.RU
Карта сайта

Эволюция управления и «экономика физических лиц»: Анализ статистических данных, публикаций в прессе и результатов

Анализ статистических данных, публикаций в прессе и результатов выборочных обследований предприятий путем интервьюирования их руководителей в совокупности с высказанными выше соображениями показывает, что многие аспекты функционирования российской экономики на микроуровне могут быть объяснены в рамках концепции «экономики физических лиц». Согласно предлагаемой концепции, основными агентами рыночных и внерыночных экономических отношений являются в настоящее время в России не предприятия, организации или учреждения (в том числе органы власти и управления), а в первую очередь физические лица, имеющие возможность принимать решения от имени соответствующих хозяйствующих субъектов. Свободная конкуренция предприятий в сфере предложения и спроса товаров и услуг как одно из условий эффективного функционирования рыночной экономики уступает место сговору или противоборству физических лиц, быстро приобретающему криминальную окраску.

Характерными чертами «экономики физических лиц» являются:

- увеличивающийся разрыв между личными интересами руководителей, интересами трудовых коллективов предприятий и объективно наилучшими для данного предприятия способами реализации его рыночных возможностей, обусловливающих конфликтный характер разрешения подобных противоречий;

- огромные различия в оплате труда руководителей и исполнителей на предприятии (по сообщениям в печати, сейчас даже на «старых» промышленных предприятиях этот разрыв достигает 100-кратной величины);

- сдвиг интересов экономических агентов в сторону краткосрочных, вызванный нестабильностью социально-экономической среды и поддерживающий, в свою очередь, эту нестабильность;

- коррупция на всех уровнях управления и власти;

- резкое ограничение свободной рыночной конкуренции, создание труднопреодолимых отраслевых и региональных барьеров для вхождения на рынок и межрыночных перемещений;

- криминализация экономических отношений между предприятиями, производителями и потребителями, перенос отношений между предприятиями в сферу отношений между физическими лицами, внесудебные способы разрешения конфликтов, несоответствие между товарными и финансовыми потоками (по мнению ряда исследователей, внеплатежный оборот, бартер и взаимное кредитование между предприятиями сопровождаются платежным оборотом между соответствующими физическими лицами);

- неэффективность использования большинства ресурсов с общесистемной точки зрения.

Разумеется, экономические отношения между физическими лицами существовали всегда и будут существовать при любой экономической системе. Однако только если они являются доминирующими, полностью заменяют экономические отношения между юридическими лицами, данная экономическая система становится «экономикой физических лиц».

Есть точка зрения, что основной причиной возникновения «экономики физических лиц» является реакция экономических субъектов на скатывание большинства предприятий в «зону выживания»[225]. Предприятия, лишенные внутренних и внешних ориентиров, привычных производственных и институциональных связей, оказались в маргинальной ситуации. Естественно, их поведение носит маргинальные черты и коренным образом отличается от поведения предприятий как в стабильной рыночной, так и в стабильной плановой экономике. Единственным ориентиром для многих предприятий стало лишь выживание, что в сознании работников трансформировалось в ориентацию на сохранение источника дохода и других жизненных благ. Однако источники и факторы формирования этих доходов и благ для руководителей предприятий и их работников оказались различными. В подобных условиях как цели, так и социально-экономическое поведение руководителей и рядовых работников приобрели противоположную направленность. Возросла стратификация общества даже в рамках одного предприятия. Однако возникновение и укрепление новой экономической системы - «экономики физических лиц» - связано, по нашему мнению, не только и не столько с общеэкономическим спадом, фактическим банкротством (если не финансовым, то экономическим, технологическим, социальным) тысяч предприятий промышленности и сельского хозяйства, сколько с наступлением определенной фазы в развитии системы управления отечественной экономикой, реализацией некоторой долговременной тенденции.

