.RU
Карта сайта

Книга до сих пор продается и готовится ее новое издание. По книге также снимается фильм, так что она живет и дышит (как и я) - 6

1. /Selbi_Hubert_Rekviem_po_Mechte.rtfКнига до сих пор продается и готовится ее новое издание. По книге также снимается фильм, так что она живет и дышит (как и я)
zophtic и меня покажут телевизору, я с тобой даже разговаривать не стану. Попрошу кого нибудь выбросить тебя на помойку. Свои руки я даже пачкать не стану. Ишь, – она дернула подбородком и снова начала напевать под нос, доедая пирожное, потом помыла посуду и переоделась, чтобы выйти на улицу и присоединиться к сидящим на солнышке соседкам. Она прошла мимо, холодильника, который смутила ее последняя ремарка, с выражением триумфа на лице. Соседки ее уже ждали и, когда она вышла, предоставили ей лучшее, место, где солнце светило дольше всего. Сара села, споры о том, В каком именно шоу ей предложат участвовать, продолжились, при этом все с нетерпением ждали почтальона, надеясь, что сегодня именно, тот день, когда ей придет ответ.

Гарри знал, что на поездку у Тайрона уйдет не менее двyx трех часов, поэтому он удобно расположился с парой косяков, сигаретами и маленьким радио приёмником, который нашел на столе у Тайрона. Ему чертовски не нравилось находиться так далеко от места, событий, да еще так долго, но он также понимал, что не выдержит долгого ожидания, сидя в кафе. Тем более там бы он слишком выделялся. Он аккуратно разложил пакетики и сахар на столе, потом нахмурился, подумав о том, что будет, если кто нибудь зайдет в квартиру и увидит картину приготовлений. Он оглянулся вокруг в поисках места, где в случае чего можно все спрятать, однако быстро раздумал, не найдя ничего подходящего, и вообще, какая разница, разве можно арестовать человека за сахар и пакетики? Несколько раз затянувшись травой, он потушил косяк, прикурил сигарету и, расслабившись, стал слушать музыку. Через несколько минут музыка казалась уже не такой дребезжащей. Чем больше он слушал радио и чем больше курил травы, тем приятнее казалась музыка. Правда, она звучала очень даже неплохо. Когда сидишь в дерьме, любая мелочь – уже что то. В любом случае, это Лучше, чем ничего. Помогает убивать время. Скоро вернется Тай, и мы будем раскладывать товарец по пакетикам, потом найдем пару ребят, которые будут толкать их для нас на улице, и мы уже сможем взять все… Да, фунт чистого прямо у итальянцев, и дела наши пойдут в гору, GOLDFARB & LOVE INCORPOIRATED – никаких там сраных сокращений типа Inc., и у нас будут черно белые пакетики, хахаха, Типа, равные возможности для всех. Черт, и никто не знает, насколько мы сможем подняться. Мы не будем торчать, мы не подсядем, и мы справимся, черт побери. Мы быстренько замутим этот фунт чистого…

Сначала деньги пересчитал Гарри, потом результат проверил Тайрон: ништяк, детка, здесь семьдесят пять штук. Отлично. Я бы не хотел никаких ошибок с этими ребятами, это уж точно. Они в ошибки не верят. Если, конечно, это не их собственные ошибки. Они могут здорово разозлиться. Ладно, давай все запакуем. Мне пора идти. Не хочу опаздывать. Они аккуратно уложили товар в кейс, закрыли его, Гарри надел свой светло коричневый плащ и темно коричневую шляпу: пока, чувак Давай, малыш, все ништяк.
