.RU
Карта сайта

Первые уроки / Штурмы Великой Отечественной. Городской бой, он трудный самый

С первых дней фашистской агрессии были выявлены немалые сложности ведения наступательного боя в городе. Советские войска несли большие потери. Так, при бое за одно из административных зданий в Смоленске 20 июля 1941 года безвозвратные потери 480-го стрелкового полка от огня пулеметов противника, установленных в каменных зданиях и подвалах, превысили 80 %.

Дело в том, что наступление стрелковых подразделений в городе значительно отличалось от наступления в обычных условиях. Это обусловливалось прежде всего ограниченными возможностями применения сил и средств, стесненностью обзора и обстрела, разобщенностью подразделений, сложностями управления, незначительными возможностями маневра. Огонь орудий и танков по противнику, находившемуся в каменных постройках, был малоэффективен. Существенным своеобразием характеризовалась и оборона противника. Многочисленные каменные здания с бронированными подвалами, заводские и фабричные корпуса облегчали ему создание устойчивой обороны. На улицах, площадях и в садах устраивались баррикады и завалы. Все кварталы готовились к круговой обороне. Соответствующим расположением огневых средств готовился фланкирующий и косоприцельный огонь, вдоль улиц и переулков. Дома минировались, подготавливались к взрыву с целью устройства завалов на перекрестках. Огневые позиции артиллерии обычно находились в подвалах больших зданий и полуподвальных помещениях. Минометы располагались на огневых позициях за высокими стенами домов. Боевые порядки противника характеризовались глубоким эшелонированием сил и средств.

Одной из первых успешных наступательных операций советских войск по освобождению оккупированных фашистами городов стала операция 24-й армии, в итоге которой ее соединения овладели Ельней — старинным русским городом (известен с 1150 года), расположенным на реке Десна, районным центром Смоленской области.

Из сводки Совинформбюро от 6 сентября 1941 года:

«На смоленском направлении бои за город Ельню закончились разгромом дивизии СС, 15, 137, 178, 292, 268-й пехотных дивизий противника…. Наши войска заняли город Ельню».

Решением Ставки ВГК 30 июля был образован Резервный фронт (командующий — генерал армии Г.К. Жуков, начальник штаба — генерал-майор П.И. Ляпин, с 10 августа — генерал-майор А.Ф. Анисов). Ему была поставлена задача уничтожить ельнинскую группировку противника, которая насчитывала около 70 тысяч солдат и офицеров, 500 орудий и минометов, около 40 танков и создавала угрозу флангам и тылу советских войск, действующих на вяземском направлении.

Штаб фронта после всестороннего изучения обстановки разработал план разгрома фашистской группировки, оборонявшейся в ельнинском выступе. Замысел операции предусматривал встречными ударами с севера и юга под основание выступа прорвать оборону врага и, развивая наступление, окружить основные силы 20-го армейского корпуса. Одновременно планировалось рассечение вражеской группировки ударом с востока и уничтожение ее по частям.

Таким образом, учитывая конфигурацию линии фронта, в основу замысла операции в районе Ельни была положена решительная форма оперативного маневра — двусторонний охват с целью окружения и разгрома врага по частям. Осуществление операции возлагалось на 24-ю армию (командующий — генерал-майор К.И. Ракутин, начальник штаба — генерал-майор А.К. Кондратьев).

Генерал Ракутин во исполнение оперативной директивы фронта после уяснения задачи и оценки обстановки 26 августа принял решение и поставил задачи командирам соединений. Прорыв обороны противника предусматривалось осуществить силами 9 дивизий из 13, имевшихся в армии (четыре дивизии оборонялись на рубеже реки Ужа). В составе этих сил насчитывалось около 60 тысяч человек, около 800 орудий и минометов. Создавались две ударные группы в составе 5 дивизий — северная (две стрелковые и одна танковая дивизия) и южная (стрелковая и моторизованная дивизии).