По нашему мнению, «экономика физических лиц» является не случайным промежуточным звеном на пути рыночных реформ последних лет, а закономерным, хотя и, вероятно, недолговременным результатом сравнительно длительного процесса институциональных изменений. Представление о возможной периодизации развития экономики СССР и России с точки зрения выделения основных самостоятельных субъектов экономических взаимоотношений с начала 1940-х до 1995 г. дает приведенная ниже таблица.

В таблице показано, как менялся характер управления экономикой и последовательно снижался уровень субъектов принятия наиболее важных текущих экономических решений. Хотелось бы подчеркнуть, что здесь речь идет о фактической структуре распределения возможностей принятия решений, а не об умозрительной, пусть даже закрепленной теми или иными нормативными актами, картине.

Таблица Периоды Ключевое

событие

периода Преобла

дающий

тип

управления Основные

самостоя

тельные

экономические

агенты Условное

наимено

вание

фазы Начало 40-х - конец 50-х гг. Реформа управления 1940-1941 гг. Централи

зованное Государство «Экономика

государства» Конец 50-х - середина 60-х гг. Хозяйственная реформа 1957 г. Региональное Экономические

районы,

совнархозы «Экономика

регионов» Середина 60-х - середина 70-х гг. Экономическая реформа 1965 г. Отраслевое Отраслевые

министерства «Экономика

отраслей» Середина 70-х - середина 80-х гг. Реформа управления

промышленностью 1973 г. Генеральные схемы управления промышленностью Подотрас

левое Главные

управления

министерств,

всесоюзные

промышленные

объединения «Экономика

подотраслей» Середина 80-х гг. - 1992 г. Перестройка - 1985 г. Заводское Крупные

предприятия,

объединения «Экономика

крупных

предприятий» 1992-1993 гг. Приватизация - 1991 г. Цеховое Предприятия, малые предприятия, выделившиеся из крупных «Экономика

малых

предприятий» 1993-1995 гг. Чековая,

послечековая

приватизация Индиви

дуально

групповое Руководители предприятий, их подразделений, физические лица «Экономика

физических

лиц»

Из таблицы видно, что переход к «экономике физических лиц» явился продолжением многолетней тенденции уменьшения размеров основных экономических агентов. В последнее десятилетие экономика как бы по инерции довольно быстро преодолела фазу «экономики предприятий» и остановилась в фазе «экономики физических лиц», пред-

ставляющей собой в определенном смысле завершающий этап эволюции данного типа.

Вместе с тем, наступление этой фазы общественного развития не было неотвратимым. Наоборот, в определенной мере оно было спровоцировано решениями, принятыми в ходе проведения макроэкономических реформ, и в особенности идеологическим обеспечением таких решений. Сознательное ослабление государственного аппарата, разрушение его жизнеобеспечивающих функций, игнорирование истинной роли частной собственности в современной экономике и преувеличение роли пресловутого «чувства хозяина» в повышении эффективности производства и обращения, поспешная приватизация не только производства, но и его управленческой, социальной и экономической инфраструктуры привели к чрезмерному обособлению частных и общественных интересов, подрывающему иногда саму возможность необходимого для жизни страны общественного компромисса.

