.RU
Карта сайта

Конец пути сновидений (Последнее лето) / Ветер нагваля или Прощание с доном Хуаном

Дух поймал меня на жажде чуда, на стремлении к волшебству, сказке. Он провёл меня через опасности пути дона Хуана. Но он не дал мне погибнуть и сберёг меня. Более того, он спас меня от смертельного риска занятий чёрной магией, приоткрыв тайну Божественной Любви. Он показал, как можно любить чисто, возвышенно, бескорыстно той любовью, которая была закрыта для всех толтеков на их длинном, петлистом, разрушительном и тёмном пути.

…Набрав вещей и продуктов на весь тёплый сезон, после парашютного прыжка, после многолетней сезонной жизни в природе я снова еду в деревню. Ну вот, ещё 5 км пешком и я на месте. Тяжеловато с моим грузом (было ещё снаряжение для жизни на деревьях). Вспомнил, как когда-то добирался из деревни домой с тяжёлой большой сумкой и обратился с молитвой к Пресвятой Богородице с тем, чтобы послала мне попутную машину. Начало пути тогда было трудным, утомительным, затруднённым. Но когда добрался до ближайшего посёлка, потом пошло всё на удивление гладко и слаженно. Легковушка сама подъехала и «предложила» услуги. На многих пересадках я не задерживался более минуты. И так благополучно до самого дома.

Дай, думаю, и сейчас попрошу. Однако в то же время понимаю, что сейчас будни, вечер и не ягодно-грибная пора — проси, не проси Богородицу — никто не отвезёт, придётся добираться пёхом. Только подумал — лихо выезжает навстречу грузовик, сам останавливается, парень высовывается. Говорит, через пять минут поеду назад — тебя захвачу.

Ну, дела… Хороший знак. На подходе уже к своему старенькому деревенскому дому с неудовольствием подумал о мышах. Они меня сильно терроризировали прошлый год. Открыл дверь — пахнуло знакомым затхлым, но таким родным воздухом. А в доме, откуда не возьмись, уже живёт кошка. Она недавно сбежала от проезжающих мимо дачников, но успела одичать. Ещё один благоприятный знак — мои мысли о мышах и кошка в доме. Впрочем, я не возражаю против очередного совпадения.

Вот правильное отношение к Знакам — творческое, учитывать, наблюдать, размышлять. Никогда не верить слепо и не делать окончательных и поспешных выводов. Не искать везде и во всём знаки и не зацикливаться на них.

…Кошка шарахнулась от меня. Но через два часа мы стали уже неразлучными друзьями. Оказывается, колбаса сильно укрепляет дружбу. Кошка Мося (такое получила имя) — посланница самого Духа. У нас с Мосей в дальнейшем образовался семейный эгрегор. Постился я — держала летний пост и она. Правда, я Мосе немного молочка периодически покупал. Интересно наблюдать за животными. Умные создания! Мося подходит к закрытому ведру с ключевой водой, встаёт на задние лапы и передними показывает — пить!

В первый день по приезду по обыкновению и символически прогулялся до своей могилки. Поправил крестик из веток — он ещё есть. Но могилку находить всё труднее и труднее. Идут годы. Насыпь от дождей и снега провалилась, место зарастает кустарником. Спилили и дерево-нагваль. От него остался лишь толстенный, широкий пень.