Прежде чем поехать в аэропорт Кеннеди, Гарри сначала убедился, что в его машине закрыты все окна и двери. Он сделал музыку потише, чтобы она его не отвлекала, и бросил взгляд на чемодан с деньгами на заднем сиденье, самодовольно улыбнувшись и слегка поежившись в своем дорогом плаще было интересно, видят ли его идущие по улице, едущие в машинах люди и интересно ли им, кто такой и чем занимается. Потом он понял, что его замечают, потому что он настолько профессионально, что растворился в потоке машин не засветись. Именно так все и должно было быть. Нельзя светиться. Именно поэтому он выбрал для поездки "Шеви», а не «мерс». Именно поэтому он наладил связи с белыми парнями, а Тайрон – с черными. Всегда смешиваться. Вот почему они преуспели. Вот почему они были на вершине, и их не могли поймать. Полицейские не отличат их от любого лоха на улице. Он ехал аккуратно, но старался не слишком осторожничать. Именно так и можно засветиться. Нужно просто ехать в потоке и ничем не выделяться. И он двигался вместе с потоком, время от времени глядя на сидевших в других машинах людей, и ему было интересно, что бы они сделали, если б узнали, что он тот самый Гарри Голдфарб, один из основных наркодилеров в городе, и что на заднем сиденье его машины лежит кейс с семьюдесятью пятью тысячами американских долларов, на которые он собирался купить фунт чистейшего героина? Да они обосрутся. Именно так, они просто обделаются. Возможно, просто не поверят. Они наверняка подумают, что он этакий преуспевающий бизнесмен. Нет, скорее биржевой маклер… или финансовый консультант, Ага, точно, я, типа, консультант по вложениям. Могу поспорить, если я подойду к любому прохожему на улице и скажу, что я наркобарон, они просто засмеются и скажут: ага, а я Аль Капоне, хахаха. Да, могу поспорить, я мог бы зайти с чемоданом чистого героина в полицейский участок и потусовать там некоторое время, задавая вопросы всякие, и они никогда бы не отдуплили, кто я такой и что у меня в чемодане. Может, я даже зайду туда и спрошу, нет ли у них проблем с наркоманами в этом районе… А что, отличный способ узнать о ситуации в некоторых районах – пусть легавые сами скажут, где их больше всего, – хотя я и так их за милю чую. Было бы прикольно. Он притормозил, чтобы заплатить за проезд, потом снова нажал на газ, глядя, как солнце играет на тросах моста, завороженный яркостью бликов и представляя их огнями софитов, а себя звездой экрана. Он влился в поток, направляющийся к бульвару; несмотря на обилие машин, никаких пробок не было. Он расслабился за рулем, глядя на дорогу, время от времени бросая взгляд на кейс, на людей в других машинах, думая о том, что они сейчас едут либо на работу либо домой, наверняка в какую нибудь крысиную дыру, и понятия не имеют о происходящем вокруг, не знают, что такое быть свободным человеком, когда ты можешь поехать куда хочешь и когда хочешь, когда тебя держит под руку потрясающая девочка, на которую все засматриваются, когда ты идешь с ней в какой нибудь ресторан в центре, и хотят оказаться на твоем месте… Посмотрите на этих несчастных. На часах всего лишь двенадцать, а они уже с ума посходили. Ему хотелось открыть окно И крикнуть им: да расслабьтесь вы! Время от времени он любовался чайками, парящимися над волнами и играющими на воде бликами солнца. Вода выглядела серой и холодной, но это не портило ему настроения. Ничто не могло испортить ему настроение. В его жизни все складывалось просто отлично. Им с Мэрион было здорово вместе. Кафе было на подъеме, его легальные вложения приносили хорошие дивиденды, еще одна такая сделка, и он сможет уйти на покой, чтобы провести остаток жизни, занимаясь своими делами и путешествуя. У них с Мэрион все никак не получалось совершить задуманные путешествия, за исключением одной поездки на Багамы, зато со всеми деньгами, которые