.RU
Карта сайта

Макс Фрай Волонтеры вечности - 52


– Шел бы ты отдыхать, сэр Макс! Дел пока никаких не предвидится, так что можешь бездельничать аж до послезавтра. После такой «коронации» не грех и отдохнуть!
– Правда?! – Я ушам своим не верил.
– Скорее всего, правда… Разве что случится нечто из ряда вон выходящее, в чем я, впрочем, здорово сомневаюсь. Все уже вроде бы случилось.
– Если что-то и случится, то я узнаю об этом первым. Поскольку оно случится со мной, – усмехнулся я. – В последнее время мне везет на неприятности, вы заметили?
– И не только на неприятности, если я правильно понимаю… Но на твоем месте я бы, пожалуй, временно приостановил процесс поиска приключений на свою задницу.
– Надеюсь, что так оно и будет, – вздохнул я. – Или я откажусь выходить на улицу без охраны, так и знайте!
Шутки шутками, но к своему амобилеру я подошел с некоторой опаской: кто их знает, этих кочевников, вдруг им пришло в голову, что можно потихоньку вернуться в Ехо и тупо повторить все сначала?!
Опасения были не напрасны: приглядевшись, я действительно заметил чью-то тень на заднем сиденье.
«Тебе показалось! – Я изо всех сил пытался поговоритьсам с собой как с разумным человеком. – Тебе теперь долго будет мерещиться что-то в этом роде, так что расслабься!»
Самовнушение не очень-то помогло: я был совершенноуверен, что в моем амобилере кто-то притаился. Я решительно приблизился к машине, приготовившись не то плюнуть, не то Смертный шар запустить – это уж как получится!
– О, великий царь кибиток, даруй мне клочок твоей Земли Плодородных Сорняков!
Тусклый оранжевый свет фонарей самым выгодным образом оттенял довольную физиономию Мелифаро. Я подпрыгнул от неожиданности, схватился за оба сердца и рассмеялся от облегчения.
– Ты здорово рисковал, парень: нервы у меня теперь никуда не годятся. – Хорош бы я был, если бы прикончил тебя на месте!
– Ну, не так уж это просто! – легкомысленно отмахнулся Мелифаро. – Угостишь меня кружкой камры?
– Тебе повезло: я как раз отправляюсь в сторону «Армстронга и Эллы». А расширять клиентуру прекрасной дамы – первейшая обязанность благородного рыцаря! – усмехнулся я.
– Я тоже так подумал, Ваше Величество! – подхалимски прогнусавил Мелифаро и отвесил столь низкий поклон, что чуть не вывалился из амобилера.
– Ой, как хорошо, что ты привез ко мне своего коллегу, Макс! – Теххи восхищенно улыбалась нам из-за стойки. – У меня как раз скопилась куча старых негодных стаканов. Не могли бы вы их разбить, сэр Мелифаро? У вас так здорово получается! – Вообще-то, сегодня я не в форме, но поскольку вы просите, леди Шекк… Я сделаю все, что в моих силах, если Его Величество не будет возражать, – тоном светского льва ответил Мелифаро. – Знаете, я очень боюсь прогневать этого тирана: в случае чего его голозадые подданные закидают меня конским навозом. – Почему это они «голозадые»? – возмутился я. – У них очень даже милые шортики, лично мне нравится! – Сшей себе такие же, – ехидно посоветовал Мелифаро. – В них ты будешь неотразим, почище этого пучеглазого Алотхо! – А я и так неотразим. Я посмотрел на Теххи и виновато развел руками. – Ты уже поняла, что стала жертвой чудовищного обмана? Никакие мы не Тайные сыщики, а скромные пациенты местного Приюта Безумных. Иногда нас отпускают погулять, за хорошее поведение. – Да? Ну тогда веди себя хорошо, чтобы чаще отпускали, – посоветовала Теххи, ставя перед нами кружки с камрой, которая действительно была самой вкусной в Соединенном Королевстве. – Я постараюсь, – нежно пообещал я. Мелифаро слушал наш диалог с явным удовольствием. – В этом грешном городке становится все больше мест, где можно неплохо провести время! – одобрительно резюмировал он. – Вот что обнадеживает! Входная дверь скрипнула, и на пороге появился Андэ Пу. – Макс, дырку над вами в небе, вы ничего не впиливаете! Просто полный конец обеда! – картаво затараторил журналист. – Почему вы отказались стать царем Арвароха? Они же там так лихо зажигают – караул! А я бы вполне мог присмотреть за вашими кошками, не надорвусь… Мелифаро ржал так, что чуть не свалился с высокого табурета. – Этот парень тоже из вашего приюта? Он занимает гамак по соседству с тобой, и его тоже отпустили погулять за хорошее поведение? – заинтересовалась Теххи. – Какая ты проницательная, с ума сойти можно!