В деревне по-прежнему — тихо, хорошо, просторно. Сосед Гриша в очередном запое. И также беспризорно бегают по деревне его голодные и умные собаки. А вот моя дорогая Любушка перебралась в другое место. Володька Гусев, косарь, умер от водки ещё осенью. Бездомного, вольнонаёмного сироту Юрку пристрелили приезжие пьяные милиционеры зимой (чем-то не угодил). Труп был обнаружен в замёрзшей реке полусидя с отверстием от пули в шее. Списали — утонул по пьянке, шею прогрыз рак. Кому он нужен этот Юрка? Его похоронили в общей могиле — так, кажется, называется в народе захоронение, когда без всяческих ритуалов просто закапывают в землю. А я после сбора деревенских новостей, побросав сумки, отправился к Любушке по лесной дороге в соседний посёлок. В моём сознании живо рисуются несколько воспоминаний. Ещё в те старые времена, когда я выпивал (до пути одинокого воина), было принято, что я покупал пару бутылок водки и шёл в гости к соседям. Мы накрывали пышный стол со всевозможной зеленью, жареной картошкой и ячницей на их огородном участке, пили, дымили сигаретами на свежем воздухе и обменивались новостями и переживаниями. Присутствовала некая свежесть и радость в подобных встречах. В один из таких вечеров запомнилось, как уже изрядно перебравший Гришка завалился под стол, а осоловевшая от водки Любушка начала меня пытать про любовь, выспрашивать, кого, когда и как я любил и что такое по моему любовь вообще. Причём от неё в это время, некрасивой, пьяной женщины с глубокими глазницами и выцветшими голубыми глазами над грубым и чуть кривым носом исходила какая-то удивительная теплота, доброта и нежность. Пошатываясь корпусом, облокотившись локтём на стол, Люба всё никак не могла подпереть ладонью подбородок — он съезжал. Но свои вопросы про любовь она сочетала с каким-то неповторимым интересом и пытливостью, словно в действительности хотела глубоко проникнуть в тайну любви. При этом своё любопытство она сопровождала некой интимной трепетностью: «Скажи, а? Только, тихонько, а?» Меня немного рассмешило это «тихонько» из уст пьяной женщины. И в то же время в этом «тихонько» был свой смысл — о любви нельзя говорить громко и грубо. Это такое нежное и невероятно утончённое чувство, которое одним неосторожным движением легко можно вспугнуть. И не случайно было совпадение: Люба про Любовь.

«Только тихонько, а?»

Другая картина воспоминания о Любушке относится уже к периоду моей духовной жизни в деревне. В сельской местности из-за буйства непогоды часто отключается электричество. Случилось это и одним вечером. Я сидел в темноте и подумывал о том, чтобы затопить печку. В стену постучали, я прошёл наощупь через коридор и открыл дверь. Мгла стояла такая, что я ничего не видел дальше своей смутной призрачной руки. Ко мне пришла Любушка, занимать деньги на водку. Но я её совсем не видел. Её гулкий голос шёл из неоткуда, из тьмы, и я не мог избавиться от странного мистического чувства того, что со мной разговаривает вовсе не женщина, не человек, а сама тьма, мёртвая, безжизненная и одновременно живая тьма… Тьма умоляла, упрашивала меня. Денег я не дал. И пока я добирался к Любушке в сознании всплыла ещё одна картина. Стоял чудесный деревенский летний вечер. Он цвёл, расцветал и пахнул всяческими ароматами и трогал душу живым теплом. Я сидел недалеко от соседского дома на деревянной скамеечке, вдыхал неописуемую воздушную свежесть и наслаждался природной жизнью. Недалеко приведением колобродила пьяная Люба. Волшебство вечера действовало и на неё. Оно даже усилилось пьяным дурманом. Любушка остановилась возле меня. Она пребывала в состоянии пьяной экзальтации от чуда жизни. И вдохновенно сообщила мне о том, что всего через несколько лет уйдёт. Только потом я осознал, что говорила вовсе не Люба. При одновременном воздействии и природы и алкоголя произошло движение сознания на самый глубокий уровень. Передо мной обнажился всезнающий и божественный Дух этой бедной женщины. Это он разговаривал со мной и прорицал!

Вот я и добрался по лесу до Любушки, до деревенского кладбища. Я разыскал её невзрачную могилку и ещё долго в странных ощущениях сидел подле неё в грустной задумчивости. И здесь моей Любушке не очень повезло — её похоронили на краю возле асфальтированной поселковой дороге, по которой периодически жжужат проезжающие автомобили. Им нет никакого дела до отдыхающих и успокаивающих своё сознание недавно захороненных здесь людей. И показалось мне, что волшебная и такая тонкая, чувствительная ткань любви опустилась. На нас с Любушкой сверху. Любушка знает и чувствует, что я пришёл к ней. И услышал я отчётливо тихий, нежный и осторожный любин вопрос. Про любовь.