лежали у него здесь и в Швейцарии, ему не нужно будет заниматься этим дальше, и он, сможет завязать прежде, чем все накроется. Он не собирался подражать тем лохам, которые не знают меры и либо получили по большому сроку, либо закончили свои с пулей в башке. Не э, этого со мной не будет, чувачок. У нас все получится. Сначала поваляемся на пляжах Ривьеры, потом потусуем по кофешкам Рима и Парижа, а потом в старый добрый Стамбул, и если Typxaн бей будет мешаться под ногами то ему не поздоровится. ЭЙ, отличная песня, чувак. ОН закивал в такт музыке, напевая: если Турхан бей попадется на пути, ему от меня не уйти. Если Турхан попадется на пути, ему от меня не уйти. Он усмехнулся: неплохо. Может, мне начать писать песни в свободное время? Выехав с бульвара, он попал в медленный и плотный поток машин, едущих в аэропорт. Посмотрев на часы, он улыбнулся. Времени было предостаточно, так что ему не придется кружить в поисках парковочного места. Вот почему он всегда выезжал пораньше – чтобы не застрять в пробке или Где то ещё. Иногда у какого нибудь бедолаги спускало колесо или глохла машина, а ему не хотелось. терять пол лимона из за какого то придурка со спущенной шиной… а то и чего похуже. Серьезные люди не любят разгуливать с фунтом чистого порошка у всех на виду, а потом еще shlep все это обратно. Гарри всегда все планировал заранее. Это ведь один из секретов успеха – тщательное и дотошное планирование. Припарковав машину, Гарри неторопливо направился к терминалу. у него было время, поэтому он зашел в кафе и выпил чашку кофе с куском торта а ля мод . Пока он ел, его кейс лежал у него на коленях. Гарри самодовольно улыбался про себя, думая о том, как бы эти уроды стреманулись, если бы узнали, что у него в кейсе лежит семьдесят пять штук. Оплатив счет, он Спокойно и медленно пошел к коктейль бару, где сел в самый дальний конец, у большого окна, через которое было видно летное поле. Поставив кейс рядом, в паре дюймов от левой ноги, Гарри стал задумчиво вертеть стакан с напитком, иногда делая из него глоток, глядя на то, как взлетают и садятся самолеты. Он продолжал смотреть на них даже тогда, когда рядом, слева от него, сел мужчина в таком же светло коричневом плаще и темно коричневой шляпе. У него был точно такой же кейс, который он поставил на пол в нескольких Дюймах от своей правой ноги. Он заказал напиток, который выпил до того, как Гарри выпил свой. Потом он поставил пустой стакан на стойку бара, взял кейс Гарри и ушёл. Гарри продолжал смотреть на летное поле. Через десять минут он встал, взял кейс и вышел из " бара. Он шел прямо и не спеша к своей машине. Он вертел головой по сторонам в поисках переодетых легавых, так как знал, что все чисто. Он доверял своей интуиции, а интуиция сейчас говорила ему, что все в полном порядке, детка. Открыв дверь машины, он бросил кейс на заднее сиденье, сел сам и, едва сдерживая смех, закрыл дверь. Вот и все. Последняя партия. последний фунт героина, купленный им. Когда они, совсем прикроют лавочку, он пошлет этим улицам прощальный поцелуй. Движение из аэропорта почти всю дорогу было медленным, старый добрый вариант… Встали поехали», но Гарри был к такому привычен и потому просто расслабился в своем кресле, почти не прислушиваясь к музыке и глядя прямо на дорогу. Такое движение было одной из продуманных ими уловок Они знали, что никто не будет ожидать, что обмен будет происходить среди бела дня в таком людном месте, как Кеннеди. Это было неправильно. Слишком на виду. Слишком открыто. Слишком много легавых проверяет прилетающих и улетающих людей. Вам некуда бежать. Некуда ехать. Некуда плыть. Хахаха, чёрт, я не могу даже бассейн переплыть, а тут огромный, бля, океан. Все было неправильно. Все. Именно поэтому все так хорошо срабатывало. Но сегодня пробок на дороге было намного больше, чем обычно.