– Вообще-то, сегодня я не в форме, но поскольку вы просите, леди Шекк… Я сделаю все, что в моих силах, если Его Величество не будет возражать, – тоном светского льва ответил Мелифаро. – Знаете, я очень боюсь прогневать этого тирана: в случае чего его голозадые подданные закидают меня конским навозом.
– Почему это они «голозадые»? – возмутился я. – У них очень даже милые шортики, лично мне нравится!
– Сшей себе такие же, – ехидно посоветовал Мелифаро. – В них ты будешь неотразим, почище этого пучеглазого Алотхо!
– А я и так неотразим.
Я посмотрел на Теххи и виновато развел руками.
– Ты уже поняла, что стала жертвой чудовищного обмана? Никакие мы не Тайные сыщики, а скромные пациенты местного Приюта Безумных. Иногда нас отпускают погулять, за хорошее поведение.
– Да? Ну тогда веди себя хорошо, чтобы чаще отпускали, – посоветовала Теххи, ставя перед нами кружки с камрой, которая действительно была самой вкусной в Соединенном Королевстве.
– Я постараюсь, – нежно пообещал я.
Мелифаро слушал наш диалог с явным удовольствием.
– В этом грешном городке становится все больше мест, где можно неплохо провести время! – одобрительно резюмировал он. – Вот что обнадеживает!
Входная дверь скрипнула, и на пороге появился Андэ Пу.
– Макс, дырку над вами в небе, вы ничего не впиливаете! Просто полный конец обеда! – картаво затараторил журналист. – Почему вы отказались стать царем Арвароха? Они же там так лихо зажигают – караул! А я бы вполне мог присмотреть за вашими кошками, не надорвусь…
Мелифаро ржал так, что чуть не свалился с высокого табурета.
– Этот парень тоже из вашего приюта? Он занимает гамак по соседству с тобой, и его тоже отпустили погулять за хорошее поведение? – заинтересовалась Теххи.
Следующие несколько дней были самыми счастливыми днями в моей жизни. Даже на службе я ни разу не вынырнул из густого, как сладкая вата, тумана, который превращал окружающий меня мир в блаженную страну чудес. Но незадолго до одного из восхитительных летних закатов откуда-то из этого сладкого тумана до меня донесся довольно тревожный диалог. – Завтра я должен ехать. – Шепот, раздававшийся в Зале Общей Работы, явно принадлежал Алотхо Аллироху, поскольку был гораздо громче нормального человеческого крика. – Но я не хочу никуда ехать. Тем не менее… – Тем не менее, ты должен, да? – Я узнал голос Меламори. – Да. – Но ты вернешься. Хотя бы для того, чтобы прикончить этого своего Мудлаха… – Презренного Мудлаха, – педантично поправил ее Алотхо. – Ну да, презренного, какого же еще… Два года – не так уж много, если разобраться. – Это очень много, – возразил Алотхо. – Ты когда-нибудь пыталась сосчитать, сколько дней нужно прожить, чтобы миновал хотя бы один год? – Представь себе, пыталась. – Ну вот, а говоришь так, словно не имеешь никакого представления о том, что такое время… Я не хочу уезжать и не могу остаться. А ты не хочешь ехать со мной в Арварох и не позволяешь мне завоевать для тебя любое другое место, где ты согласилась бы жить… Я уже ничего не понимаю, госпожа. Проще умереть, и я так и сделаю, клянусь доспехами Тойлы Лиомурика! – Я тебе дам – «умереть»! Ишь ты, разошелся! – сердито прошептал я себе под нос и обернулся к Курушу. Мудрая птица сладко дремала на спинке моего кресла. – Эй, милый, ты слышишь, что творится? – Нет, а что? – Буривух с любопытством открыл один круглый желтый глаз. – Этот громкоорущий почитатель кончиков твоих перьев, кажется, собирается шокировать