересно, — сказал один, — почему ты всегда покупаешь леденцы? Ведь мягкие конфеты вкуснее?

— Я их покупаю потому, что мне нравится знать, что я ем что-то!


А где невеста?


Одни человек в очень пышном наряде шумно и с размахом праздновал что-то на улицах города. Его спросили, что он празднует.

— У меня медовый месяц — отвечает он.

— Но где же тогда ваша невеста?

— Она уже здесь была раньше и поэтому осталась дома.



2014-07-19 18:44
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • © sanaalar.ru
    Образовательные документы для студентов.