.RU
Карта сайта

Часть восьмая Здесь кто-то побывал до нас… / Другое человечество. Здесь кто-то побывал до нас...

Если с различными видами людей кажется, в общем, все более-менее понятно, то существуют значительно более загадочные находки, которые на первый взгляд просто целиком разрушают представления обо всех возможных сроках существования человечества. Да можно ли поверить, что какие-то люди обитали на земле не 6, а 60 млн лет назад? Или даже 125 млн лет назад? В это трудно поверить – практически невозможно. И самой главной преградой на этом пути является, прежде всего, наше сознание. Оно решительно отказывается верить в подобные масштабы существования людей на земле!

К тому же мы можем осознать лишь то, чему способны найти «неопровержимые доказательства», и для древнейших видов человечества таковыми могут быть, прежде всего, предметы утвари. О каких людях 10–15 млн лет назад может идти речь, если не найдены ни рубила, ни другие обточенные камни?! Ведь человек обязан, просто обязан оставлять после себя следы! Или мы лишь так привыкли думать?

Принято считать, что всякая культура оставляет после себя материальные артефакты, равно как и человек оставляет после себя какие-то очевидные следы. Изучая древность, мы сталкиваемся не столько с самой историей, сколько с ее затертыми следами – с этими артефактами, по которым реконструируем прошлое в силу научной логики, нашего понимания исторического процесса… и порой в силу своей фантазии. Мы оперируем древней утварью, костными останками, объектами древней магии и верований, выстраивая из них, как нам кажется, непротиворечивую картину жизни древнего человека от его облика до его привычек и рациона питания. И если вдруг таких следов недостаточно, мы оказываемся в тупике. Вот, например, странные ступы, обнаруженные в слоях земли, которые датируются 60 млн лет назад, не только не придали нового направления мысли, но скорее поставили в тупик: какие могут быть люди 60 млн назад? И находки были аккуратно отложены в сторону, как «несоответствующие общей концепции», «ошибочно датированные из-за перемешивания слоев земли» и т. д. Вот если бы найти десятки таких артефактов, а рядом с ними еще и костные останки человека – вот тогда и можно было бы пересматривать все теории развития человечества!

Но ведь чем дальше вглубь, тем меньше мы можем обнаружить останков. А какой-нибудь древнейший вид человечества на самом деле может проживать на очень небольшом пространстве земли и быть крайне немногочислен, так что найти кости подобных обитателей земли не представляется возможным. Да и пользоваться они могут в основном деревянными или глиняными изделиями, которые давным-давно рассыпались в прах, а изделия из песчаника потеряли свою форму и стали неотличимыми от обычных камней. Лишь случайно мы можем обнаружить единичный след, отпечатавшийся в вулканическом туфе десятки миллионов лет назад, странное каменное изделие, похожее на пест или останки животного с явно проломленным черепом от удара тяжелым камнем. И тогда мы начнем подозревать, что и десятки миллионов лет здесь кто-то обитал до нас…

Цикличность человечества

Есть теория и есть ее практическое воплощение. И если теория предполагает, что разные виды гоминидов должны каким-то образом переходить один в другой, то практика этого не подтверждает. Скорее она говорит об обратном: вид одного из представителей Homo существует на земле весьма протяженное время, а затем просто исчезает, как бы выработав свой ресурс. И существует этот вид параллельно с другим, которому также предначертано исчезнуть.

Многое в современных антропологических построениях в реальности базируется не на находках, а на предполагаемой связи между находками. Не на объяснении формы обнаруженных останков, а на попытках реконструкции того, что было «до и после» этих останков, на попытках обнаружить среди найденных ранее останков последователей и предшественников.

Практически по всему миру мы обнаруживаем странную и на первый взгляд малообъяснимую «разрывность» в истории становления человечества – до сих обнаружены какие-то практически не связанные между собой виды. И между ними пустота, отсутствие связи. Если в ответ на вопрос, почему до сих пор не обнаружено «недостающее звено», отделяющее род Homo от его человекообразных предков, мы можем сослаться на безжалостность времени к останкам, то здесь дело обстоит иначе. Население практически одного и того же места, представленное Homo, не расселялось, а просто исчезало. А затем на его месте появлялись другие, иногда сразу, даже не дожидаясь ухода «соседа», иногда через сотни тысяч лет.

И, как представляется, смена одного человечества другим протекает по типу циклов. Нынешний цикл развития человека составляет либо 3,5 млн лет, если считать от австралопитеков, либо 1,5 млн лет, если вести отсчет от появления первых представителей рода Человека. Но, кажется, на земле были и другие циклы. Кто существовал здесь до нас, десятки тысяч, а то и миллионы лет назад. Так же, как и в нашем цикле, виды по неизвестным причинам биологически «активизировались», выходили на историческую арену, держались на ней сотни тысяч лет, а потом уходили. Многие из них оставляли после себя развитую культуру, подобно неандертальцам, другие не достигали пиков культурного развития, но задерживались в этом мире на миллионы лет, как Человек прямоходящий или Человек умелый.

Но были и другие циклы, не «наши», в которых жило совсем другое человечество. И это человечество также создавало свою культуру, развивалось и однажды исчезало. Оно оставило после себя очень мало следов – время «съедает» любые костные останки, любые следы человеческой деятельности, особенно если речь идет о миллионах лет.

Сначала поговорим о недавних циклах.

В Бразилии, в Педра Фурада, обнаружены следы деятельности человека, датируемые 45 тыс. лет, в то время как самые ранние поселения на территории Америки относятся ко времени 18 тыс. лет. Между ними не прослеживается никакой связи, а промежуточное по времени потомство не обнаружено. А это значит, что первые поселенцы в Педра Фурада просто не имели продолжения в истории, и эта группа вымерла, а затем на ее место пришла другая, более удачливая. Это подтверждает цикличность развития человечества. Предки современных американских индейцев приходят на американский континент 18–12 тыс. лет назад.

Во время раскопок в Шегуяндах недалеко от озера Гурон в Канаде директор Национального музея Канады доктор Томаса Ли и его сотрудники обнаружили каменные орудия труда, возраст которых геологи определили в 150 тыс. лет. Это не укладывалось ни в какие привычные представления. И тогда чтобы не волновать научную общественность по совету одного из своих коллег Т. Ли в своем отчете оценил возраст находок в 30 тыс. лет. Но даже этот возраст оказался слишком древним, поскольку заметно превышал традиционную дату в 12–15 тыс. лет появления здесь первых людей. В результате по признаниям самого Томаса Ли в «Антропологическом журнале Канады»: «тонны образцов были упрятаны в запасники Канадского Национального музея» [260, 18–19]. Не менее поразительными стали результаты раскопок в Вальсекилло на юге Мексики. Здесь в 1962 году археолог С. Ирвин-Вильяме обнаружила каменные орудия труда, в том числе и наконечники копий, подобные тем, которыми пользовался кроманьонец в Европе. На первый взгляд в этом не было ничего удивительного, если бы не поразительные датировки этих находок. В 1972–1973 годах группа экспертов из геологической службы США, используя разнообразные независимые методики датировки, установила, что возраст слоя, в котором были найдены эти орудия труда, составляет около 250 тыс. лет. Но по всем официальным версиям, человек появился на американском континенте 12–15 тыс. лет назад. Более того, это противоречит и общей концепции появления человека современного вида. Либо люди современного вида здесь появились значительно раньше, либо обитателями юга Мексики 250 тыс. лет назад были совсем другие люди, но с развитой культурой. [160, 114].

Такие случаи нередки. Например, обнаружены следы присутствия Homo sapiens sapiens 50 тыс. лет назад на территории Австралии и Новой Гвинеи. Но не они стали предками современных папуасов и австралийских аборигенов, которые появились здесь значительно позже.

Еще более показателен пример т. н. синантропа – Homo pekinesis, найденного в 70 км от Пекина в пещере Чжоукоудянь. Китайские археологи утверждают, что люди появились там 500–400 тыс. лет назад, а затем исчезли и вновь пришли лишь 35 тыс. лет назад.

Но почему же эти «человечества» столь локальны, почему же они не получили своего продолжения? Ответ, думается, в слишком большом количестве негативных факторов, которому не могут противостоять люди.

Для массового расселения по земле необходима устойчивость развития и отсутствия резких колебаний в жизненных циклах. Причем как раз именно настоящая миграция, т. е. сотнекилометровые переходы больших групп людей не требуются. Теоретически достаточно, чтобы мужчина каждого нового поколения нашел себе женщину в пятидесяти километрах на восток от места своего первоначального поселения, чтобы в течение 1000 поколений его гены передались, положим, от Камчатки до Франции. Таким образом, за 500 – 1000 лет этот процесс может произойти целиком.