леди Меламори отвратительным зрелищем своего мертвого тела, – объяснил я. – Мне это не нравится. – Но это его дело, правда? – холодно спросил Куруш. – И мое тоже! – сердито возразил я. – Во-первых, он мне нравится. А во-вторых, он нравится леди Меламори, что гораздо важнее… Куруш, милый, вмешайся, пожалуйста! Он же только тебя и послушается! – Улечу от вас в Арварох, будете знать! – пригрозил Куруш. – По крайней мере, там меня никто не будет будить из-за всяких человеческих глупостей! – Думаешь, там умеют печь хорошие пирожные? – лукаво спросил я. – Только поэтому я и не перехожу от слов к делу. Ладно уж, Макс, если тебе действительно кажется, что я должен… – Хотя бы из политических соображений! – Я постарался сделать умное лицо. – Завоеватель Арвароха Тойло Лиомурик может здорово обидеться, если великолепный сэр Алотхо Аллирох, этот чудесный парень, который убивает птицу Кульох одним взглядом и тремя любезностями – если я ничего не перепутал! – отдаст концы в непосредственной близости от дворца Его Величества Гурига! Кто тогда подаст Тойле Лиомурику третий ночной горшок на пиру, сразу после супруги и старшего виночерпия?.. Хотя при чем тут старший виночерпий?! – Ты все перепутал, Макс. Но я не удивляюсь: люди вечно все путают, – снисходительно сказал Куруш. Через полуоткрытую дверь он вылетел в Зал Общей Работы. А я благополучно выбрался на улицу через заговоренное окно сэра Джуффина Халли, выходить через которое каким-то чудом удавалось только мне. На этот раз обошлось даже без неземных ощущений, только пятки горели, словно я бегал по крапиве. Убедившись, что с ними все хорошо, я отправился прогуляться. Пусть думают, что меня не было в Доме у Моста. По мне, если уж заниматься благотворительностью, то анонимно, в противном случае какая-то фигня получается… Через полчаса я вернулся в Дом у Моста. Разумеется, я не забыл купить целую дюжину пирожных для Куруша – он их честно заслужил! На сей раз я воспользовался служебным входом и торжественно прошествовал через Зал Общей Работы. Алотхо все еще пребывал на нашей территории, его лицо изображало восхищенное благоговение – последствия беседы с буривухом, как я понимаю. Мохнатое паукообразное существо нежно мурлыкало на его огромном плече. – Где тебя носило, Макс? – приветливо спросила Меламори. – Как это – «где»? Ясное дело, меня носило там, где можно что-нибудь съесть. Просидел час в «Сытом скелете», вот и все приключения. Не хотите ли повторить мой подвиг? Весьма рекомендую, наиприятнейшая процедурка! – Пожалуй, – кивнула Меламори. Алотхо Аллирох смотрел на меня с немым изумлением. «Ну да, конечно, эти арварохские герои безошибочно чувствуют, когда их обманывают, – огорчился я. – И теперь он пытается понять, зачем я это делаю…» К счастью, Алотхо не счел нужным как-то прокомментировать свое наблюдение. Я быстро попрощался и заперся в кабинете. Куруш снова дремал на спинке моего кресла. Яне стал его будить: сверток с пирожными из «Обжоры Бунбы» вполне мог подождать. У нас вся ночь была впереди.
Но незадолго до одного из восхитительных летних закатов откуда-то из этого сладкого тумана до меня донесся довольно тревожный диалог.
– Завтра я должен ехать. – Шепот, раздававшийся в Зале Общей Работы, явно принадлежал Алотхо Аллироху, поскольку был гораздо громче нормального человеческого крика. – Но я не хочу никуда ехать. Тем не менее…
– Тем не менее, ты должен, да? – Я узнал голос Меламори.
– Да.