Ударные дивизии должны были нанести встречные удары под основание выступа в общем направлении на Выс. Леонов на глубину до 10 километров. Решающая роль в достижении цели операции принадлежала северной ударной группе стрелковых дивизий. 107-я стрелковая дивизия (командир — полковник П.В. Миронов) была усилена 275-м корпусным, 573-м пушечным и,544-м гаубичным (без одного дивизиона) артиллерийскими полками, двумя батареями ракетных установок (БМ-13). Дивизия действовала в полосе 4 км, прорывала оборону на участке 2 км. 102-я танковая дивизия (командир — полковник И.Д. Илларионов) и 100-я стрелковая (командир — генерал-майор И.Н. Руссиянов) дивизии наступали соответственно в полосах до 4 и 8 км, осуществляя прорыв на участках 1,5 и 3 км. Всего в северной группе имелось около 400 орудий и минометов.

Южная ударная группа в составе 303-й стрелковой и 106-й моторизованной дивизий получила на усиление около 100 орудий и минометов. Главная роль отводилась 303-й стрелковой дивизии (командир — полковник Н.П. Руднев), которой были приданы: стрелковый полк из 106-й дивизии, два дивизиона 488-го корпусного артиллерийского полка, 24-й минометный батальон, батарея реактивных установок (БМ-13), а в последующем и 103-й отдельный танковый батальон. Она наступала в полосе 8 км, прорывая оборону на участке 3 км; 106-я моторизованная дивизия (командир — полковник А.Н. Первушин) имела полосу наступления около 10 км, участок прорыва — 2 км.

Важная роль отводилась центральной группе, в состав которой входили 19-я (командир — генерал-майор Я. Г. Котельников) и 309-я (командир — полковник H.A. Ильянцев) стрелковые дивизии. Они должны были, наступая с востока на Ельню, рассечь окружаемые войска на части и во взаимодействии с другими дивизиями уничтожить их. Эти соединения имели полосы наступления шириной соответственно до 6 и 4 км, осуществляя прорыв на участках 3 и 2 км. Однако для выполнения поставленных задач сил и средств в этой группе было явно недостаточно. Она насчитывала всего около 100 орудий и минометов, а танков вообще не имела.

Следовательно, соотношение сил было примерно равным: в людях — 1,1:1 в пользу противника, по артиллерии — 1,6:1 в пользу 24-й армии. Танки с обеих сторон применялись ограниченно. На период операции в армии создавалась артиллерийская группировка, состоявшая из армейской группы дальнего действия (АДД) и групп поддержки пехоты (ПП) в дивизиях. Артиллерийская подготовка планировалась продолжительностью один час.

В 7 часов 30 августа ударные группировки армии устремились в атаку. Враг ожесточенно сопротивлялся. В последующие два дня противник предпринял шесть контратак, стремясь не допустить развития наступления и удержать горловину ельнинского выступа.

Вспоминает генерал армии Г. К. Жуков:

«Особенно мужественно дрались наши 19, 100 и 107-я дивизии. Я видел с наблюдательного пункта комдива 107-й дивизии П.В. Миронова незабываемую картину ожесточенного боя стрелкового полка, которым командовал И.М. Некрасов. Полк И.М. Некрасова стремительно захватил деревню Волосково, но оказался в окружении. Он сражался трое суток. При поддержке других частей 107-й дивизии, артиллерии и авиации полк не только прорвал окружение, но и смял противостоящего врага, захватив при этом важный опорный пункт — железнодорожную станцию…»

Перелом наступил по мере наступления в распоряжение командующего войсками фронта четырех авиационных полков, немедленно приступивших к огневой поддержке наступавших. Командующий войсками фронта передал командующему армией два полка прибывшего пополнения, которые нанесли удар по противнику в полосе 100-й дивизии. В полосе 102-й танковой дивизии по решению генерала К.И. Ракутина в бой был введен полк 127-й стрелковой дивизии, оборонявшейся на реке Ужа.

Успешное наступление соединений армии продолжалось. Дни ельнинского выступа были сочтены. А Гитлер все еще тешил себя надеждой переломить ход событий. Он направляет в группу армий «Центр» главнокомандующего Сухопутных войск генерал-фельдмаршала Вальтера фон Браухича. Главком летит в сопровождении начальника своего штаба Франца Гальдера, который затем фиксирует в дневнике:

«2 сентября 1941 года. 73-й день войны.

8.00–18.00. Вылет вместе с главкомом в штаб группы армий „Центр“. В результате обсуждения был сделан вывод о том, что следует отказаться от удержания дуги фронта у Ельни. Командующий группой армий (генерал-фельдмаршал фон Бок) докладывает о тяжелых потерях в личном составе».