Однако действительно в столь рекордные сроки, по-видимому, расселение никогда не могло происходить. Само такое предположение допускает невероятное: люди должны постоянно двигаться, постоянно менять места обитания. Но необходимость переселения возникает лишь тогда, когда иссякают пищевые запасы на старом месте, появляются опасные соседи, то есть возникает какой-то негативный фактор, что бывает далеко не всегда. К тому же сложно себе представить группу древних людей, которые по компасу и звездам стабильно двигаются в одном направлении. Обычно переселения происходили хаотично и в разных направлениях. И здесь, как нам представляется, в силу вступает колоссальное количество негативных факторов, приводящих к прямой гибели групп людей. Вероятно, вследствие этих факторов во время последнего цикла на исторической арене действительно удержалась только одна группа. Интересно, а если бы и она не удержалась?

Жил ли современный человек 4 млн лет назад?

Летом 1860 г. профессор геологии, академик Джузеппе Рагозини во время раскопок в Кастенедоло неподалеку от Бресции обнаруживает поразительные по своей древности останки ископаемого человека. Кости были обнаружены в слоях эпохи плейстоцена, датируемых 4 млн лет, тем периодом, когда теплое море подошло к подножию итальянских Альп. Рагозини удалось обнаружить верхнюю часть черепа, несколько ребер и останки конечностей, впрессованные в окаменелые кораллы. Все костные останки могли относиться по своему виду к человеку современного вида, однако их предполагаемый возраст настолько смутил самого Рагозини и его коллег по научному миру, которым он продемонстрировал свои находки, что все это было сочтено какой-то ошибкой. Столь глубокое залегание останков современного человека было объяснено искусственным погребением на большую глубину, возможно, в каких-то ритуальных целях. Однако уже позже профессор Дж. Серджей, исследовавший этот случай в 1921 г., исключил сам факт захоронения: «Неполнота скелетов и разброс костей в слое исключает возможность того, что они были захоронены на такую глубину».


Загадочный череп современного человека, найденный в 1860 г. в Кастенедоло. Он датируется 3–4 млн лет назад – еще до появления Человека прямоходящего!


Однако более поздние находки в этом районе заставили изменить столь скептическое отношение. В январе 1880 г. была обнаружена новая серия костных останков, залегающих в районе древнего кораллового рифа. Узнав об этом открытии, к исследованиям присоединился сам Рагозини с ассистентами. Из окаменелых кораллов и глины были извлечены части черепа, челюсть, зубы, позвонки и несколько фрагментов конечностей. Раскопки решено было расширить, и через месяц были открыты еще несколько зубов и фрагменты челюсти в полуметре от первых находок. В феврале того же года огромная удача ожидала группу Рагозини – им посчастливилось обнаружить хорошо сохранившийся скелет женщины, всего же, как считали исследователи, они открыли останки четырех человек: мужчины, женщины и двух детей. Кости находились на большом расстоянии друг от друга, из чего был сделан несколько смелый и оригинальный вывод, что семья находилась на лодке, которая затонула.

Рагозини провел ряд замеров и внимательно обследовал окружающий грунт, чтобы убедиться в том, что останки не могли попасть сюда в результате искусственного захоронения. Никаких следов погребения он не обнаружил и отметил, что все находки покрыты окаменелой глиной с впрессованными в нее панцирями древних моллюсков, из чего он сделал заключение, что останки человека долгое время пребывали на дне моря. Уточненная датировка показала возраст в 3–4 млн лет. Экспертиза, проведенная учеными Университета Рима, подтвердила, что останки не могли попасть в эти слои в результате погребения, и заключила, что обнаруженные кости представляют собой «неопровержимый документ существования человека с абсолютно «человеческими» характеристиками» [85, 427–428].

В ту эпоху, когда были обнаружены эти артефакты, они могли показаться поразительными, но отнюдь не скандальными – скандальность они приобрели после того, как начала складываться современная теория становления человека из более примитивных форм. Проблема заключалась в том, что эти миллионолетние находки представляли собой останки человека вполне современного вида, а не неких предшественников человека типа Человека прямоходящего. Чтобы опровергнуть слухи о неком «древнем человечестве», разрушавшие столь удачно складывающуюся теорию поэтапной эволюции, специалисты Британского музея естественной истории в 1969 г. провели ряд тестов, в том числе и на основе радиоуглеродного метода анализа, которые (вот облегчение!) показали сравнительно недавнее происхождение костей.

Казалось бы, поставлена точка в столетней истории еще одного заблуждения. Однако ряд специалистов опроверг анализы британских ученых. Прежде всего было указано, что в расчет не принималась среда залегания останков, воздействие на останки различных типов кислот, деятельность сапрофитов. К тому же, будучи извлечены на поверхность, они оставались на открытом воздухе почти девяносто лет, подвергались воздействию атмосферы и микроорганизмов. Все это и может дать огромную погрешность в радиоуглеродной и азотной датировке, показавшей «молодость» находок. Вместе с этим анализы британских ученых показали в костях наличие необычно высокого содержания фтора, а также урана, что было расценено в пользу древности костей, равно как и стратиграфические наблюдения [85, 757–764; 305, 40–42]. Как видим, ситуация здесь сложилась крайне противоречивая. Почему же находки оказались на такой глубине? Может быть, благодаря захоронению? Но нет причин не доверять нескольким экспертам, доказавшим естественную причину глубокого залегания находок.

Погрешности в радиоуглеродном методе в отношении находок, обнаруженных именно в море, известны давно, здесь достаточно вспомнить ставший знаменитым случай, когда останки только что погибших дельфинов были датированы несколькими тысячами лет назад. Но в момент проведения анализов находок в Кастенедоло радиоуглеродный метод представлялся абсолютно надежным, поэтому все другие доказательства были отвергнуты в пользу «прогрессивного» в ту пору метода. Однако загадка итальянских находок до сих пор не разрешена.

Важность этой проблемы заключается прежде всего в том, что останки из Кастенедоло в анатомическом плане оказались абсолютно идентичны современному человеку, при этом по своему предполагаемому возрасту они соответствуют серии загадочных африканских находок.

Загадка скелета из Африки

Мало кто из людей, интересующихся истоками современного человека, не слышал бы о многочисленных находках в Олдувайском ущелье в Восточной Африке – ведь именно здесь были найдены многие виды австралопитеков, относящихся в периоду 3–4 млн лет до н. э. Значительно менее известными оказались находки, обнаруженные здесь же в Олдувайском ущелье до начала массированных исследований в том районе.

В 1913 г. антрополог доктор Ханс Рек обнаруживает в Олдувайском ущелье в очень древнем слое скелет абсолютно современного человека. Датировки в тот момент проводились только по слоям земли, никаких других методов практически не использовалось, потому Х. Рек просто ограничился утверждением, что сам по себе скелет очень древний.

Но в 1931 г. на место находки приезжает один и самых знаменитых палеоантропологов своего времени Луи Лики, внимательно изучает как саму находку, так и место ее залегания, и делает поразительный вывод: скелету анатомически современного человека почти полмиллиона лет! Луис Лики, Артур Хопвуд и Ханс Рек публикуют свои выводы в академическом журнале «Nature», где подробно рассказывают о своей находке. [244, 724].


Череп современного человека, обнаруженный в Африке, – его датировали 500 тыс. лет! Значит, он жил одновременно с синантропами и питекантропами?


Тут надо принять во внимание несколько фактов. Во-первых, к тому моменту еще не была выстроена стройная теория эволюции человека через ряд промежуточных форм в Африке. Находки первого австралопитека, хотя и были уже сделаны в 1924 г., широко не обсуждались, сам же австралопитек считался просто вымершей обезьяной. Парадоксальным образом наука в тот момент оказалась менее консервативной, и современный человек, живший 500 тыс. лет назад (а не менее 100 тыс., как утверждается сегодня), смог выйти на страницы научных журналов.

Но куда же тогда отнести питекантропа и синантропа, которые к тому моменту были уже обнаружены и прочно заняли свое место в предыстории человечества? Значит, их следовало отнести к некому азиатскому или «тупиковому человечеству». Дело в том, что возраст синантропа оказался очень близок и даже перекрывался с возрастом находки в Олдувайском ущелье, и они никак не могли быть связанными родственными связями.

Нельзя сказать, что научный мир безоговорочно принял открытие Х. Река, поддержанное даже таким авторитетом, как Луис Лики. Как раз у большинства ученых возникло множество сомнений: Река обвиняли прежде всего в том, что он плохо описал место обнаружения черепа. Многие утверждали, что на самом деле он нашел просто скелет современного человека, умершего здесь несколько тысяч лет назад и захороненного. Таким образом, вполне современный скелет оказался в неких «древних» слоях.

При раскопках Олдувайское ущелье принято разделять на несколько уровней или слоев от 1-го по 5-й, начиная снизу. Скелет был найден во 2-м слое – действительно очень древнем, однако ряд критиков высказал мнение, что речь должна идти об интрузивном захоронении, когда скелет был помещен землекопами очень глубоко, и вместо того чтобы быть в 5-м слое, оказался во 2-м.

Рек отчаянно защищался. Он обратил внимание на то, что слои во время исследований не были ни повреждены, ни сдвинуты, и, по его мнению, ни о каком захоронении речи идти не может. И все же под влиянием многочисленной критики и Л. Лики, и Х. Рек постепенно оставили обсуждение этой темы, а загадочный скелет был сдан на хранение в запасники Мюнхенского музея.