– Но ты вернешься. Хотя бы для того, чтобы прикончить этого своего Мудлаха…
– Презренного Мудлаха, – педантично поправил ее Алотхо.
– Ну да, презренного, какого же еще… Два года – не так уж много, если разобраться.
– Это очень много, – возразил Алотхо. – Ты когда-нибудь пыталась сосчитать, сколько дней нужно прожить, чтобы миновал хотя бы один год?
– Представь себе, пыталась.
– Ну вот, а говоришь так, словно не имеешь никакого представления о том, что такое время… Я не хочу уезжать и не могу остаться. А ты не хочешь ехать со мной в Арварох и не позволяешь мне завоевать для тебя любое другое место, где ты согласилась бы жить… Я уже ничего не понимаю, госпожа. Проще умереть, и я так и сделаю, клянусь доспехами Тойлы Лиомурика!
– Я тебе дам – «умереть»! Ишь ты, разошелся! – сердито прошептал я себе под нос и обернулся к Курушу.
Мудрая птица сладко дремала на спинке моего кресла.
– Эй, милый, ты слышишь, что творится?
– Нет, а что? – Буривух с любопытством открыл один круглый желтый глаз.
– Этот громкоорущий почитатель кончиков твоих перьев, кажется, собирается шокировать леди Меламори отвратительным зрелищем своего мертвого тела, – объяснил я. – Мне это не нравится.
– Но это его дело, правда? – холодно спросил Куруш.
– И мое тоже! – сердито возразил я. – Во-первых, он мне нравится. А во-вторых, он нравится леди Меламори, что гораздо важнее… Куруш, милый, вмешайся, пожалуйста! Он же только тебя и послушается!
– Улечу от вас в Арварох, будете знать! – пригрозил Куруш. – По крайней мере, там меня никто не будет будить из-за всяких человеческих глупостей!
– Думаешь, там умеют печь хорошие пирожные? – лукаво спросил я.
– Только поэтому я и не перехожу от слов к делу. Ладно уж, Макс, если тебе действительно кажется, что я должен…
– Хотя бы из политических соображений! – Я постарался сделать умное лицо. – Завоеватель Арвароха Тойло Лиомурик может здорово обидеться, если великолепный сэр Алотхо Аллирох, этот чудесный парень, который убивает птицу Кульох одним взглядом и тремя любезностями – если я ничего не перепутал! – отдаст концы в непосредственной близости от дворца Его Величества Гурига! Кто тогда подаст Тойле Лиомурику третий ночной горшок на пиру, сразу после супруги и старшего виночерпия?.. Хотя при чем тут старший виночерпий?!
– Ты все перепутал, Макс. Но я не удивляюсь: люди вечно все путают, – снисходительно сказал Куруш.
Через полуоткрытую дверь он вылетел в Зал Общей Работы. А я благополучно выбрался на улицу через заговоренное окно сэра Джуффина Халли, выходить через которое каким-то чудом удавалось только мне. На этот раз обошлось даже без неземных ощущений, только пятки горели, словно я бегал по крапиве. Убедившись, что с ними все хорошо, я отправился прогуляться. Пусть думают, что меня не было в Доме у Моста. По мне, если уж заниматься благотворительностью, то анонимно, в противном случае какая-то фигня получается…
Через полчаса я вернулся в Дом у Моста. Разумеется, я не забыл купить целую дюжину пирожных для Куруша – он их честно заслужил! На сей раз я воспользовался служебным входом и торжественно прошествовал через Зал Общей Работы. Алотхо все еще пребывал на нашей территории, его лицо изображало восхищенное благоговение – последствия беседы с буривухом, как я понимаю. Мохнатое паукообразное существо нежно мурлыкало на его огромном плече.
– Где тебя носило, Макс? – приветливо спросила Меламори.
– Как это – «где»? Ясное дело, меня носило там, где можно что-нибудь съесть. Просидел час в «Сытом скелете», вот и все приключения. Не хотите ли повторить мой подвиг? Весьма рекомендую, наиприятнейшая процедурка!
– Пожалуй, – кивнула Меламори.
Алотхо Аллирох смотрел на меня с немым изумлением.