В подтверждение доклада фон Бока Гальдер в дневниковой записи от 3 сентября приводит цифры общих потерь за период с 22 июня по 31 августа 1941 года: «Ранено 10 080 офицеров, 292 741 унтер-офицер и рядовой; убито — 4000 офицеров, 83 483 унтер-офицера и рядовых; пропало без вести — 371 офицер, 19317 унтер-офицеров и рядовых. Всего 409 998 человек. Общая цифра потерь составляет 11,05 % средней численности сухопутных войск на Восточном фронте, которая равна 3,78 млн человек».

К исходу дня 3 сентября северная и южная группы сузили горловину ельнинского выступа до шести-восьми километров. Генерал Ракутин доносит в штаб фронта: разбиты 10-я танковая, 17-я моторизованная и 15-я пехотная дивизии противника, полк «Фюрер» из дивизии СС «Рейх». Командование группы армий «Центр» вводит в бой новые пехотные дивизии — 157, 178, 268, 292-ю. Особенно ожесточенными были бои на флангах. Это и понятно: враг всеми силами стремился не дать окончательно сжать горловину выступа, избежать окружения. Для усиления темпа наступления командующий армией вводит в бой свой резерв — 6-ю дивизию ополчения, до этого передислоцированную в район Дорогобужа. Она начала наступление севернее Ельни. Первым вступил в бой 1293-й стрелковый полк под командованием полковника H.A. Оглоблина. Преодолевая упорное сопротивление врага, он вышел к деревне Костино. Здесь его воины отразили четыре контратаки гитлеровцев, затем сами ринулись в атаку, обратили их в бегство и заняли южные подступы к Ельне. 1297-й полк вел бои западнее этого районного центра.

5 сентября. 76-й день войны. Из дневника Ф. Гальдера: «Наши части сдали противнику дугу фронта у Ельни».

Действительно, батальон 688-го мотополка 103-й стрелковой дивизии с рассвета 5 сентября под командованием капитана Н.И. Щербакова вышел на северо-западные окраины города. К исходу этого дня 100-я стрелковая дивизия заняла Чапцово (севернее Ельны), а 19-я стрелковая дивизия с юго-востока ворвалась в Ельню. «Ваш приказ о разгроме ельнинской группировки противника и взятии города Ельня выполнен», — докладывал Г. К. Жуков Верховному Главнокомандующему. Пяти фашистским дивизиям был нанесен значительный урок. Потери их в живой силе составили до 45 тыс. человек.

Освобождение Ельни обогатило опыт советских войск ведения боевых действий в городе. Характерно, что уже в конце сентября Генеральным штабом была разработана и издана «Инструкция по ведению боя в населенном пункте».

7 сентября в честь победы под Ельней командующий войсками Резервного фронта Г. К. Жуков издал приказ, в котором, в частности, писал:

«В ожесточенных боях с немецко-фашистскими войсками бойцы, командиры и политработники 24-й армии показали высокие образцы доблести, мужества и бесстрашия. Славные красные воины геройски защищали честь и свободу нашей Родины, на деле показали свою беззаветную преданность советскому народу. Блестящая победа, одержанная частями 24-й армии, вдохновляет всю Красную Армию, весь советский народ на новые подвиги в борьбе за полный разгром и уничтожение ненавистного врага. Опыт ряда боев еще раз показывает безусловное преимущество нашей Красной Армии над немецко-фашистской армией… Военный совет фронта поздравляет вас с блестящей победой и призывает к новым боевым подвигам».

Вполне естественно, что к Ельне было приковано внимание журналистского корпуса. Вот что писал английский журналист А. Верт: «Эта неделя, проведенная на Смоленщине, подействовала на меня в известной мере ободряюще, но в то же время оставила впечатление трагедии. Исторически то была одна из стариннейших русских земель, чуть не самое сердце древней Руси… Трагичной была вся полностью разрушенная территория ельнинского выступа, где все города и деревни были уничтожены, а немногие уцелевшие жители ютились в погребах и землянках… И все же это была не просто первая победа Красной Армии над немцами, но и первый кусок земли во всей Европе — каких-нибудь 150–200 квадратных километров, быть может, — отвоеванный у гитлеровского вермахта».


Ельнинская операция (31.08-8.09.41 г.)