Ответа на вопрос о возрасте таинственной находки так и не было получено. И вот в 1973 году антрополог Р. Протч из Университета им. Гете во Франкфурте решил определить возраст скелета, найденного Х. Реком, радиоуглеродным методом. Но его сразу же ожидала первая неожиданность – весь скелет, за исключением черепа, таинственно исчез из запасников Мюнхенского музея! Начались активные поиски, чуть позже удалось найти некоторые части ребер, бедренных костей и позвоночника. Однако никто точно не мог гарантировать, что они принадлежали именно этому скелету и, как следствие, чистота исследований уже изначально оказалась нарушена.

Радиоуглеродная датировка показала вполне «нормальный возраст» костей – около 17 тыс. лет, что полнее укладывалось в рамки современных концепций развития человека. Сам Протч считал, что ошибка в ранней датировке объяснялась лишь тем, что скелет действительно был очень глубоко захоронен.

Но кому понадобилось 20 тыс. лет назад кого-то так глубоко хоронить? Такой традиции нет и не было ни у одноного народа Африки. Пробить несколько слоев земли лишь для того, чтобы захоронить скелет?! Никаких других параллельных примеров в этих местах не встречается.

Один из авторов первой статьи об удивительной находке, англичанин А. Тиндель Хопвуд, обратил внимание на то, что между пятым (современным) и вторым пластами находится прослойка из твердого известняка. А это значит, что могильщикам нужно было проникнуть через этот мощный и очень твердый известняковый пласт, что далеко не просто, да к тому же и бессмысленно.

Хопвуд обратил внимание, что «африканские землекопы, пользуясь тяжелыми металлическими ломами, за два дня непрерывной работы не смогли вырыть яму даже в восемьдесят сантиметров в диаметре и метр глубиной» [198, 194]. Так сколько же месяцев надо было копать, чтобы углубить загадочный скелет в один из самых ранних слоев Олдувайского ущелья!

Загадка таинственного скелета, найденного в Олдувайском ущелье в 1913 г., так и осталась неразгаданной. Могла ли это действительно быть ошибка, а скелет – представлять собой останки человека, умершего менее 20 тыс. лет назад? Конечно, ошибка здесь не исключена, и эту историю можно было бы считать лишь казусом, если бы не десятки подобных находок, которые ломали столь, казалось бы, незыблемую хронологию человечества.

Человек, которому миллионы лет

Африка вообще преподносила немало загадок – именно здесь время от времени появлялись находки останков людей современного вида, которым оказывалось порою более 2 млн лет. Их, впрочем, объявляли «ошибками» и быстро вытесняли за пределы официальной науки.

В 30-х гг. ХХ в. Луис Лики обнаруживает еще одну крайне интересную находку, получившую название «Канамская челюсть», найденную в Канаме. Она была обнаружена в самом глубоком, 1-м пласте отложений Олдувайского ущелья. Вид челюсти был столь необычен, что решено было собрать специальную комиссию, чтобы исключить разночтения и слухи. Дело в том, что, по всем признакам, эта челюсть, извлеченная из слоев огромной древности, со всей очевидностью принадлежала современному человеку – Homo sapiens. Группа ученых из 27 выдающихся специалистов, среди них и сэр Артур Вудвард, подтвердила, что челюсть действительно принадлежит Homo sapiens. Более того, она относится к эпохе раннего плейстоцена, а это значит, что ее возраст равняется двум миллионам лет [412, 477–478].

Такое заключение о современном человеке, который жил 2 млн лет назад, спутывало целиком карты всех эволюционных построений. Ведь оказывалось, что анатомически современный человек жил не только раньше многих ископаемых видов Homo, но даже и австралопитеков.

Тотчас поднялся шквал критики. Луиса Лики обвинили едва ли не в подлоге, в частности, указывали на то, что сам Лики не мог точно указать место обнаружения находки. Сам Лики очень жестко придерживался своей точки зрения на безошибочность идентификации находки [245, 643]. Однако датировка была столь неожиданной и не укладывающейся ни в какие разумные границы, что о необычной челюсти предпочли забыть. Как, впрочем, и о многих других подобных находках, постоянно нарушающих «правильную» линию развития человека.

В 1965 г. в Канапои на южной оконечности озера Туркана в Кении была обнаружена плечевая кость, по своему строению очень близкая, если не идентичная современному человеку. Первоначально она была датирована 2,5 млн лет назад, однако затем датировка была уточнена до 4 млн лет. В 1973 г. Ричардом Лики в районе Коби-Фора (№ 1470) на западном берегу Турканы были открыты фрагменты нижних конечностей, и Р. Лики заключил, что они почти не отличаются от современных! Примечательно, что эта находка вполне современного человека датируется 2,6 млн лет, то есть задолго до неандертальцев и многих видов Homo erectus [254, 821]. Коби-Фора вообще богата удивительными находками, в 1974 г. здесь обнаруживают лодыжку, датируемую 1,5–2,6 млн лет. Известный антрополог, профессор Бернард Вуд, который занимался изучением этой кости, заключил, что она идентична той, что обладает современный человек. О странных людях современного вида, что жили 2,5 млн лет назад, предпочли забыть, сославшись не неточность датировки.

Прогулки с динозаврами

Другая, столь же загадочная находка переносит нас из Африки на другой континент – в Америку, которая считается якобы заселенной очень поздно. Боле ста миллионов лет назад территория современного Техаса представляла собой часть океана, на берегах которого обитали самые разнообразные представители динозавров. Часть их следов сохранилась на окаменевшем иле берега недалеко от города Глентаун, где уже издавна обнаруживали отпечатки лап динозавров и показывали туристам и где даже можно было купить слепок с такого отпечатка.

Однако в 1969 г. местным жителем Станом Тейлором было обнаружено нечто совсем необычное. На берегу реки Палакси рядом со следами трехпалого динозавра явным образом прослеживались отпечатки следов, удивительно похожих на человеческие. Эта цепочка следов получила название «тропа Тейлора». Тейлор сначала заметил несколько следов на мелководье реки, уходивших под глыбы песчаника. Тейлор с увлечением начал расчистку следов, и с 1969 по 1972 г. ему удалось обнаружить действительно целую дорожку отпечатков. 134 отпечатка очевидно принадлежали трехпалому двуногому динозавру, а семь отпечатков были похожи на человеческие, причем явным образом прослеживалось чередование правой и левой ступней. Также хорошо было видно, что следы имеют более узкую пятку и расширяются к носку, что характерно для человека. Фактически получалось, что человек современного вида обитал бок о бок с динозаврами более 10 млн лет назад.


Так называемая «дорожка следов Тейлора», обнаруженная в Техасе на берегу реки Палакси. Следы человека (слева) и трехпалые следы динозавра. Они датируются 100 млн лет назад


Человек может встретиться с динозаврами и другими подобными животными только в фантастических фильмах, в реальной жизни, как утверждается, они были разделены многими миллионами лет. Поэтому открытие Тейлора привлекло внимание представителей самых разнообразных кругов. Большую рекламу вокруг следов создали представители научного креационизма, видевшие в открытии доказательство раннего возникновения человека и того факта, что он жил одновременно с динозаврами [374, 229–231].

Научный мир отнесся к открытию крайне скептически. Прежде всего было проверено, не являются ли «человеческие» следы подделкой и действительно ли они совпадают по времени со следами динозавра. Ответы на оба вопроса оказались в пользу Тейлора – это не подделка, а следы появились синхронно.

Но находка столь сильно нарушала классическую датировку жизни человека, что атаки на нее продолжались. В 1970 – 72 гг. группа ученых, куда входили Б. Нефельд, Бранд и Чадвик, провела тщательное исследование следов. Они сделали вывод, что следы двуногого существа, которые принимали за отпечатки ног человека, скорее всего, принадлежали все тому же двуногому трехпалому динозавру [301]. Критики «следов Тейлора» предположили следующий вариант формирования таких следов. Первоначально все следы были трехпалыми. Большая часть веса тела динозавра приходится именно на центральный палец, поэтому он глубже всего отпечатывался на илистом берегу. Постепенно из-за эрозии следы от двух боковых пальцев размылись, «слившись» с отпечатком центрального пальца – так возник отпечаток, похожий на человеческий.

Возникали и другие вопросы: как человек мог мирно следовать с динозавром бок о бок по берегу? И все же вопрос окончательно не решен. По меньшей мере на одном отпечатке виден большой палец, а каждый отпечаток составляет чуть меньше 30 см, что совпадает с длинной ступни человека.

Тем не менее гипотеза возникновения «человеческих» следов из-за эрозии следов динозавра в данном случае представляется более доказуемой. О «следах Тейлора» можно было бы благополучно забыть и согласиться с выводами Б. Нефилда, если бы не ряд схожих артефактов, обнаруженных в разных концах земного шара.

Впрочем, есть данные, что и в Америке, где, по официальным, версиям люди появились лишь около 15 тыс. лет назад, в глубокой древности также развивалось свое «другое человечество».