«Ну да, конечно, эти арварохские герои безошибочно чувствуют, когда их обманывают, – огорчился я. – И теперь он пытается понять, зачем я это делаю…»
На следующий день мне пришлось явиться на службу в полдень. Нам предстояло провожать Алотхо. «Бурунный шип» собирался отчалить еще до заката, и большое сердце Предводителя двух полусотен Острозубов требовало основательного прощания с нами, любимыми. Мелифаро выглядел как счастливейший человек в Соединенном Королевстве. Сидел на столе, болтал ногами. Выражение лица у него при этом было самое мечтательное. – Отсутствие Рулена Багдасыса явно идет тебе на пользу! – одобрительно отметил я. – Кстати, ты еще не решил, что с ним делать? – Как раз это я решил с самого начала! Ты абсолютно ничего «не впиливаешь», Ночной Кошмар, как справедливо заметил твой совершенно круглый приятель… Погоди, сам увидишь, всему свое время! – Увижу – так увижу. – Я зверски зевнул и полез в верхний ящик стола за бутылкой с бальзамом Кахара. Встал я уже давно, пора было бы и проснуться… Через полчаса все были в сборе. Позже всех явилась Меламори. На ее плече сидел изрядно перепуганный переменой обстановки паукообразный «домашний любимец» Алотхо. – Ну и брошь! – восхитился Мелифаро. – Вот это, я понимаю, царский подарок! – Это не брошь, это хуб. Его зовут Лелео. Между прочим, этот зверек – хранитель души всего их клана… Тебе когда-нибудь дарили хранителя души, сэр Мелифаро? – Только этого мне и не хватало! – Вот и не выпендривайся! – авторитетно сказала Меламори. – Логика железная! – согласился сэр Кофа. – Познакомь меня с твоим красавчиком, Меламори. – Я читал, что эти существа поют, – встрепенулся Лонли-Локли. – Это правда? – И еще как поют! Но он меня пока не очень-то слушается. Ему нужно время, чтобы привыкнуть. – Очень человеческое свойство! – усмехнулся Джуффин. – Всем нам требуется время, чтобы привыкнуть к чему бы то ни было… А вот и наши арварохские друзья, слышите? Неужели безумец Алотхо решил, что они поместятся в нашей приемной? Действительно, с улицы доносился монотонный перестук негнущихся арварохских плащей. Выглянув в окно, я с ужасом убедился, что Алотхо действительно притащил в Дом у Моста всю ту полусотню Острозубов, которая не была занята в почетном карауле под стенами Холоми. – Они останутся снаружи, – объяснила Меламори. – Алотхо взял их с собой… ну, для красоты что ли… Для него это – все равно, что нарядно одеться. Когда арварохский военачальник отправляется на встречу, которую считает важной, он старается взять с собой столько своих воинов, сколько возможно. У себя на родине он бы явился к вам в сопровождении «полусотни полутысяч», по его собственному выражению. – А на свидания с тобой он их тоже таскал? – полюбопытствовал Мелифаро. – Хвала Магистрам, не таскал. Видишь ли, свидание с дамой не считается у них таким уж великим событием… Алотхо Аллирох вошел к нам в сопровождении только одного из своих воинов, совсем молодого и такого же отчаянно красивого, как прочие арварохцы. Парень был с меня ростом, что не так уж и мало, но на фоне своего командира он казался щуплым подростком. – Это Тхотта, мой шаман, – отрывисто сказал Алотхо. Кажется, он немного волновался. – Тхотта – лучший из лучших, он часто говорит с Мертвым Богом и почти всегда понимает его речи. Он передаст вам слова Мертвого Бога, поскольку моих слов недостаточно, чтобы отблагодарить вас. – Надеюсь, что мы сумеем оценить оказанную нам честь! – удивленно сказал Джуффин. Его раскосые глаза блестели от любопытства. – Вы сумеете! – подтвердил Алотхо. «Ох, плохо ты нас знаешь, парень!» – сочувственно подумал я. – Мертвый Бог позволил нашему предводителю подарить вам свое оружие! – торжественно заговорил шаман. – Вы должны знать, что воины Арвароха никогда