Слишком много сегодня было спущенных шин и помятых бамперов. Они были везде, куда бы он ни посмотрел: впереди и сзади он видел эти красно желтые мигающие огоньки, однако он был спокоен и не паниковал, зная, что это наверняка мигалки «скорой» или аварийки и что к нему они не имеют никакого отношения. Он оставался спокойным, даже когда увидел патрульного, разбирающегося с водителями, попавшими в аварию, он был мил и спокоен – бля, нет, чувак. Это все дерьмо собачье. Кому на хер все это нужно? Если легавые тебя не возьмут, то аварии достанут. Старый добрый Боб Моузес и его самая большая в мире парковка. На самом деле клевое место, такое охренительное, что у меня щас дерьмо закипит. Точно. Никто, никакая тварь не станет пасти нас в «Мейсиз». ЭЙ, а мне нравится. Это же супер, чувак. Отдел игрушек… Ага… Рядом с игрушечными поездами. Надо будет прикупить их как нибудь. Было бы круто иметь полную комнату маленьких поездов… с мостами, домами, деревьями, грузовиками, ночным и дневным освещением, всю чертову megillah . Нет, просто ловить такси и сидеть там, на заднем сиденье, пока водитель с мучениями продирается через трафик и стонет и кроет матом всех этих заcpaнцев, которым Дома не сидится: ты смотри, как щac вон тот меня подрезал; бля, эй, поезжай туда, где валялась, сучка, – он поворачивается к Гарри, _ сто пудов, какая нибудь лесбиянка, нах, судя по тому, как она водит, – и он резко сворачивает на другую полосу. Раздаются крики, брань, гудки, и он высовывает руку в окно, демонстрируя всем вытянутый средний палец, и Продолжает лавировать в потоке, показышая палец всем любителям погудеть, одновременно радостно давя на свой, с воплями, – а что еще тебе подарили на Рождество, кроме нового гудка, хархархар, – а Гарри просто сидит на заднем сиденье и смеется; кейс лежит на его коленях, и он думает о том что было бы весело вот так вот взять и, вытряхнуть содержимое кейса на сиденье и посмотреть на высранный таксистом кирпич, однако он будет круче и, кивнув таксисту, вручит деньги, когда они остановятся у «Мэйсиз», скажет: сдачи не надои махнет рукой, уходя прочь, в сторону универмага, он приехал рано, поэтому у него было время зайти в секцию женского белья, посмотреть, нет ли чего, что понравится Мэрион, однако Гарри ничего не покупает, потому что для него дело – прежде всего, нужно сосредоточиться на том, что делаешь, и тогда ты сможешь поиметь и полицию, и весь мир. Сосредоточuться . Он прошел весь нижний этаж и поднялся на эскалаторе в отдел игрушек Ему нравилось смотреть вниз, поднимаясь на эскалаторе. Витрина с поездами была так себе, хотя тут были выставлены и неплохие модели, но ровно в условленное время он встал рядом с витриной, где описывали круги и восьмерки игрушечные поезда, поставил кейс на пол, в паре дюймов от своей правой ноги, и так же, как в аэропорту, к нему подошел парень, и произошел обмен, и Гарри спокойно вышел из магазина, поймал такси до центра, потом прошел квартал, поймал другое такси и проехал еще немного, потом немного прошел, потом поймал еще одно такси, чтобы проехать в сторону центра, и прошел пешком несколько кварталов до «сортировочной» квартиры, где его ждал Тайрон.