Канадский антрополог Алан Брайан обнаружил в Санта-Лагоа в Бразилии череп с низкой лобной частью, толстыми стенками и массивными надбровными дугами, который весьма точно соответствовал характерным признакам Homo erectus. Но теоретически Homo erectus не мог жить на американском континенте! Откуда он взялся здесь? Неужели и здесь шло параллельное развитие своего вида человечества. Антропологи, имевшие возможность изучать фотографии черепа из Санта-Лагоа, признали в нем Homo erectus, но не могли поверить в то, что он был найден в Америке. Чтобы не смущать умы научного мира после долгих споров, череп был помещен в один из Бразильских музеев, откуда впоследствии загадочно исчез [47, 318–327].


Свод черепа Homo sapiens, обнаруженный в Бразилии, в Санта-Лагоа, вызывал много споров – он показывал, что человек мог жить на американском континенте сотни тысяч лет назад


Но здесь может быть возражение иного толка – это противоречит всем современным данным. Напомним, что далеко не только находки костей, но и последние результаты генетического анализа показывают, что человек современного вида мог появиться не ранее 180 тыс. лет назад – и эту цифру подтверждают недавние находки в Эфиопии. Наши прямые предки просто не могли оказаться в Америке, равно как и в другой части земной суши ни три, ни четыре, ни тем более десять миллионов лет назад.

А если предположить, что это были не мы, а другие люди?

Консервативность, что спасает наше создание

Представим себе, что первые люди появились, ну, например, 10 млн лет назад? Или 60 млн? Причем речь идет не о предках людей, а именно о людях современного вида. Любой рациональный человек, хотя бы поверхностно знакомый со стандартной версией развития человечества, просто не воспримет такие предположения всерьез. И наверняка окажется прав – ведь ничто не указывает на столь большую древность человека, ведь никаких костных останков «миллионолетних» людей не обнаружено.

В большинстве своем человеческое мышление очень консервативно. Консервативность помогает нам нередко спасти самих себя от потрясений, ставит некий порог против того, что наш разум не способен адекватно воспринять и осмыслить. Научное мышление, несмотря на парадоксальность многих открытий, нередко еще более консервативно, чем мышление обычное, так как вынуждено постоянно строить некоторые схемы, гипотезы и предположения, а это, в свою очередь, требует определенной логики схем и определенности.

Хотя на определенных этапах научная схема допускает некоторую неопределенность (например, мы плохо представляем, чем заполнен период развития человека между 8–6 млн лет назад), однако она не может состоять вообще из несвязных отрезков без связующих звеньев между ними. В известной мере, мы постепенно становимся заложниками этого: после обнаружения в разных концах света останки австралопитека, питекантропа, неандертальца, кроманьонца и других представителей человеческого рода наше мышление стремится установить временную и пространственную связь между ними. Так возникает теория постепенного происхождения одного вида человека от другого, миграции человечества и расселения его по всему земному шару.

Все, что вызывает либо неопределенность, либо нарушение сравнительно устойчивой схемы, отбрасывается почти автоматически. Именно таким образом были «забыты» обнаруженные в 1938 г. профессором В. Барроу человеческие следы, которые он датировал 250 млн лет. Также были отодвинуты в область популярной литературы и фантастики артефакты человеческой деятельности, датированные десятками миллионов лет.

Вероятно, здесь нередко недостает парадоксальности мышления, способного допустить нечто принципиально выходящее за рамки устойчивой схемы и априорно пойти на неустойчивость построения, чтобы попытаться свести эти факты воедино. В частности, говоря о возможной периодичной смене человеческих цивилизаций на земле, мы пытаемся предложить одну из таких схем, возможно, не самую оптимальную.

Представим и другое: что произойдет, если какая-то материальная находка, например, орудие внезапно укажет нам на признаки разумной деятельности человека, скажем, тридцать или даже пятьдесят миллионов лет назад? Скорее всего, исходя из некой стандартной модели, что укоренилась в нашем сознании, такая находка либо будет отброшена как ошибочная, либо ее придется подгонять под известную нам схему. Скорее всего, ее датировка может быть объявлена ошибочной. И в этом случае мы боремся не столько со временем (для человеческого сознания период в миллион лет и в сто миллионов в равной степени не может быть воспринят адекватно), сколько с властью некогда нами же установленных схем в нашем сознании. Разум человека просто отказывается принимать столь «нелепые» даты – ведь они разрушают некую стабильную схему, столь привычную нам.

Схема эта сформировалась у нас в сознании, прежде всего под воздействием трактовок, связанных с теорией эволюции – человек есть продукт постепенного происхождения, и этот процесс шел на протяжении нескольких последних миллионов лет. Но никак не раньше. Все, что происходило раньше, все, что насчитывает, например, десяток миллионов лет, к «человеку разумному» никакого отношения не имеет.

Наибольший интерес в этом плане представляют находки, которые были сделаны еще до того, как была создана сравнительно стройная теория эволюции и выстроена гипотетическая линия становления человека. Дело в том, что ученые вынуждены, анализируя любые новые находки, так или иначе сверяться со «здравым смыслом», причем неважно, делают это они осознанно или подспудно. Если находка углубляет «существование» человечества на земле на 1 млн лет (как это произошло, например, с открытиями группы Мери и Ричарда Лики), то в рамках известной нам сегодня теории это может считаться грандиозным открытием. После обычных для такого открытия дискуссий научный мир готов согласиться с тем фактом, что начало развития линии к человеку было положено, скажем, не 2 млн лет назад, а 3 млн лет. Впрочем, и сам этот факт обычно вызывает споры, жесткие дискуссии и обсуждение вопроса, о том, что можно считать «началом человека». Но открытие, которое углубляет историю человечества, скажем, на 10 млн лет, будет с испугом отброшено в сторону – слишком уж оно не укладывается в привычную схему, которую мы сами же и создали.

И именно поэтому полезно взглянуть на некоторые находки, сделанные до создания современной схемы эволюции и создания «временных конвенций» в несколько миллионов, а не десятков миллионов лет.

Утварь древних мастеров

Таких находок немало, о них обычно не объявляется широко, поскольку их происхождение трудно объяснить рационально. Безусловно, среди них немало просто ошибочных датировок, неправильных трактовок и просто грубейших нарушений правил при извлечении объектов из земли. Но есть и находки, которые действительно очевидным образом выходят за известные нам временные рамки «истории человечества». Целую серию таких находок описывают и анализируют М. Кремо и Р. Томпсон в монографии «Запрещенная археология», их выводы во многом повторяет известный популяризатор М. Беджент [85; 15]. Объекты, описанные ими и обнаруженные во многих регионах мира, неожиданным образом показывают, что, возможно, человеческая цивилизация существовала… несколько десятков миллионов лет назад.

Прежде всего в этом плане показательна серия находок, сделанных на территории Калифорнии, поскольку Новый Свет был заселен достаточно поздно – значительно позже, чем другие континенты. Мнения антропологов расходятся по поводу точного времени прихода сюда первых людей. Сторонники раннего появления здесь человека настаивают на 40 тыс. лет назад. Один из древнейших черепов был обнаружен в Калифорнии на прибрежном обрыве Дар-Мар, который нередко называли «черепом первого американца», и датировали его 48 тыс. лет назад. Однако после уточнения датировки его возраст был уменьшен до 11 тыс. лет. Вообще же разброс во времени заселения Нового света варьируется от 70 до 12 тыс. лет назад [420, 186].


Здесь, в районе горы Тэйбл, неподалеку от Сакраменто, были сделаны удивительные находки, свидетельствующие, что люди могли жить здесь десятки миллионов лет назад


Более точные датировки для нас пока несущественны. В любом случае их, кажется, опровергают находки, обнаруженные в Калифорнии, в частности, в районе горы Тэйбл, вокруг Сакраменто, которые породили широкую научную дискуссию в начале XX века.

В начале 1848 г. с находки золотого самородка на северо-востоке от Сакраменто в Калифорнии началось то, что затем получило название «золотой лихорадки». Людей охватил настоящий бум рытья штолен и шурфов в поисках золотоносных слоев. Десятки тысяч переселенцев устремились в Калифорнию, золото извлекалось из земли тоннами, изобретались новые механизмы, совершенствовалась промывка золотого песка. Однако параллельно с этим поползли слухи о том, что нередко вместе с самородками находят и какие-то странные золотые предметы, несущие явные следы человеческой обработки: звенья золотых цепочек, иглы, скребки, навершия от молотков и еще целый ряд предметов непонятного назначения. В 24 декабре 1851 г. консервативная лондонская «Таймс» помещает заметку о некоем шахтере, которому посчастливилось обнаружить кварцит с вкраплениями золота. Расколов камень, он обнаружил внутри… золотой гвоздь.