не дарят свое оружие чужеземцам. Прежде такое случалось только однажды, в глубокой древности, когда Завоеватель Арвароха Либори Фосафик Невидимая Голова даровал свой меч вашему властелину Мёнину. Наш первый дар предназначается вам, господин. Тхотта пронзительно посмотрел на Джуффина. Алотхо отстегнул от пояса свое замечательное «мачете». – Этот меч изготовлен из плавника самой большой рыбы Рухас, какую когда-либо ловили в океане, – пояснил он. – Точно такой же меч был в свое время дарован вашему королю Мёнину. Я считал, что не вправе делать вам подарок, поскольку подарками обмениваются только равные. Но Мертвый Бог сказал, что вы не будете гневаться. – Ни в коем случае! – улыбнулся Джуффин, принимая «мачете». Кажется, он был здорово польщен. – Второй дар – тому, кто не допустил, чтобы наш клан остался без предводителя. Теперь шаман смотрел на Мелифаро. Алотхо протянул ему свою уморительную «мухобойку». – Вы видели это оружие в деле. Я сам смастерил его из усеянного зубами языка зверя Кырду, и это воистину опасная вещь. – Не сомневаюсь! Мелифаро выглядел чрезвычайно довольным. Шаман тем временем повернулся к Лонли-Локли. – Мертвый Бог особо благоволит к тебе, господин. Правда, он не объяснил почему. – Жаль, – серьезно ответил Шурф. – Было бы весьма любопытно узнать причину столь внезапной симпатии. – Вам ни к чему оружие, поскольку вы сами – наилучшее из орудий убийства, – сказал Алотхо. – Но даже вам однажды может понадобиться защита. Думаю, что мой шлем – самый прочный под этим небом. Я сам изловил шестирогую рыбу Ухунрук, из головы которой по моему приказу было изготовлено это чудо. – Во всяком случае, он прекрасен! – одобрительно кивнул Лонли-Локли, любуясь шестирогим шлемом. – Это – настоящее произведение искусства, сэр Аллирох. – Вам, многоликому, наш следующий дар! Шаман почтительно склонился перед сэром Кофой. Алотхо протянул ему зачехленный предмет. – Это – смертоносный хлыст с двумя полутысячами жал диких ос Зенго, – пояснил он. – Жала по-прежнему опасны так же, как в те дни, когда осы Зенго жужжали в своих гнездах. Но такой мудрец, как вы, сможет с ними справиться. – Попробую, – усмехнулся Кофа. – Чем только я не занимался в своей жизни! – Вы, госпожа, уже получили самый драгоценный дар. – Теперь шаман говорил с Меламори. – Мертвый Бог сказал, что вы сумеете сохранить душу нашего клана. Он доволен, что наш хуб станет петь для вас свои песни. – А он будет петь? – спросила Меламори. – Пока он только дуется и скучает по хозяину. – Когда я уеду, он запоет, – пообещал ей Алотхо. – Хуб всегда все делает вовремя. – Да, ты уже говорил. Просто мне кажется, что он хочет вернуться к тебе. – Под небом рождается слишком мало существ, чьи желания имеют какое-то значение! – пожал плечами арварошец. – И Лелео – не один из них, так же, как и я сам. Его шаман тем временем обратился к Луукфи. Так почтительно он кажется не говорил даже с Джуффином. – Вы, который беседует со многими буривухами одновременно, согласитесь ли вы принять наш дар? – Конечно, господа, я соглашусь! – смущенно заулыбался Луукфи. – Так любезно с вашей стороны… – Когда я отправлялся в этот поход, Завоеватель Арвароха Тойла Лиомурик Серебряная Шишка снял с себя этот плащ из самой прочной шерсти овец Царского стада и отдал его мне, – сообщил Алотхо. – Он будет счастлив узнать, что его плащ защищает от ветра того, кто бережет покой более чем двух полусотен буривухов. Примите его, сэр. Шаман тем временем повернулся ко мне. – Мертвый Бог хорошо знает вас, господин. Он много говорил мне о вас, но я мало что понял… Мертвый Бог сказал, что у нас нет ничего, что могло бы вам пригодиться. У вас есть все, что вам нужно, так говорит Мертвый Бог. – Ну и друзья у тебя, нечего сказать! – Веселый голос Мелифаро