Вот, держи, детка, последний фунт чистого, с которым мы заморачиваемся. Да, к нему еще не прикасалась рука человека. Господи, Тай, ну ты и крендель. Что будешь делать, когда мы выйдем из игры, вот так вот сидеть и ржать целыми днями? Чиерт. Только не я. Мне будет чем заняться. Они аккуратно разбавили порошок и расфасовали его и слили своим людям, ответственным за уличную продажу. Они не связывались с теми, кто употреблял, с теми, кто не был крут. Тайрон взял большую часть, потому что он работал с черными толкачами, а Гарри взял остальное для белых. Когда ушел последний пакет с дерьмом, они отпраздновали. Гарри и Тайрон взяли своих подружек в город и как следует оттянулись, закончив гулянку в Центральном парке, раскатывая по дорожкам в каретах и глядя на восходящее солнце. На следующий день Гарри встретился со своим бизнес консультантом, чтобы обсудить с ним приобретение очередной недвижимости, а после организовал для себя и Мэрион кругосветку. Думаю, надо держаться подальше от Африки, мне кажется, там сейчас не слишком клево. Может, кроме Северной Африки. МОЖНО начать с Алжира, Касабланки; ага, сыграй это еще разок, Сэм. Потом на восток. Посмотрим, что происходит в Каире и в других местах, а потом в старый добрый Стамбул. Старый добрый Стамбул – господи, с паспортом на фамилию Голдфарб? Может, мне стоит сменить имя на Смит или Турхан бей, – и Гарри, засмеявшись, откинулся в кресле, почти не обращая внимания на музыку, льющуюся из раздолбанного радиоприемника Тайрона. Выпотрошив бычок, он вставил в фильтр затушенный ране косяк и, прикуривая, услышал звук ключа в замочной скважине. Тайрон Си Лав протанцевал в комнату со своей широчайшей ослепительной ухмылкой во все лицо и бросил маленький пакет на стол. Вот, оно детка, Броуди говорит, что это динамит, что нам надо разбодяжить это по крайней мере один к трем и что, если мы хотим улететь, нам надо быть очень аккуратными. Он что, не дал тебе даже попробовать? Даже разнюхаться, чтобы про верить? Не а. Он никому не разрешает ширяться в своей квартире. Никогда. А откуда нам знать, что он нас не нагрел? Он никого не кидает, чувак. Именно поэтому он все еще жив и барыжит. Если он сказал, что это динамит, значит, это динамит. Я ему сказал, что мы не подсядем и не облажаем тему. Да, но откуда нам знать, какого качества товар и насколько его нужно бодяжить? А ты прав, а? Ну, немного попробовать никому не повредит. Точно. Только мы сделаем по чутьчуть. Можно просто по нюхать. Эй, уж если я собрался закайфовать, значит, я закайфую. Я не собираюсь выбрасывать отличный кайф на ветер, разнюхиваясь. Гарри хохотнул, доставая шприцы. Только давай аккуратнее. Эй, детка, я всегда аккуратен. Нет уж, шутки в сторону, Тай, я серьезно тебе говорю, нам нельзя облажаться. Это наш шанс стать крутыми понастоящему. Тебе же не хочется торговать маленькими чеками всю жизнь? Если мы все правильно сделаем, то быстро замутим фунт чистого, но, если мы забалдеем, тогда пиши пропало. Эй, малыш, я не шучу. Я тоже не желаю бегать по улице в рваных кроссовках и с сопливым носом до конца дней своих. клево, – Гарри протянул ему руку, – Тайрон хлопнул его по ладони, Гарри ответил тем же. Ладно, давай уже попробуем. Гарри отсыпал малое количество порошка в ложку, потом добавил еще немного. Достаточно. Нельзя заниматься делами, если у тебя палец в носу. Они поставились, и с первой волной прихода им стало понятно, что Броуди не врал, теперь они могли Спокойно смешать порошок с сахаром, и у них все равно будет качественный товар. Чиерт, мы можем разбодяжить этот перец один к четырем, и нам никто не предъявит на улице за Кидалово. Да уж… это круто. Он сказал, что у него есть еще, так что нам надо побыстрее все продать и купить еще, дурик, потому что перец улетный. Знаешь что, чувак, если мы постараемся и нормально крутанемся, то уже завтра Сможем купить Два таких пакета. Круто! Хлопнув по рукам, они взялись за работу, смешивая героин с молочным сахаром, боясь закурить, чтобы случайно не сдуть драгоценный порошок, или кашлянуть на него. Они понимали, что оба сильно под кайфом, и изо всех сил старались сфокусировать Внимание на работе, так что их движения были медленными и точными. Время от времени они останавливались, чтобы отойти и закурить сигарету, такую сладкую в этом состоянии. Закончив, они взяли по пятьдесят чеков каждый и вышли на улицу. Их не очень грело разгуливать с таким количеством героина по улицам, но у них не было выбора.