Здесь следует сделать несколько уточнений по поводу возраста золотоносных пластов. В основном самые ранние пласты в золотоносных слоях датируются 55 млн лет. Сверху них нередко залегают лавовые пласты, которые можно датировать весьма точно благодаря калиево-аргоновому методу. Русла золотоносных рек, где промывается золотой песок, несколько моложе и датируются 35–55 млн лет. Таким образом, находки, обнаруженные в этих слоях, можно датировать довольно точно, естественно, учитывая, что точность здесь относительная и погрешность может составлять сотни тысяч, а то и миллионы лет (заметим, что калиево-аргоновый метод в ряде случаев может давать очень серьезные погрешности). Однако в любом случае любой артефакт, например, золотой гвоздь, звено цепочки, обнаруженные в таком слое, представляет собой настоящую сенсацию, поскольку, по устоявшимся представлениям, в ту пору, например, 30 млн лет назад, не только не существовало подобных технологий, но и человечества вообще. Разумеется, стоит делать скидку на большое количество случайностей и чисто естественных процессов, например, перемещение геологических слоев, а вместе с ними и артефактов, однако здесь скорее следует вести речь о частоте таких находок, стараясь отделить случайности от закономерностей.

Может быть, это случайность? Но подобных находок оказалось немало. Неподалеку от города Сан-Андреас, приблизительно в 80 км от Сакраменто, в одной из штолен на глубине около 44 м были обнаружены несколько древних каменных ступ – камней с выдолбленными внутри полостями, сами же слои, в которых залегали находки, датировались 5 млн лет [15, 8]. Сначала бум золотодобычи в Калифорнии, а затем и разработка угольных шахт в Колорадо заставляли людей делать все новые и новые шурфы, буквально перелопачивать сотни тон земли – и делать неожиданные находки. По сути, из-под земли проступала доселе невиданная материальная культура – причудливые золотые изделия, гвозди, каменные ступы, песты и многое другое.


Заметка в журнале «Сайентифик Америкэн» от июня 1825 г., где рассказывается о кувшине с инкрустацией, извлеченном с глубины 4,5 метров


Научные журнала середины – конца XIX в. широко публиковали заметки о находках, извлеченных из поразительно глубоких слоев земли. Безусловно, здесь встречались и ошибки, и наверняка преувеличения, но в целом «прибавлять древности» находкам было бы бессмысленным. Никакой теории развития человека еще не сложилось, а поэтому опровергать концепцию относительно недавнего происхождения человека было просто напрасным. Плюс-минус один миллион лет тогда не играл особой роли в научных спорах, находки просто фиксировались в соответствии с теми слоями, где были обнаружены.

В июне 1852 года научный журнал «Сайентифик Америкэн» поместил небольшую заметку, в которой рассказывалось о металлическом сосуде, найденном во время взрыва скальной породы в Дорчестере, штат Массачусетс. Удивительный сосуд был выброшен на поверхность взрывной волной при взрыве осадочного конгломератового пласта, залегавшего на глубине около 4,5 метров. Сосуд оказался расколот на две части, однако, сопоставив их, исследователи получили колоколообразный кувшин высотой около 12 см, с толщиной основания около 16,5 см и горлышком около 6 см. Сосуд был, как сочли при осмотре, изготовлен из сплава серебра. По одной его стороне шла инкрустация рисунками цветов. [434, Vol 7, June 5,1852]

Таких находок было множество – в основном они сдавались в музеи или попадали в частные коллекции. Чаще всего это были все же каменные песты и ступы, которые, в сущности, изготовить несложно. Значительно сложнее обстоит дело с изготовлением других предметов, например, золотых цепочек, столь странным образом оказавшихся в слоях, датируемых несколькими десятками миллионов лет. Для обработки золота требуется достаточно сложная техника, и звенья цепи не могут быть сделаны при помощи каменных орудий.

Находок становилось все больше и больше. В основном они извлекаются их глубоких угольных слоев, которым насчитывается от 30 млн лет, большинство же – значительно старше. Наконец, наступает время обобщений – накопленный материал, как казалось, был столь обширен и репрезентабелен, что позволял делать какие-то серьезные выводы о чрезвычайной древности человечества. В 1880 профессор Гарвардского университета и официальный геолог штата Калифорния Дж. Уитней публикует обширную монографию, где описывает ряд подобных фактов. Древность и необычность находок была столь велика, что на основе книги сначала был сделан доклад в престижном Антропологическом институте в Лондоне, в 1890 г. в расширенном виде тот же доклад был представлен на Американском Геологическом обществе, и, наконец, в 1899 г. одна из самых солидных научных организаций Америки – Смитсониевский Институт в Вашингтоне – делает критический обзор находок.

Здесь стоит вспомнить, что к тому времени, то есть к концу XIX столетия, уже были обнаружены некоторые ископаемые останки, свидетельствующие о необычайной (по представлениям того времени) древности человечества. Эжен Дюбуа на Яве обнаруживает питекантропа, позже получившего название Человек прямоходящий, еще ранее на территории Германии был найден неандерталец, но долгое время его никто не решался ставить в эволюционный ряд, ведущий к человеку. Причина была проста: во-первых, сама теория эволюции еще не получила признания, а во-вторых, неандертальца считали обычным человеком, страдавшим какими-то заболеваниями, отчего и произошла деформация его внешнего вида.

Находки, описанные профессором Дж. Уитней, а точнее, их датировка, были слишком поразительными, слишком необычными – они грубейшим образом разрушали сравнительно стройно нарисованную историю человечества. И, как следствие, обычно такие находки игнорируются и списываются в основном на погрешности датировки, перемешанные слои, недостаточно точную локализацию находок. С этими возражениями можно было бы согласиться, если бы не целая череда подобных артефактов. Так, в 1853 г. при открытии золотоносного слоя из глубины приблизительно 38 метров были извлечены несколько поразительных объектов: зуб мастодонта, а также продолговатая бусина из мрамора длиной около 4 см и диаметром около 2,5 см с искусственно просверленным отверстием в центре диаметром около 60 мм. В другом случае в горизонтальном шурфе приблизительно в 55 м от поверхности земли было обнаружено нечто подобное каменной ступе, несущее явные следы человеческой обработки. В той же шахте был отрыт сильно окаменелый человеческий череп [397, 265–266].

Доклад, подготовленный Дж. Уитней, вообще изобилует описанием подобных необъяснимых находок. Так, в 1853 г. при бурении шурфа вглубь горы на глубине около 90 м был открыт каменный топор длинной в 15,5 см и шириной режущей кромки в 10 см, причем в топоре было проделано отверстие – предположительно для удобства крепления деревянной рукояти. Неподалеку была найдена еще одна каменная ступа.

Участие в исследованиях Смитсониевского института, по сути, переводило все эти находки на качественно иной уровень – на уровень научных артефактов. Сам институт был основан в 1846 г. и был назван в честь английского ученого Джэймса Смитсона, который профинансировал создание этой организации, обросшей постепенно рядом музеев, научных лабораторий и исследовательских центров. Авторитет и та роль, которую играл Институт в развитии научных исследований придавали особую пикантность выводам экспертам Института. Эксперты и ученый Института датируют находки в основном по слоям, в которых они были обнаружены, и называют ошеломляющую дату – большинство находок, связанных с человеческой деятельностью, они датируют 38–55 млн лет [76, 670 – 72]. Оценивая доклад Смитсониевского института уже с позиций сегодняшних находок и зная, что древнейшие австралопитеки датируются 4–4,5 млн лет, а первые люди – 2,5 млн, нельзя не поразиться тем датам, которые фигурируют в нем.

О каком вообще человечестве может идти речь десятки миллионов лет назад? Это – либо грубейшая ошибка, либо… какое-то другое человечество.

Они творили десятки миллионов лет назад

Вряд ли можно утверждать, что эксперты Смитсониевского института сразу же благосклонно и безоговорочно приняли все находки. Общий анализ, проведенный экспертами Смитсониевского института, был достаточно критичным и подробным. Прежде всего в докладе указывалось, что часть находок может принадлежать средневековым цивилизациям, которые жили в этих местах до прихода сюда европейцев, и хотя они представляют значительную ценность, все же к «допотопной древности» их вряд ли стоит относить. Были учтены и случайности, например, ряд изделий из золота мог провалиться в отверстия и шахты, оказавшись тем самым в глубоких слоях земли, а затем быть засыпанным камнями и другими наслоениями. Эксперты отмечали, что примитивная техника промывки золота является крайне деструктивной операцией для самих изделий и не позволяет точно определить их возраст. Возможно также, что находки подобных «древних» золотых изделий в глубоких слоях объясняются преувеличениями золотоискателей и местным фольклором. Таким образом, многим «странным» находкам можно дать вполне рациональное объяснение.

Однако специалисты Смитсониевского института не могли не признать, что существует ряд находок, которым трудно найти объяснение с точки зрения строгой науки и допустимой хронологии. В частности, к этой категории относятся некоторые изделия, обнаруженные на глубине нескольких десятков метров в горных породах.

Некая миссис С. В. Калп из Морисонвиля, штат Иллинойс, 9 июня 1891 г., расколов кусок каменного угля для своей печки, обнаружила в нем два отрезка золотой цепочки общей длиной около 25 см и весом в 12 граммов. Примечательно, что в том месте, где две части цепочки были разъединены, в угле сохранился отпечаток какого-то круглого предмета – то ли застежки, то ли еще одного звена. К сожалению, после смерти С. Калп в 1959 г. следы цепочки затерялись [85, 392; 15, 10]. Теоретически цепочка должна была попасть в уголь именно в момент его образования, а учитывая, что возраст каменного угля составляет 260–320 лить суть этой находки!