Остановимся еще раз на последних трех этапах динамики институциональной структуры доминирующих экономических агентов. В предреформенной экономике после долгих лет поисков и экспериментов в сфере оплаты, материального и морального поощрения труда руководителей сложилась система, где благополучие руководителя предприятия определялось двумя основными факторами: значимостью предприятия в структуре неких отраслевых и народнохозяйственных приоритетов и степенью выполнения важнейших плановых показателей. На реализацию этой системы работало как хозяйственное руководство, так и идеологические органы страны, включая СМИ. В результате на какой-то период было достигнуто определенное сближение личных и служебных интересов основной массы директоров предприятий. Этот этап мы условно называем «экономикой предприятий». После разрушения управленческой вертикали внешняя составляющая оценки деятельности руководителя самостоятельного предприятия была практически ликвидирована. Влияние оценки со стороны коллектива, которое и раньше не было особенно значительным, при расширении полномочий директора также свелось к минимуму. Во главу угла не могли не встать личные интересы руководителя. К тому же выяснилось, что в условиях экономического спада удовлетворение личных интересов совсем не обязательно связано с эффективностью профильной работы предприятия и может быть обеспечено путем использования служебных полномочий в индивидуальных целях. При этом весьма относительной оказалась и ценность самого поста «генерального директора» крупного предприятия, поскольку такой же титул мог иметь и руководитель малого предприятия, состоящего из двух - трех работников. Интересы руководителей предприятий как физических лиц все чаще приходили в противоречие с интересами возглавляемых ими юридических лиц и в условиях личной бесконтрольности стали самодовлеющими. Таким образом, быстро миновав этап «экономики малых предприятий», народное хозяйство вошло в фазу «экономики физических лиц».

Насколько можно понять, опасность такого нежелательного развития событий предугадывалась уже разработчиками Закона «О государственном предприятии», которые наряду с резким повышением самостоятельности руководителей товаропроизводящих единиц, расширением сферы принимаемых ими независимых решений предусмотрели в законе ряд противовесов и сдержек - от системы централизованно устанавливаемых и индивидуальных для предприятий нормативов до участия Советов трудовых коллективов в принятии экономических решений. Однако более радикальные идеи, как это часто бывало в истории России, взяли верх, и в результате ускорилось продвижение по пути к дроблению управления и, как следствие, к «экономике физических лиц». В принятом в 1990 г. Законе РСФСР «О предприятиях и предпринимательской деятельности» нормы демократизации управления предприятием практически отсутствовали, и тоталитарный стиль внутрифирменного управления скоро стал повсеместной реальностью.

Дальше... дальше... дальше?

Очевидно, «экономика физических лиц» неэффективна как экономическая система и несовместима ни со становлением правового государства, ни с развитием в направлении индустриального или тем более постиндустриального общества. Ресурсы функционирования экономики при данном состоянии промышленного менеджмента близки к исчерпанию. Накапливается потенциал социальных противоречий и снижения нравственного уровня населения. Наступает предел возможностей извлечения непроизводственных доходов физическими лицами за счет перераспределения национального дохода и прав собственности[226].

Неизбежен следующий этап - группировка экономических агентов, возникновение в качестве основных экономических субъектов новых коллективов, объединенных общими интересами. Возможны два основных варианта дальнейшего хода событий. Согласно первому, при сохранении и углублении разрыва между руководством и коллективами предприятий результатом группировки станет создание чисто горизонтальных структур, легально или негласно объединяющих руководителей предприятий, федеральных и муниципальных чиновников соответствующего уровня. Второй вариант связан с преодолением раскола в коллективах предприятий, сближением интересов товаропроизводителей общества в целом, созданием вертикально интегрированных легальных и экономически эффективных объединений типа торгово-промышленных или финансово-промышленных групп. Первый путь ведет к дальнейшей криминализации экономики, переходу от «экономики физических лиц» к некоей «экономике криминальных групп» с усилением структурного и поведенческого монополизма, насильственным ограничением свободной конкуренции, расширением власти «клептократов»[227] и в конечном счете - воцарением тоталитаризма.

Второй вариант означает консолидацию общества, развитие демократических начал в управлении экономикой на всех уровнях, сближение общественных, государственных и личных интересов при определенном взаимном и добровольном их самоограничении. Именно в этом варианте можно реализовать стремление к «социально ориентированной рыночной экономике». Желательным был бы скорейший переход от разрушительных для общества тенденций «экономики физических лиц», но не к предыдущему состоянию «экономики предприятий», доминирующим фактором которой в современных российских условиях, скорее всего, стало бы противостояние предприятия-товаропроизводителя и окружающей его административно-хозяйственной среды, но к своеобразной «экономике производственно-потребительских симбиозов», где основными экономическими агентами выступали бы относительно обособленные (в товарной производственно-потребительской структуре) комплексы самостоятельных предприятий.