«Только, тихонько, скажи, а?»


Я приехал в деревню просто жить. Мне теперь не до практики мне больше. Когти дьявола всё продолжают действовать. Скоро как год прошёл после встречи злопамятной с демоническим союзником. И хоть полегче мне, но паралич энергий длится ещё, а болезнь не останавливается, а усугубляется. Однако женщина в белом изменила многие мои планы. Человек планирует одно, а жизнь вносит всегда свои коррективы. А то и вовсе Дух может изменить все планы и перспективы. Это из опыта.

Снилось: незнакомая женщина привела меня в аптеку. Я прошёл через неё куда-то дальше, внутрь в потайную уютную комнату. Посередине стоит женщина в белом. В ослепительно красивом кружевном белоснежном наряде. Она застыла как статуя или снежная королева. Неожиданно она оживает и протягивает мне свои изящные пальцы. Меня охватывает поток благодатных чувств. Я в благоговении и восторге целую её руку. И ощущаю от неё непередаваемые тепло и нежность…

И неожиданно для меня самого началась эта книга. Кажется, это воля Духа. Я думаю, что не так должны писаться подобные книги. Я должен быть «на коне», быть реализованным мастером снов. И с высоты мастера учить новое поколение сновидящих. Но Дух распорядился иначе. Кто может точно знать его намерение и волю?

Книги о себе раздувают Эго, развивают чувство собственной важности. Мне надо быть более внимательным к себе.

Я продолжаю бродить босой по деревенским окружным лесным и полевым дорогам. Говорят, хорошо пишется на клочках, отрывках и полях бумаги. Эти строчки пишутся буквально на русских полях и просторах. Я иду, периодически останавливаюсь, достаю листочек с карандашом и записываю строчку, пришедшую мысль. Мне радостно и хорошо. Подождите! Вон какая жирная идея пилотирует низко надо мной. Сейчас я её «хвать!» и в голову. Пусть шевелится там, как майский жук в спичечном коробке. Приду домой — выпущу на страницу. Я больше не тоскую по той большой птице вдали… Ну, на тебе! — опять рыжая лиса через дорогу! Сергей Есенин так и не отпустил себе бороду и не бросил всё, чтобы бродить по Руси. Я бросил всё. Куда поведёшь ты меня, Господи? Правда, бороду к жаре я периодически сбриваю.

Я отдал себя Богу, я отдал себя Силе. Теперь он будет заботиться о том, чем меня напоить и накормить, чем окружить. Мне совсем нечего беспокоиться, если книгу не будут печатать. Я сожгу её, ведь я знаю, что рукописи не горят. Почему я должен об этом беспокоиться? Это не мои проблемы. Это воля Духа. Главное в том, что я сам понял нечто важное, более глубокое, эзотерическое. Главное — работа проделана. В этой книге моя работа — пересмотр моего духовного пути. Практика.

Женщина в белом. Стоит сонному видению позвать, прикоснуться к человеку, шепнуть и бросишь всё и пойдёшь на неясный зов.

Я лежу на своём «сновидном» деревенском диване. Кошка Мося урчит у меня на животе. В то время, как я прорабатываю после обеда свою Манипуру — один из главных энергоцентров всех мистиков, Мося отрабатывает положительный аспект четвёртой базовой перинатальной матрицы (БПМ) С. Грофа. Плавный подъём и опускание моего живота ей напоминает сладкий и безмятежный период её младенчества. Когда она, напившись молочка, также сладко дремала на животе у кошки — мамы. Кошка является медитирующим животным, быть может, она даже — мастер медитации. Она бдительно поводит ушками.

Кстати, моя пушистая подруга всем своим поведением и видом показывает, что она присоединяется к моему пути сновидений одинокого воина. Наступит время и мне придётся сместить её точку сборки и забрать кошку с собой в своё последнее сновидение.