Есть в этой находке еще одна особенность, больше задуматься над странностями древних технологий, появившихся… до «официального» появления человека. Цепочка была изготовлена не из чистого золота, а из сплава, в котором восемь частей золота смешаны с шестнадцатью частями других металлов, чаше всего с медью. Такое золото именуется восьмикаратным. Восьмикаратное золото было большой редкостью, поскольку в древнем мире, например, в Египте, в Китае, в доколумбовой Америке изделия изготавливались из чистого золота, а в средние века нередко использовалось 15-каратное золото (то есть 60-ный золотой сплав). Таким образом, находка представляла собой исключительно редкий случай сплава, что еще больше усиливает ее необычность.

До сих пор это остается загадкой, не укладывающейся в наши представления о времени появления и развития человека. Тем не менее речь идет не об одной-двух случайных находках, но о целой категории, объяснение существования которых мы попытаемся найти чуть позже. Здесь же поговорим еще о самих находках.

Одна из самых знаменитых серий находок была сделана во время работ неподалеку от гор Тэйбл в графстве Тулумн (Калифорния) на западной оконечности Йосемитского национального парка и получила широкое описание как в научной, так и в популярной литературе [85, 270 – 93]. Это место располагается приблизительно в 200 км от Сакраменто, где и началась «золотая лихорадка», в Сьера-Неваде. Верхняя часть этой горы покрыта мощной лавовой шапкой, датируемой девятью миллионами лет, которая скрывает под собой скальные породы и более древний золотоносный слой. Все находки, относящиеся к деятельности человека, были сделаны в т. н. доисторическом слое, если исходить из общепринятой хронологии существования человека на земле. Специальных раскопок, по-видимому, первоначально не проводилось, и основными «археологами» были горняки, ведущие здесь работы. Уже вскоре после начала работ рабочие обнаружили наконечники стрел длинной от 15 до 20 см, ковши с ручками и странный предмет из сланца, который, возможно, служил рукоятью для лука. Рядом с ними были обнаружены орудия из полированного камня и – самое главное – нижняя челюсть человека. Все обнаруженные объекты были датированы 33–35 млн лет! Это была поистине поразительная находка, поскольку до этого останки человека не удавалось обнаружить в столь глубоких слоях [15, 6].


Каменная ступа с пестом, извлеченная из угольных слоев рудокопами в 1877 г. в горах Тэйбл в Калифорнии. Слои датируются 3 млн лет назад


Однако не только горы Тэйбл оказались столько богаты на необычные находки. Так, на территории Калифорнии в Эльдорадо, Неваде, Тринити, Плэйсер, Амадор, Батт и других местах всего было обнаружено около тридцати различных каменных ступ и пестиков в слоях, датируемых более 23 млн лет назад [85, 386–387].

Каменные ступы – некое подобие древних сосудов с выдолбленной полостью внутри – широко встречались среди находок, обследованных Дж. Уитней. В частности, в 1862 г. одно подобное изделие было поднято на поверхность с глубины 60 м, что теоретически предполагает: ему десятки миллионов лет. Внутренняя поверхность всех подобных изделий была обработана очень качественно, и Дж. Уитней предположил, что это могло быть сделано лишь при помощи андезита, ближайшее месторождение которого находилось более чем в 160 км от места находки.

Находки, обнаруженные в Калифорнии, постепенно стали привлекать внимание известных ученых. Так, к исследованиям подключается Кларенс Кинг, известный американский геолог и директор исследования Правительства США по 40-й параллели. К тому времени Кинг уже считался ученым национального масштаба, его опыт в датировке слоев был непререкаем, что особенно важно в свете его последующей находки. В 1869 г. он начинает исследование в горах Тэйбл, особенно его интересуют слои вулканического туфа. К. Кинг обращает внимание на то, что после последнего затопления этого района отступившие воды обнажили часть золотоносных слоев, и это значительно облегчило их исследование. Через некоторое время он открывает в этих слоях некий продолговатый каменный предмет, который идентифицируется им как пестик и датируется многими миллионами лет. Сам Кинг очень осторожно оценивал свое открытие, понимая, что оно заметным образом расходится с общепринятыми представлениями о хронологии человечества [23, 194; 197, 453]. Находка оказалась столь плотно вмурована в окружающие слои, что пришлось немало потрудиться, прежде чем освободить и очистить ее. Высвобождение «пестика» было сделано столь осторожно, что в породе, в которой он находился, остался прекрасный отпечаток находки, который можно было использовать как идеальную форму для отливки копий.

Следует учитывать, что все это многообразие находок было обнаружено вне специальных целенаправленных исследований, тактика и направление поиска не определялись, и подавляющее большинство артефактов было обнаружено случайно. Вполне вероятно, что при организации специальных поисков количество столь же необычных находок могло быть и большим. Таким образом, в горах Тайбл могло когда-то находиться очень древнее поселение. Это подтвердили и некоторые дальнейшие находки, так, в частности, на поверхность одной из штолен были извлечено несколько обсидиановых наконечников для стрел длинной около 25 см каждый в слоях, датируемых 55–35 млн лет назад. Примечателен отчет, составленный супериндендатном раскопок по поводу этих находок. Он отмечает, что слои вокруг находок не несут никакого следа вмешательства и не нарушены: «Не существует даже легкого следа нарушения масс или естественных трещин, через которые мог бы осуществляться доступ, а равно как нет таковых и по соседству» [15, 8].

Стоит сделать несколько оговорок относительно «удивительной древности» находок. Подавляющее большинство из них были сделаны любителями или вообще малообразованными золотоискателями, и лишь затем попали в руки ученых, которые реконструировали места их обнаружения по устным рассказам, что, разумеется, значительно уменьшает точность датировки. Кстати, такие оговорки встречаются практически во всех официальных отчетах, касающихся древней археологии этого района. Непрофессионализма таких раскопок никто не скрывал, и тем не менее невозможно отрицать сам факт обнаружения многих материальных объектов в слоях, которые датируются десятками миллионов лет.

Это подтвердили и несколько комиссионных экспертиз, проведенных по результатам этих находок. Одна из них была назначена в 1909 г. и показала в основном достоверность древней хронологии объектов. Следует учесть, что эта экспертиза была сделана уже после находок питекантропа (Homo erectus) на Яве, показавших, что первые люди датируются сотнями тысяч лет, но никак не десятками миллионов (современная датировка этого вида – от 1,6 млн лет). И все же акт экспертизы отмечал: «Необходимо отнести истоки человеческой расы к крайне отдаленному геологическому периоду» [85, 392].

В общем, такие находки буквально разрушали стройную картину спокойной и поэтапной истории человечества, которое, как сегодня считается, возникло несколько миллионов лет назад, но никак не десятки миллионов, а затем плавно эволюционировало. Так откуда же такие невероятные датировки?

Может быть, американский континент – редкое исключение? Но нет, объекты чрезвычайной древности были обнаружены не только на территории США, но и в Великобритании, Австрии и некоторых других местах. Так, в июне 1884 г. неподалеку от английского местечка Рутерфорд на реке Твид, что километрах в 60-ти от Эдинбурга, внутри камня была обнаружена золотая нить. Слои песчаника, где был обнаружен объект, датируются 360 млн лет.

Немало описаний подобных находок встречается в докладе сэра Дэвида Брюстера, представленном в Британской Ассоциации прогресса в науке. Он, в частности, отмечал, что рабочие в каменоломне Кингуди неполадку от Данди в Шотландии обнаружили железный гвоздь в блоке песчаника, причем гвоздь настолько плотно был «впечатан» в камень, что их одновременное происхождение не вызывало сомнений. Песчаники в этих местах датируются нижним девоном, т. е. 387 млн лет. В 1885 г. у австрийского города Вёкланбрюка, что неподалеку от Зальцбурга, в блоке каменного угля был обнаружен металлический объект, представляющий собой почти ровный куб со сторонами приблизительно в 6,6 см и весом около 500 г. Его огибал желобок, две стороны были закруглены, сам же куб был сильно окислен. Объект был доставлен в музей города Линц, где было установлено, что он изготовлен из никелевого сплава. С него была сделана отливка, которая сохранилась до сих пор. Впрочем, некоторые эксперты сочли, что речь все же идет о метеорите, а не об объекте искусственного происхождения [15, 247].

Не стоит полагать, что большинство таких находок было сделано лишь в конце XIX – начале XX века. Их большое количество, относящееся именно к тому периоду, как представляется, объясняется прежде всего тем, что на «допустимый возраст» человечества еще не было наложено ограничений, объекты датировались более свободно и непредвзято, хотя нередко и менее точно. Такие находки встречаются и сегодня, однако нередко материалы о них не публикуются, в силу того что их авторы принимают все это за случайность. Так, например, в 1952 г. специалист по рытью колодцев Фредерик Хер в Калифорнии обнаружил металлическую цепь, вмурованную в песчаник на глубине 11 метров, что говорит о ее очень древнем происхождении, хотя в отчете и не приводится точной датировки слоя [6, 336].