Какой выход видится из сложившегося положения? Существуют ли такие меры, реализация которых могла бы обеспечить сближение целей менеджмента с целями предприятий и общества (государства)? Думается, что в целом ответ на этот вопрос будет отрицательным, поскольку, по сути, здесь идет речь не только о квалифицированной подготовке, но и о формировании иных нравственных стимулов. Это, как известно, дело сложное, длительное и требующее глобальной перестройки массового сознания. Культы «рынка» как единственного и абсолютного средства решения экономических проблем общества и «золотого тельца» как столь же уникального средства решения индивидуальных проблем заняли опустевшее на некоторое время место других культов, определявших общественное сознание в течение многих десятков лет. Однако таких организационно-экономических механизмов, «включив» которые можно было бы рассчитывать на быструю коррекцию целевых установок промышленного менеджмента и директорского корпуса в целом, по-видимому, не существует. Вместе с тем, в этом отношении некоторые мероприятия представляются целесообразными.

Исходная посылка предлагаемых ниже мероприятий состоит в предположении, что вопросы внутрикорпоративных социальных отношений, так же как и корпоративной ответственности, не могут быть целиком исключены из сферы государственного регулирования даже при реализации самых либеральных вариантов рыночной экономики. Одна из наиболее важных функций государства - выразителя общественных интересов - состоит в обеспечении соответствующих условий нормальной жизнедеятельности как граждан и их коллективов, так и общественно полезных хозяйственных организаций. Государство должно быть заинтересовано в том, чтобы степень произвола в отношениях между директорами и собственниками предприятий, с одной стороны, и членами трудового коллектива и деловыми партнерами, с другой, не превосходила некую допустимую границу, за которой простирается благодатная почва для развязывания социально-экономического противостояния «всех против всех». Декларируемый с некоторых пор правительством перенос центра тяжести реформ с макроэкономического на микроэкономический уровень недостаточен. Необходимо сфокусировать внимание на проблемах «наноэкономического» уровня, поскольку именно здесь сейчас сосредоточены основные препятствия и факторы экономического роста. Хотя универсальных средств разрешения описанного конфликта, как упоминалось, не существует, целесообразными были бы следующие первоочередные меры, направленные на скорейшее преодоление отечественной экономикой стадии «экономики физических лиц».

1. Усиление законодательного регулирования внешней и внутренней деятельности акционерных обществ. Должна быть создана достаточно мощная система корпоративного законодательства, обеспечивающая сбалансированную взаимную ответственность менеджмента, коллектива работников, акционеров предприятия. По нашему мнению, порядок управления промышленными предприятиями в виде акционерных обществ (corporate governance) должен отличаться от порядка управления другими хозяйственными организациями в сторону усиления ответственности и более частой, чем ежегодная, отчетности руководства (совета директоров) АО перед акционерами и работниками предприятия и генерального (исполнительного) директора - перед советом директоров. Дискуссии, ведущиеся в последнее время на эту тему в западной литературе по промышленному бизнесу[228], в основном подтверждают необходимость подобных мер. На наш взгляд, на данном этапе развития российской промышленности функции и состав совета директоров нуждаются в надлежащем законодательном регулировании, предусматривающем придание этому управленческому органу функций своеобразного интегратора интересов связанных с предприятием групп граждан.