нарушил звенящую тишину. – Этот Мертвый Бог в лепешку готов разбиться, лишь бы оставить тебя без подарков. Какая мелочность! А еще Бог! – Ничего, я с ним разберусь при встрече, – невозмутимо пообещал я. Наши коллеги заулыбались, но оба арварошца покосились на меня с благоговейным ужасом. – Я очень хотел оставить что-то из своих сокровищ у вас, сэр Макс, – печально сказал Алотхо. – Но не в моей власти противиться воле Мертвого Бога. – Ничего, можете считать, что оставили мне свое главное сокровище. Однажды мне посчастливилось услышать вашу песню. Можно сказать, она до сих пор звучит у меня в ушах… Бедняга Алотхо принял мой язвительный комплимент за чистую монету. – Я рад, что вы будете помнить меня. – Вот в этом вы можете не сомневаться. На сей раз я говорил искренне: такое поди забудь! Пока мы любезничали, Мелифаро обратился к шаману. – Скажите, а ваш Мертвый Бог не будет возражать, если я сделаю подарок Алотхо? Или лучше не пытаться? – Вы можете поступать так, как считаете нужным. Поскольку вы спасли жизнь нашего Предводителя и честь нашего клана, любое ваше деяние будет теперь сочтено благом… – Отлично! – кивнул Мелифаро. Он извлек из кармана лоохи драгоценный перстень со скорчившимся в центре прозрачного камня крошечным Руленом Багдасысом. Только тут до меня дошло: этот уморительный парень решил свести вместе обоих виновников своей непродолжительной, но жестокой депрессии, и посмотреть, что будет. Джуффин заметил мою героическую борьбу со смехом и послал мне зов. «Что это такое? Ты в курсе, Макс?» «Ох, пусть он сам вам рассказывает! Но никакой опасности для здоровья сэра Алотхо эта штука не представляет, честное слово!» «Хотел бы я знать, что вообще может представлять опасность для его здоровья!» – Джуффина терзало не беспокойство, а простое человеческое любопытство. «Кое-что может. Конфликт между желанием и необходимостью, например…» «Экий ты наблюдательный! Ладно, не буду мешать тебе наслаждаться зрелищем». Зрелище и правда было то еще: наш Мелифаро ораторствовал. – Это волшебная вещь, Алотхо. Можете носить ее на пальце или в кармане – это не имеет значения. Но если однажды вам станет очень грустно, бросьте это кольцо себе под ноги. Нужно, чтобы камень стукнулся о землю, чем сильнее, тем лучше. И увидите, что будет. Я очень надеюсь, что вас это развлечет. К моему изумлению, Мелифаро говорил скорее печально, чем насмешливо, хотя хватало, конечно, в его речи и тех, и других интонаций. – Спасибо. Думаю, что я испытаю вашу волшебную вещь, когда придет время. Алотхо принял кольцо, немного полюбовался на крошечного Рулена Багдасыса в центре камня и надел подарок на мизинец: с другими пальцами его здоровенной лапы даже экспериментировать было бесполезно! – Это хорошая вещь, предводитель! – авторитетно заявил шаман. Брови сэра Джуффина Халли удивленно поползли вверх. Кажется, шеф все-таки был уверен, что Мелифаро устроит какую-нибудь мелкую пакость напоследок. – Мне пора уходить, господа. – Алотхо вежливо опустил голову. – Я тороплюсь. Чем раньше я покину ваш город, тем скорее смогу вернуться. – Я провожу тебя, – сказала Меламори. – Нет. Это дурной знак, когда корабль уходит, а кто-то остается на причале. – А я и не собираюсь провожать тебя до причала. Только до стены Йохира Менки, до границы с Новым городом. – Спасибо, это хорошее предложение, – обрадовался Алотхо. Кажется, ему никогда прежде не приходило в голову, что проводить можно только до середины пути. Если бы парень распоряжался раздачей Нобелевских премий, он бы непременно присудил одну из них Меламори – за эту гениальную идею. 1 ... 48 49 50 51 52 53 54 55 ... 90 2014-07-19 18:44
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • © sanaalar.ru
    Образовательные документы для студентов.