На первый взгляд может показаться, что во всех этих находках не хватает главного – останков самого человека. Ведь вряд ли можно найти лучшее подтверждение древнейшему существованию человека, кроме как обнаружение частей скелета или черепа.

На самом деле открытия костных останков уже были зафиксированы к тому времени. Здесь следует учесть, что всякое открытие должно получить научное признание и быть поддержано – позитивно или негативно – научной аудиторией. Оно должно дойти до научных журналов, конференций, экспертов и критиков. Иначе любой, даже уникальный предмет останется лишь достопримечательностью местного краеведческого музея. И, увы, далеко не все находки костных останков человека доходили до научной аудитории. Но все же ряд фактов оказался доступен широкой публике.

В 1862 г. горные рабочие обнаруживают останки человеческих костей в Иллинойсе, в графстве Макупин, на глубине 27 метров в слоях угля, датируемых 286 млн лет. Судя по отчетам рабочих, кости в момент обнаружения были покрыты «черным блестящим налетом», подобно каменному углю. После того как налет отчистили, под ним открылись «белые кости» [85, 454]. В этом отчете несколько смущает описание костей «белого цвета» – известно, что в силу процессов, которые происходят в костной ткани, кости приобретают серовато-бурый цвет, который, естественно, «отчистить» невозможно. К тому же точная идентификация костей не проводилась, и утверждение о «явно человеческих» останках представляется спорным, к тому же сами кости не сохранились. Порой неспециалисту, какими явно являлись шахтные рабочие, сложно отличить кости человека от костей крупного примата.

Впрочем, в древних слоях угля также встречаются кости ископаемых обезьян. Именно таким образом 2 августа 1958 г. в Бачинелло в Италии были обнаружены кости Ориопитека – вымершей обезьяны, которые залегали на глубине почти 200 метров от поверхности, а слой бурого угля, в котором они были обнаружены, датируется 10 млн лет. Кости были сильно деформированы под тяжестью слоев земли и заметно фрагментированы, к тому же оказались повреждены во время извлечение из слоев угля. Эксперты Музея естественной истории в Базеле отмечали, что около тридцати подобных скелетов были практически разрушены в результате неумелых действий горных рабочих [15, 16]. Ориопитек рассматривается как важное звено на эволюционном пути человека, однако столь большая его древность также вызывала сомнения у многих специалистов – слишком рано он «появился на свет».

В любом случае обращает на себя внимание то, что и костные останки, и материальные объекты обнаруживаются буквально вмурованными в каменный уголь – сложно представить, как они могли попасть туда, кроме как в момент формирования самого угольного пласта.

Итак, мы сталкиваемся с какой-то иной историей человечества. Или иного человечества? Поразительным образом всякие новые данные об обнаружении объектов искусственного происхождения, которым несколько десятков, а то и сотен миллионов лет, напоминают «статистику» Бермудского треугольника: каждый факт исчезновения корабля или самолета в отдельности может быть объяснен рациональными причинами в рамках устоявшихся моделей (пускай даже это будет лишь предположение, а не объяснение, подкрепленное фактами), однако совокупность огромного количества артефактов демонстрирует некую закономерность, которую приходится принимать во внимание.

Смена человечеств на земле

О чем могут говорить все эти удивительные факты? Конечно, можно признать, что перед нами – череда ошибок в датировках, которые, будучи перечисленными одна за другой, дают впечатление некой надежности и достоверности. Однако если некоторые артефакты действительно можно подвергнуть серьезному сомнению, то вмурованные в каменный уголь золотые цепочки и даже челюсть человека бросают настоящий вызов современным концепциям развития человечества и его технологий.

Если хотя бы одна из этих находок действительно соответствует тому возрасту, который ей приписывается, то мы внезапно получаем совсем иную картину становления человечества, нежели общепринята сегодня. Помимо возраста, обращают на себя внимание момента. Прежде всего, здесь почти не встречается костных останков, а черепа и челюсть, найденные в глубоких слоях в Калифорнии, не получили подробного описания и поэтому анализу не поддаются. Объяснение этому может быть вполне простое: в течение столь долгого времени костные ткани в большинстве своем просто не сохраняются. К тому же целенаправленных раскопок именно человеческих останков на такой глубине никто не вел.

Во-вторых, мы также не имеем целостной картины развития человечества, оно имеет какую-то малопонятную разрывность: одни предметы залегают в слоях, датируемых несколькими сотнями миллионов лет, другие – несколькими десятками, третьи – 5 млн лет. Как одно из объяснений этому можно привести гипотезу о циклической смене человеческих цивилизаций на земле, о природно-закономерных взлетах и падениях, когда отсчет человечества начинается снова.

В-третьих, все находки характеризуют собой крайне низкий уровень технологического развития, соответствующий первобытному обществу. Это значит, что-либо человечество столь медленно развивалось, что лишь к сегодняшнему дню дошло до нынешнего уровня технологического развития, либо те люди, которые создавали эти орудия, вымерли, и человечество началось снова. Это также подводит нас к мысли о циклическом развитии человеческой цивилизации на земле.

Находки, подтверждающие существование таких циклов, есть, и их немало. Они часто описываются, хотя, признаемся, не в научной, а скорее в научно-популярной литературе. Но самое главное, никакого вывода из этого не делается. Нашумевшая книга М. Беджента «Древние следы. Тайны древней и ранней истории», а также М. Кремо и Р. Томпсон в своей «Сокрытой истории человеческой расы», давая описания сотням таких находок, возраст которых выходит за все мыслимые рамки возраста человечества, не делают никакого вывода из всего этого. О чем говорят все эти «древности»? Что какой-то вид людей обитал на земле до нас? Или просто об активном движении слоев земли, которое заставило «перемешаться» древние черепа, рубила и ступы? А может быть, все сложнее и загадочнее, а все эти находки говорят вообще о пришельцах из космоса, что оставили все эти следы?

Все эти факты, взятые по отдельности, представляют собой лишь забавные и загадочные парадоксы – не более того. Но если рассматривать их в совокупности с постоянным существованием «параллельных человечеств», то все становится на свои места. Обратим внимание: все многочисленные человечества на земле вымирали без особых на то видимых причин, по крайней мере, никаких следов этого не сохранилось. Предыдущие человечества отживали свой срок, а потом уходили – уходили в небытие, во мрак бесконечной истории. Представителей тех, иных человечеств, было немного, а поэтому их следы и редки, о многих видах мы просто никогда и не узнаем. И нигде – абсолютно нигде! – не видно, что предыдущие виды были примитивнее, чем последующие. Они могли быть примитивнее, могли быть и прогрессивнее – в любом случае они были просто другими.

Очевидно, что на земле существуют циклы существования разных видов человечества, которые сменяют, дополняют или вытесняют друг друга. Не исключено, что древнейшие виды людей существовали и 15 млн, и 25 млн, и 60 млн лет назад – именно им принадлежат многие необычные находки, которые были буквально «вымараны» из официальной истории человечества.

Каждый из таких больших циклов включает несколько видов человечества, живущих на сравнительно компактном промежутке времени. Например, очевидно, что неандертальцы и мы принадлежим к одному и тому же циклу. Внутри этого большого цикла, обычно длящегося несколько миллионов лет, существуют и малые циклы, соответствующие жизни конкретных видов человечества, например, отдельного вида Homo erectus или Homo sapiens. В конце каждого и малого, и большого цикла конкретный вид человечества или все человечество в целом уходит с арены истории, «обнуляется» абсолютным образом, и наступает период нового цикла.

От того, предыдущего, человечества чаще всего остаются некоторые следы материальной культуры, например, скребки, рубила, ступы, сосуды. Но все зависит от самого характера передачи информации внутри этого человечества. От нас, например, останется очень много. Будучи вполне «самоцентричными» и эгоистичными представителями породы людей, мы считаем, что и все остальные должны были существовать таким же образом. А кто не такие, как мы, – те «примитивнее». Но если человечество передавало информацию вне слов и письменных знаков, если сам характер существования был абсолютно близок к изначально-природному, то следов останется очень мало. Если они делали большинство подручных инструментов из дерева, то такие артефакты не дойдут до нашего времени. Стало классическим определение, гласящее, что человек начинается именно с изготовления орудий. Наверняка это правильно относительно современных видов людей, но почему же мы считаем, что и все предыдущие человечества должны были жить по нашим законам? Они могли и не делать орудий, не общаться словами и при этом существовать вполне нормально. Если Человек прямоходящий на Яве сумел просуществовать миллионы лет без развитой материальной цивилизации и за это время не создали даже (о, ужас!) самого примитивного компьютера, то значит, они были вполне спокойны, самодостаточны и счастливы и без этого.

А вот и другой, не менее очевидный вывод: культурные достижения одного вида человечества совсем не обязательно должны наследоваться другими видами. Человеческий вид просто исчезает – и всё. Он уносит с собой и свой характер цивилизации, и свои достижения, и формы организации общества. Другое человечество создаст позже уже свою цивилизацию, иногда очень похожую, иногда абсолютно отличающуюся от предшественников. Но, самое поразительное, технологический и интеллектуальный уровень развития этой цивилизации не будет иметь никакого отношения к общему возрасту жизни нового вида человечества. Весьма «примитивные» цивилизации тех, кого мы называем Человеком прямоходящим (на самом деле это были разные виды людей, живущих в разных частях мира), просуществовали на земле миллионы лет, в то время как неандертальцы, казавшиеся более «прогрессивными», сгинули значительно быстрее. И совсем недолго существует на земле наш, современный вид человечества… Так что никакой прямой зависимости между тем, что мы называем «уровень развития цивилизации», и продолжительностью существования вида не существует.