Первым был освобожден город Михайлов — древнее крепостное сооружение XVI века, расположенное на реке Проня. Это был довольно редкий случай, когда войска вступали в сражение с ходу, не занимая исходного положения. Принимая такое решение, командующий 10-й армией генерал-лейтенант Ф.И. Голиков стремился достичь максимальной внезапности. Получив данные от разведки, что город обороняет до полка 10-й моторизованной дивизии, располагающийся отдельными небольшими гарнизонами с минимальным охранением, генерал Ф.И. Голиков поставил задачу овладеть городом выдвигавшимися 328-й и 330-й стрелковыми дивизиями, а также преданному 330-й стрелковой дивизии танковому батальону.

В 19 часов 6 декабря командир 330-й стрелковой дивизии полковник Г.Д. Соколов решил (доложив командующему армией), не дожидаясь подхода 328-й стрелковой дивизии, внезапным ударом в ночь на 7 декабря штурмом овладеть городом Михайлов. По его решению 1113-й стрелковый полк, усиленный группой танков и одним артиллерийским дивизионом, получил задачу наступать на Михайлов с востока; 1111-й стрелковый полк, также усиленный танками и артиллерийским дивизионом, должен наступать на город с севера; 1109-й стрелковый полк с частями усиления наносил удар с северо-запада с целью отрезать противнику пути отхода на юго-запад. В 20 часов 6 декабря 1111-й и 1113-й полки, имея впереди разведку и группы саперов, разминировавших проходы в минных полях, незаметно для противника сосредоточились в 4 км от Михайлова. Ночью была произведена рекогносцировка, уточнены маршруты движения частей, назначены сигналы взаимодействия. Артиллерия и минометы были установлены на заранее подготовленных позициях.

В 24 часа 6 декабря артиллерия внезапно открыла огонь по врагу, после артиллерийской подготовки пехота стремительно перешла в атаку. Деморализованное охранение противника начало отходить к городу, что позволило советским частям быстро подойти к его окраинам. Для обнаружения их гитлеровцы подожгли на северной окраине города крайние дома, а на восточной зажигательными снарядами противотанковых орудий — скирды соломы. Подразделения 1111-го стрелкового полка, наступавшие под огнем, вынуждены были преодолевать пространство ползком. Артиллерия, находясь в боевых порядках пехоты, прямой наводкой уничтожала огневые точки противника. Уже к 2 часам 7 декабря части дивизии ворвались на окраины города, поэтому противник не мог открыть по ним артиллерийский огонь, так как опасался обстрелять свои войска. В рядах врага началась паника. Это облегчило разгром гарнизона Михайлова. Разбитые остатки противника бежали на юго-запад.

К 7 часам утра 7 декабря город Михайлов был полностью занят частями 330-й стрелковой дивизии. В 8 часов 7 декабря к южной окраине города подошел 1105-й стрелковый полк 328-й стрелковой дивизии. Противник оставил на поле боя только убитыми до 250 солдат и офицеров. Дивизия захватила 550 автомашин, свыше 30 орудий и много другого военного имущества. Достижение внезапности удара по противнику и умелые действия войск ночью решили успех этого боя. Следует отметить разумную инициативу командира 330-й дивизии, который вместо вспомогательной задачи (содействия 328-й дивизии в овладении Михайловом) выполнил основную — освободил город.

В то же время южнее Дмитрова и северо-западнее Москвы советские войска также отбросили ослабленного противника и к 11 декабря выдвинулись к рубежу Истры. В результате этого вражеское командование вынуждено было отвести главные силы 3-й танковой группы на рубеж Клин, Солнечногорск, Истринское водохранилище, Истра. На этом рубеже вражеское командование, пытаясь сохранить за собой железную дорогу Москва — Ленинград, решило остановить продвижение советских войск.

Однако, преодолевая сопротивление врага, войска 30-й армии (командующий — генерал-майор Д.Д. Лелюшенко) 14 декабря вплотную подошли к окраинам Клина с севера и северо-востока, а войска 1-й ударной армии (командующий — генерал-лейтенант В.И. Кузнецов), освободив 8 декабря Яхрому, к 14 декабря вышли в район юго-западнее Клина. Таким образом, группировка немецко-фашистских войск в районе Клина оказалась в очень тяжелом положении. Остро встал вопрос об обороне Клина.