2. Создание института лицензирования промышленных менеджеров. Лицензирование считается сейчас необходимым для таких профессий, как аудитор, хотя неквалифицированный или недобросовестный руководитель промышленного предприятия может принести вред не меньший, чем недобросовестный аудитор. Предполагается, что следование определенным целевым и морально-этическим установкам, препятствующим менеджеру принимать решения, направленные против интересов предприятия или общества, должно получить институциональное закрепление в виде государственной лицензии, выдаваемой менеджеру уполномоченным на это государством органом (в данном случае таким органом может быть Государственный комитет РФ по промышленной политике). Основанием для выдачи лицензии менеджера являлась бы сдача им специального экзамена, а также принятие на себя неких моральных обязательств, в каком-то смысле аналогичных клятве Гиппократа. Основанием для лишения лицензии должно быть нарушение этих принципов, доказанное специальной комиссией при лицензирующем органе, включающей представителей общественности. Возможно, стоило бы создать институт «управленческого аудита», цель которого - проверка обоснованности решений, принимаемых руководителями предприятий. В принципе отсутствие лицензии не должно препятствовать возможности быть избранным на собрании акционеров директором предприятия. Однако наличие такой «лицензии директора» может увеличить шансы на занятие руководящей должности. В настоящее время лицензируются только так называемые «кризисные управляющие», назначаемые на должность руководителей предприятий-банкротов.

Учитывая такие негативные аспекты данного предложения, как усиление бюрократизма, создание почвы для злоупотреблений со стороны лицензирующих органов и отдельных лиц, мы, тем не менее, считаем, что подобная мера принесет больше пользы, чем вреда.

3. Возрождение системы представительства интересов членов трудового коллектива в дирекции предприятия. В сегодняшних условиях при почти неограниченных полномочиях дирекции, слабости профсоюзных органов и других общественных организаций целесообразно создать на предприятиях органы, аналогичные существовавшим в конце 80-х годов Советам трудовых коллективов. Демократизация управления страной в целом невозможна без минимальной демократизации внутрифирменных отношений.

4. Создание коллективного сектора в промышленности. В стране необходимо создать систему предприятий особого типа, известных как «социальные» или «коллективные» предприятия. Основное отличие таких предприятий от предприятий других организационно-правовых форм - принятие решений на совместных собраниях акционеров и членов трудового коллектива по принципу «один человек - один голос». Такие предприятия, как показывает опыт Франции, Испании, других европейских стран, не относятся к числу лидеров по степени эффективности использования ресурсов, однако играют важную роль в оздоровлении общего социальнопроизводственного климата в стране. Важно обеспечить устойчивое функционирование и эффективное взаимодействие всех трех секторов народного хозяйства - государственного, частного, коллективного, поддерживая баланс между ними, соответствующий социально-психологической структуре трудоспособного населения.

5. Целенаправленная поддержка инициатив, ведущих к реальному социальному партнерству менеджеров, акционеров и работников предприятий. Одним из направлений такой деятельности могла бы стать система аттестации (сертификации) предприятий, зарекомендовавших себя образцовыми членами делового сообщества и свободных от разрушительных внутренних конфликтов.

6. Налоговый контроль над доходами физических лиц. Несмотря на большой опыт выведения доходов из-под налогообложения, ориентация на сознательное применение жестких мер в этой области на данном этапе развития является, на наш взгляд, полезной. Нетрудно представить себе ситуацию, когда получать легальные доходы руководителю предприятия станет выгоднее, чем пользоваться теневыми каналами. Уже сейчас система кредитования, обусловленная размерами показанной в отчетности (и, следовательно, облагаемой налогами) прибыли, ставит перед руководителями сложную проблему выбора между функционированием в рамках регулярной и «иррегулярной» части экономики. Усиление контроля за доходами физических лиц создаст предпосылки для более гибкого налогового регулирования деятельности предприятия, поощрения «социально приемлемого» поведения его руководства.

* * *

«Экономика физических лиц» как этап в развитии институциональной структуры общества при всех негативных и даже разрушительных ее особенностях может стать своеобразным трамплином для скачка в область эффективных экономических отношений. Однако для этого данный феномен должен быть осознан и охарактеризован. Поступательное движение в сторону эффективной рыночной экономики требует совместных усилий не только органов власти и управления, но и всего общества в целом.

2014-07-19 18:44

  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • © sanaalar.ru
    Образовательные документы для студентов.