Новые и новые виды людей приходят на землю, выживают и строят жилища, развивают примитивные и прогрессивные технологии, передают информацию, строят общество. И кажется, они «играются» с этой жизнью. Но на самом деле кто-то играет с ними. Приводит их на эту землю, дает побыть здесь, а потом сметает их, как надоевшие игрушки. Кажется, от самого человека здесь зависит очень немногое.

Они просто другие – более успешные

Как ни странно, оценить уровень развития наших предков достаточно сложно, и все критерии здесь весьма относительны. Конечно, по находкам рубил и нуклеусов мы можем судить не только об использовании, но и об изготовлении орудий, но и эти наши суждения окажутся весьма относительными. Дело в том, что до сих пор большинство племен в Австралии и Африке, находящихся на уровне первобытнообщинного строя, активно используют в своем быту остро отточенные кусочки бамбука в качестве ножа, костные останки других животных, а также разрисовывают свое тело сложными символическими татуировками, носят ритуальные украшения. Если даже первобытный человек использовал именно такие предметы и рисунки, то ничего из этого не сохранилось, поэтому мы даже не можем предположить, в каких одеждах ходили палеоантропы, да и носили ли ее вообще. Мы даже не знаем, какой длины был их волосяной покров, и можем лишь предполагать по аналогии с человекообразными обезьянами.

Еще меньше мы можем сказать о том, как работало сознание древнего человека, как он вообще воспринимал мир. Осмысливал? Познавал? А может, лишь рефлектировал, воспринимал его как данность? Именно так предписывают буддийские каноны, не без основания считая это реальным путем к просветлению, к «самоутрате» в мирских потоках. Кстати, это же и наиболее непротиворечивый путь существования человека и окружающего мира. Будучи психологически неотличим от мира, человек становится и неуязвимым для него. А значит, ему и не нужно оружие. Эта мысль не нова, даосские трактаты конца I тыс. до н. э. излагают ее с большой убедительностью и изяществом.

Обратим внимание на одну весьма важную черту в физиологии человека: за последнюю сотню тысяч лет, а может, и больше, мы абсолютно не изменились. Мы обладаем тем же мозгом, теми же параметрами тела, в сущности – теми же психологическими реакциями, что первые кроманьонцы, которые за одну «атаку» завоевали землю. Мы просто располагаем большей информацией, лучше умеем ее обрабатывать и, вероятно, делать из этого выводы, в сущности, увы, не всегда правильные.

Но мы не особенно отличаемся и от наших предшественников на земле – неандертальцев, хотя приходится признать, что, скорее всего, это был параллельный вид человека. Все популярные журналы и научные книги обошла информация об остроумном опыте, проделанном учеными-антропологами. На реконструированные изображения неандертальцев «надели» пиджаки. Рубашки и галстуки, на некоторых – даже шляпы – и показали нескольким прохожим. Никто не выразил удивления по поводу их «диковатого» вида, а некоторые даже сообщили, что не раз встречали таких людей, правда, не в самых престижных местах, например, по вечерам у пивного бара. А ведь им показали совсем иной вид людей! И мы их признали за «своих»!

Правда, это еще не значит, что они мыслили так же, как и мы. Прежде всего заметим, что понятие «неандерталец», или Homo sapiens neandertalensis, весьма растянуто, оно может включать в себя абсолютно разные типы людей, различающиеся между собой порой столь же явно, как различаются, например, современные люди по расовым признакам. Напомним, что к тому же существуют так называемые «ранние» и «поздние» неандертальцы – по сути, весьма различные между собой. Все это говорит, что уже много десятков тысячелетий назад мир был заселен весьма богато и разнообразно, хотя не так плотно, как сейчас.

Если предположить, что у наших предшественников был совсем иной тип передачи информации, то это приведет совсем к иному типу цивилизации. По закону «взаимоотталкивания», если мы выбрали основным типом информационной коммуникации речь и так или иначе связанные с ней символы (буквы, иероглифы, петроглифы и т. д.), то предшествовавшие нам «мудрецы» могли не только общаться телепатически, но и иметь иные способы фиксации информации. Не отсюда ли странные рисунки, лежащие в основе «И цзина»?

Да и сам процесс постижения мира может быть совсем иным. В частности, если мы познаем его поэтапно, послойно, заранее признав, что нельзя познать «все и сразу», что связано с процессом обработки информации, то наши предшественники могли путем интуитивного проникновения непосредственно приобщаться ко всей мудрости сразу. В этом случае изменяется система обучения детей, уже нет необходимости в школах или других учебных заведениях, где словесным образом объясняют «мудрость жизни».

Такое непосредственное слияние со знанием можно встретить в доктринах многих религиозных систем. В частности, божественная мудрость, Благодать несопоставимо превосходят всякие «выученные» знания. В восточных духовных школах для этого применяется масса способов, например, различные типы медитации, дыхательно-медитативные упражнения, экстатические танцы, использование наркотических и опьяняющих средств и многое другое.

Но представим, что человек практически сразу приобщается ко всем знаниям, что в нашем понимании характеризуется как знание мистическое и иррациональное. Отпадает необходимость в письменности, возможно, даже в речи, ибо телепатический контакт вполне заменяет все это. Цивилизация развивается просто в другом направлении, и, с нашей точки зрения, никакого «окультуривания» не происходит, но «дикость» эта – чисто внешняя, не внутренняя! Обратим внимание, что во многих преданиях некие страшные человекообразные существа не говорят, а лишь издают звуки, при этом поступая вполне логично, а зачастую даже мудро.

Обычно мы априорно полагаем, что развитие сознания обязательно должно реализовываться в создании «материальных благ», считая, что человек прежде всего должен направлять свои силы на обеспечение элементарных условий жизни, улучшение питания, изготовление орудий труда и т. д. На самом деле мысль отнюдь не бесспорна. Разве блестящий мыслитель, философ не по профессии, но по призванию, чей мозг работает зачастую непостижимым для нас образом, пытается объективизировать свои размышления в изготовлении механизмов и орудий? Разве он вообще что-то обязан делать? В данном случае творчество несопоставимо с понятием производительности труда. Работа духа производит много больше, но одновременно и много тоньше, неуловимее, нежели физическое действие. Проще говоря, духовное развитие и осознание мистического опыта внутри себя – кстати, черта, присущая лишь человеку, – могут никак не отпечататься для дальнейших исследователей. Или, скажем по-другому, отпечататься лишь в духовном импульсе, который в виде тайного знания передается и до сих пор. Если вдуматься, эта «память» намного более надежна, чем черепки и останки костей, ибо она несет суть того этапа развития человечества. Но то, что для протоцивилизации было естественным, каждодневным и нормальным, для нас превратилось в тайное и эзотерическое, доступное лишь в моменты высших откровений.

Мы – совсем другая цивилизация по своему характеру. Прежде всего, наша цивилизация имеет очень яркие черты. Прежде всего, человечество расселилось по всей земле, воспользовавшись благоприятным моментом, в том числе и хорошими погодными условиями и дрейфом материков. Во-вторых, мы обладаем яркой технократичностью цивилизации – строим механизмы, развиваем комфортность жизни.

Мы живем городами и поселениями, где возводим не только большие дома, но и храмовые комплексы, стены и крепости. Именно они и сохраняются через тысячелетия после того, как люди покидают эти места, – достаточно вспомнить крито-микенскую или древнеегипетскую цивилизации. А если бы таких построек не было, то обнаружить небольшое поселение, которое, скажем, селилось в соломенных хижинах, было бы просто не возможно. Все это истлевает за тысячелетия, не говоря уже о десятках и сотнях тысяч лет. А как жили люди миллионы лет назад? Десятки миллионов? Ведь если нет технократической цивилизации, то ничего и не остается от нее.

Человеческие цивилизации прошлого, что существовали на этой земле миллионы лет назад, могли быть просто другими – меньшими по масштабам, не нуждавшимися в сложных информационных линиях и каменных зданиях. Безусловно, они могут показаться более «дикими» и «примитивными» по сравнению с нашей цивилизацией. Но мы ведь смотрим «с нашей колокольни» – с позиции цивилизации, которая родилась лишь около 40 тыс. лет назад, а если исходить из строгого определения цивилизации исторической наукой, то от силы 6 тыс. лет. И вряд ли имеет смысл считать более «дикими» цивилизации, которые продержались на мировой арене миллионы лет – в тысячи раз дольше, чем мы!

Да, цивилизации могут существовать вне грандиозных построек и больших поселений, но от этого они не становятся менее успешными – они просто другие.



2014-07-19 18:44
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • © sanaalar.ru
    Образовательные документы для студентов.