Я в режиме ожидания. У меня всё отобрали. Я написал книгу и про всё забыл. Я выкинул все знания. У меня отобрали все мои сны, всю мою практику сновидения, все сиддхи и психические способности. Я не могу ни в чём упражняться. Я стал жить обыкновенно. Я стал крепко спать. Я больше не сновидящий! У меня даже отняли молитву. Я стал простым человеком. Ей, богу, это, кажется, попахивает настоящим просветлением и сатори[32] в стиле дзен! Когда я голоден, я — ем. Когда мне плохо, то мне совсем не хорошо, а вот когда мне хорошо, то мне уж хорошо наверняка. А когда мне хочется спать, то, вы не поверите, я сплю! Теперь уже точно знаю, что я ничего не знаю! Теперь уж точно конец пути сновидений и прощай дон Хуан! И пути сновидений нет…

Никакого пути сновидений нет! Существует лишь только один единственно правильный путь — путь Любви. Сновидения относятся к периферии, они незаметно подменяют собой главное.

Сновидения — территория демонических существ. Зона прелести и искушений. Область изощрённых духовных ловушек. Сновидения — это минное поле!

Я пришёл к новому пониманию сновидений. Процесс сна сравним с кинематографом. Существует абсолютно белый и чистый Экран вездесущего любовного сознания. Он и только он есть реальность. Всё кроме Любви относится к временым миражам и иллюзиям. Весь остальной проецируемый на этот Экран свет — всего лишь жалкий отблеск, серые, затемнённые и цветные двигающиеся изображения, которые преходящи и мимолётны… Вне Экрана не существует снов. Ослепительно белый Экран Любви есть единственный центр и управитель всех сновидений мира! Стремиться не к теням, а к Свету. Стремиться не к сновидениям, а к Экрану… Заброшу все свои сновидения.


Забуду про всякую «духовность». Буду просто жить, ковыряться в огороде, радоваться появляющейся первой зелени, солнцу. Слушать соловьёв, купаться в реке и бродить босым по земле. Просто жить! Ведь я пока живой…

Написал ещё письмо своему старцу в монастырь. Не отвечает долго, молчит — умер? Я верю — помощь обязательно придёт. Смерть продолжает выслеживать меня, крадётся за мной по пятам. Болезнь, усугубленная действием дьявольских когтей, стремительно разрушает тело. Что ждёт меня впереди, там за поворотом?

Воин должен уметь ждать, пусть на это уйдёт и вся жизнь. И хоть остался я в душе и одиноким воином и одиноким странником, уже пора устраиваться на какую-нибудь работу — никуда не деться — и работать как все. И это последнее свободное лето. Говорю себе — хватит валять дурака — пора на работу. Растворюсь среди людей под видом сторожа, продавца, слесаря…

Я знаю, что Бог бесконечно любит меня и значит так надо. Господи! Ты только меня позови, когда я буду готов.

Остаюсь в режиме ожидания. В ожидании счастливых снов наяву.


Искренне Ваш одинокий воин

первой эзотерической

российской волны.


Я сижу за столом и дописываю книгу. Рядом со мной тёплый клубок шерсти — кошка Мося. Вечер. Тихо. Поют птицы. В воздухе застыла теплота и нежность. Сквозь окно доносятся соловьиные трели. Стереозвуками то с левого, то с правого куста. В задумчивости наблюдаю, как стелется туман у реки. Завтра будет хорошая погода..


В последнюю ночь отъезда из деревни я увижу образ печальной женщины в чёрном траурном одеянии и чёрной плетёной накидкой на лице. Что ж, он хорошо передаст состояние моей души — отъезд из любимых мест для меня всегда связан с печалью и ностальгической, ноющей грустью. Но я ещё не знаю в ту пору, что смысл скорбящей женщины окажется гораздо глубже. В мою родную деревню мне более не придётся вернуться уже никогда. Никогда. Это будет моим последним летом.


Примечания:



3

Термин «нагваль» или «нагуаль» в магическом описании толтеков используется в трёх значениях: как непознаваемая обычным восприятием внефизическая энергия, как руководитель группы магов, обладающий повышенными энергетическими ресурсами и как магический дубль.



32

Сатори — понятие духовного постижения в дзен-буддийском учении, уровень сладостного психоделического существования, духовный экстаз от совершенно простых повседневных вещей.



2014-07-19 18:44
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • © sanaalar.ru
    Образовательные документы для студентов.