Им нужно было дать Понять людям, что у них есть то, что людям нужно, а у Тайрона не было дома телефона, поэтому единственным способом контакта с торчками был контакт непосредственный. Гарри позвонил Мэрио сказать что у них все прошло нормально и рассказать об их с Тайроном планах и она сказала, что они пока могут пользоваться ее телефоном. Уверена? Да. Только в разумных пределах. Не давать его каждому уличному торчку. Только ребятам типа Годжита, понимасшь? Тем, кого знаешь. И оставляй все у Тая. Ладно, малышка, мы так и сделаем. Это здорово облегчит нам работу, пока мы не снимем квартиру с телефоном. Я просто не хотел чтобы ты в этом участвовала, понимаешь? Понимаю, Гарри, и ценю твою заботу. Но все нормально. Здорово. Ладно, увидимся позже. Ой, Гарри! Да? Оставь и мне немного, ладно? Да конечно, не беспокойся. Только немного, понимаешь? Хорошо. Пока. Пока. Гарри повесил трубку и сказал Тайрону, что они могут пока использовать телефон Мэрион: мы могли принимать звонки, забивать стрелки и потом встречаться на улице. А пока мы можем оставить порох у тебя. Понял, детка. Ладно, встретимся тут попозже. Да, малыш. И они разбежались – Гарри в сторону, Тайрон в другую, согласно черно белому плану. Все шло отлично. Почти сразу Тайрон наткнулся на Годжита и дал ему телефон Мэрион, тот закинул удочки, выясняя, не нужно ли чего кому, так что вскоре у Тайрона все ушло, и пришла пора пополнять запасы. Когда он вернулся на район, его уже с нетерпением поджидали местные торчки. По улицам уже пошел слух, что у него товар отличного качества и Тайрон ощутил, как его возбуждение нарастает, но он держался с достоинством, не выпуская наружу бушующий внутри азарт и, главное, борясь с желанием догнаться. Он был рад, что сделал укол перед выходом, это здорово помогало ему держать себя в руках, он приказал себе не расслабляться, сначала – бизнес, а потом уже укол. Он хорошо знал улицы, знал, как себя правильно вести и полагался на интуицию, которая двадцать пять лет позволяла ему выживать в уличном мире между Бронксом и Гарлемом, он знал, что если ему удалось выжить здесь, то он без труда выживет где бы то ни было, детка, это тебе не хер собачий, дурик. И сегодня его интуиция была обострена до предела. Еще бы. Ведь он вынужден был пустить слух, что у него есть героин, но как только слух разошелся, значит, скоро найдутся люди, которые захотят его кинуть, этим людям перерезать тебе горло все равно что прикурить. Этим котам все похеру, друган. Это вконец опустившиеся грязные торчки, детка, поэтому Тайрон спрятал все, что у него было, по разным местам и проверял, не идет ли кто за ним, когда брал деньги и шел за товаром. Он был всегда на стреме и крайне внимателен, потому что верил – это его шанс, единственный шанс, и не думал, что в этой жизни ему представится новый. Двадцать пять лет был долгий срок в мире, которому он принадлежал, и он понимал, что шансы выбраться отсюда редко выпадали, если вообще выпадали, людям вроде него, и он не собирался упускать свой шанс. Он прекрасно знал, что, если он не будет осторожен, то потеряет не только шанс, друган, а и саму жизнь. Он сам не понимал, как получилось, что у него столько героина, он словно попал в сказку, однако это было реально, и он не собирался стоять и пукать. Он устал от постоянных неудач. уличная жизнь – для лохов. улицами заправляли неудачники. Он же был на пути вверх, прочь отсюда. И ему, в общем то, было наплевать на какой нибудь роскошный «эльдорадо» с пятью кисками… чиерт, да мне одной вполне достаточно, чего Тайрону хотелось больше всего, это спокойствия. Это точно, детка, чтобы никаких проблем. проблемы – это то, что я видел в течение двадцати пяти лет. Все время кто то кого то достает. И не полиция, а братья. Все всегда чем то недовольны. Это героин В твоей крови, старый, или бухло, и ты идешь и делаешь все, чтобы вмазаться или бухнуть. Чиерт, то дерьмо не для меня. Не а, со мной не пройдет. Я не какой то там жлоб па хер. Мне бы только наскрести на маленький магазинчик – все равно какой, хоть химчистка, хоть телеки, лишь бы хватало на жизнь мне и моей малышке, и чтоб без проблем. Маленькое собственное дельце где нибудь в пригороде. нa природе. Не знаю, может, в Куинсе или Стейтен Айленде. Просто домик и машина и никаких заморочек. Чиерт, мне даже сад не нужен, чувак, лишь бы спокойно все и без проблем, типа я люблю тебя – ты любишь меня… бля, тебе не обязательна любить меня, друг, можешь считать меня черным засранцем, только не устраивай мне проблем.