Но на поверку немецкими специалистами этот город, практически полностью состоявший из деревянных и глинобитных зданий, не мог стать крупным узлом обороны на пути наступления советских войск. Тем не менее они попытались организовать оборону города, основываясь на имевшихся каменных зданиях и укрепив его окраины.

Об освобождении города Клин вспоминает командующий 30-й армии генерал Д.Д. Лелюшенко:

«Сразу же после полуночи 14 декабря наша армия, уплотнив боевые порядки на ударном направлении, всеми силами вновь перешла в наступление. Через два часа 1233-й стрелковый полк полковника В.И. Решетова из 371-й стрелковой дивизии, поддержанный 930-м артиллерийским полком майора Б.П. Бесединского, ворвался в Клин с северо-востока. Спустя полчаса достигла юго-восточной окраины города 348-я стрелковая дивизия. Головным шел 1172-й стрелковый полк майора И.П. Захарова, затем — 24-я кавалерийская, которой командовал полковник А.Ф. Чудесов, и морские бригады 1-й ударной армии.

Всю ночь шло сражение за этот важный узел шоссейных и железных дорог. Танковые бригады совместно с моторизованным и мотоциклетным полками сомкнули кольцо вокруг клинской группировки гитлеровцев, перерезав шоссе, идущее на запад, и вышли на тыловые коммуникации неприятеля. Враг попал в ловушку. Поле боя было усеяно трупами гитлеровских солдат и офицеров. В глубоком снегу повсюду виднелись брошенные орудия, танки, автомашины.

В ходе наступления на Клин наша авиация сделала около 2 тысяч самолето-вылетов и нанесла огромные потери неприятелю. 14 декабря командир эскадрильи 521-го истребительного авиационного полка 43-й авиадивизии капитан Клещев уничтожил на аэродроме три вражеских самолета Ю-87. Затем он встретился в воздухе с семью истребителями противника. Смело вступил с ними в бой, двух сбил и вернулся на поврежденном самолете на свою базу.

Ожесточенный бой за Клин шел в течение суток. Фашисты стремились вырваться из окружения, сражались с упорством обреченных, но их попытки были тщетны! Повлиять на ход событий они уже не могли. К утру 15 декабря советские войска полностью очистили Клин».

Избегая полного уничтожения, противник в ночь на 15 декабря частью сил спешно стал отходить на запад. 15 декабря в 2 часа войска 30-й армии вступили в Клин и завершили разгром частей противника, попавших в оперативное окружение. Значительную роль в разгроме клинской группировки сыграла авиация. Она наносила удары по опорным пунктам, отступающим войскам и нарушала работу тыла противника. Разгром клинской группировки противника имел большое значение для развития наступления всех армий правого крыла Западного фронта.

Упорные бои развернулись на солнечногорском направлении. Здесь 20-я армия нанесла удар в районе Красной Поляны. Бои за этот населенный пункт начались 4 декабря 1941 года и длились несколько дней. Краснополянский узел сопротивления прикрывал Солнечногорск с юго-востока. В результате ударов 331-й стрелковой дивизии и 28-й стрелковой бригады гарнизон противника был выбит из Красной Поляны в ночь на 8 декабря 1941 года. Солнечногорск был обойден по бездорожью и лесам с запада и юга. Этот маневр для противника был неожиданным и закончился успехом для советских войск. 11 декабря 31-я танковая бригада (передовой отряд 20-й армии) и 64-я стрелковая бригада, энергично преследуя отходившие части противника, с ходу захватили Солнечногорск. Преследуемые частями 20-й и 1-й ударной армий, немецко-фашистские войска отступили за Истринское водохранилище.

Таким образом, в ходе Московской битвы советские войска в очередной раз столкнулись с трудностями, связанными с подготовкой и ведением боя за крупные населенные пункты, превращенные противником в очаги сопротивления. Лобовые атаки этих населенных пунктов, как правило, не давали существенных результатов и вели к большим потерям. Более результативными были операции, основанные на обходе и блокаде населенных пунктов с последующим штурмом последних. При этом особенно важное значение приобретала артиллерийская и авиационная подготовка штурма города, а также правильные действия войск на его улицах.



2014-07-19 18:44
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • © sanaalar.ru
    Образовательные документы для студентов.