Гарри прошвырнулся по району, дав знать нескольким персонажам, что У него есть перец, потом остановился в маленькой кондитерской, попивая яичные коктейли и листая порножурнал. Часть героина он продал у магазинчика, а когда тот закрылся, он потусовал некоторое время со знакомыми ребятами, потом переместился в бар, потом в другой бар, стараясь не задерживаться в одном месте слишком долго. Его старый знакомый Берни сказал, Что хочет взять несколько чеков для своих ребят и что он вернется через час, поэтому Гарри вернулся обратно в квартиру и, забрав очередную порцию, быстро ее слил, перед тем как поехать к Мэрион. Позже ему Позвонил Тайрон рассказать, сколько он сегодня успел продать, И, когда они сложили получившуюся сумму, оказалось, у них достаточно капусты для еще одной партии. Похоже, их план потихоньку Склеивался. Чиерт, именно в тот Момент, когда куча торчков знает, что у нас хороший перец на продажу, у нас кончаются чеки. К завтрашнему вечеру все будет распродано. Да ладно. Как только мы Сольем столько, чтобы хватило на две таких партии, тогда и купим, да? Ты чертовски прав, друган. Я хочу купить этого дерьма столько, Сколько смогу. Клево. Позвони Мне, или я сам к тебе зайду. Пока, малыш, – Тайрон повесил трубку и потанцевал к себе домой. Это был длинный день, малыш, и я уверен, что ему Хочется поскорее пристроить свою красивую маленькую задницу на постельку. Он чувствовал, как по его спине течет пот. Он провел на улицах Много времени, но последние часы были, пожалуй, худшими в его жизни. Сейчас улица сулила ему больше угрозы, чем обычно. Он часто болтался где то с утра до вечера и не слишком обращал Внимание на прохожих, но сейчас все стало по другому. Уж это точно, могу поспорить на твой сладкий жопец. Раньше ему нечего было терять, просто потому что у него ничего не было. Он был простым уличным черным котом, одним из тысяч, еще одним братом, который пытался прожить еще один день на улице этого скотского мира. Никто не боялся его, и он не боялся никого. Если ты знаешь улицу и держишься подальше от психов, алкоголиков с ножами и пистолетами, тогда остаётся только сама улица, однако, если у тебя есть что то, что кому то очень нужно, тогда, считай, у тебя гарантированные неприятности, дурик. Жди, что тебе придется бороться не только с асфальтом, да бетоном… Тебе придется иметь дело с теми психами, которых улица делает из лохов. Если чувак сам по себе, то все нормально. Да и сама улица не так уж страшна, как кажется. Однако если сложить эти два фактора вместе, ты получаешь этих самых больных на голову психопатов, и тогда держись, чувак, и смотри во все стороны сразу. Так вот, если у тебя есть что то, что кому то нужно, и это что то – белое дерьмо, и ты С ним разгуливаешь по этим улицам, тогда у тебя 4 5 6 7 8 9 ... 14 2014-07-19 18:44
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • © sanaalar.ru
    Образовательные документы для студентов.