.RU
Карта сайта

ЛЕСНАЯ РАДИОЭКОЛОГИЯ НА ПОРОГЕ XXI ВЕКА - Монография пердназначена не только для специалистов, научных сотрудников,...

^

ЛЕСНАЯ РАДИОЭКОЛОГИЯ НА ПОРОГЕ XXI ВЕКА

Щеглов А.И.,
доктор биологических наук, зав. лабораторией радиоэкологии МГУ,
участник ликвидации последствий аварии на ЧАЭС, 1986 -1996 гг.
Цветнова О.Б.,
кандидат биологических наук, старший научный сотрудник лаб. радиоэкологии МГУ,
участник ликвидации последствий аварии на ЧАЭС, 1988-1996 гг.
(Работа выполнена при финансовой поддержке программы "Университеты России")

Лаборатория радиоэкологии Московского государственного университета им. М.В. Ломоносова с 1957 г. проводит радиоэкологические исследования, сначала на Восточно-Уральском радиоактивном следе, затем в районах, пострадавших от аварии на ЧАЭС. Сотрудники лаборатории сразу же после чернобыльской радиационной катастрофы включились в научно-исследовательские работы по ликвидации ее последствий. Непосредственные впечатления от этих работ и научные достижения лаборатории за период, прошедший после катастрофы, нашли отражение в монографиях, многочисленных статьях и публикациях в научных и научно-популярных сборниках, в том числе 2-х томном издании "Москва - Чернобылю" (М.: Воениздат, 1998). Активное участие в популяризации трудов лаборатории принимает Научная ассоциация инвалидов Чернобыля МГУ им. М.В. Ломоносова (президент - генеральный директор Пятецкий Л.С.). При финансовой поддержке Ассоциации в издательстве "Наука" в 2000 г. был осуществлен выпуск дополнительного тиража монографии А.И. Щеглова "Биогеохимия техногенных радионуклидов в лесных экосистемах (по итогам 10-летних исследований), а в настоящее время завершается подготовка к ее изданию на английском языке.
В последние годы в связи с резким сокращением объема финансирования лаборатория была вынуждена, несмотря на свой огромный исследовательский потенциал, сократить масштабы работ в части загрязненных регионов и, в первую очередь, в 30-км зоне отселения ЧАЭС (Украина). Однако благодаря финансовой поддержке Российского Фонда Фундаментальных Исследований, программы "Университеты России" и небольшому гранту МАГАТЭ нам удается не прерывать долговременные уникальные наблюдения за поведением техногенных радионуклидов в природных экосистемах ряда областей Российской Федерации, наиболее серьезно пострадавших в результате аварии на ЧАЭС. В 1999-2000 гг. масштабы исследований даже несколько расширилась, по инициативе МоАЭП развернулись работы по разработке концепции обеспечения экологической безопасности АЭС. В рамках этой проблемы ведутся исследования по оценке воздействия на наземные экосистемы действующей и проектируемой 2-ой очереди Смоленской АЭС. Эти работы включают изучение ландшафтно-экологических особенностей "малого" (5-7 км) и "большого" (20 -30 км) регионов размещения проектируемой АЭС и выделение критических экоучастков в структуре наземных ландшафтов; оценку современного состояния наземных экосистем региона и прогноз его изменения при строительстве и эксплуатации АЭС; разработку комплекса мероприятий по охране природных и культурных биогеоценозов от возможных негативных эффектов воздействия АЭС и разработку концепции обеспечения экологической безопасности АЭС.
Однако в настоящее время основное внимание в научных разработках лаборатории уделяется теоретическому осмыслению полученных материалов; обоснованию и анализу возможности экстраполяции выявленных закономерностей миграции радионуклидов в природных условиях (как радиоактивная метка) на поведение в почве других техногенных загрязнителей, в частности тяжелых металлов; оценке экологических функций почвы при различных типах техногенного загрязнения наземных экосистем и др. Все эти работы вносят существенный вклад в развитие и современное осмысление такой научной дисциплины, как радиоэкология. Мы считаем целесообразным более подробно остановиться на отмеченных положениях, тем самым отразив наши взгляды на достижения в этой области науки и осветить задачи, вставшие перед радиоэкологией на пороге XXI века.
Радиоэкология, как наука, изучающая процессы взаимодействия живых организмов друг с другом и со средой обитания в условиях радиоактивного загрязнения, сформировалась в 30 - 40 гг. ушедшего века. В ее становлении и развитии выделяется 5 этапов (Aleksakhin, 2000). Чернобыльская авария и последующий поставарийный период выделен в особый этап, который ознаменовался наиболее бурным ростом исследований. Этому способствовал целый ряд моментов. Во-первых, радиоактивному загрязнению подверглась огромная территория, охватывающая несколько природно-климатических зон. Так, только в СНГ плотность загрязнения более 1 Ки/км2 зафиксирована на площади 131070 км2, из них на долю России приходится 36%, Украины - 28,6%, Белоруссии - 35,4% (Ядерная энциклопедия, 1996). Потребовалась разработка целого комплекса контрмер для возможного ведения народнохозяйственной деятельности на территориях, резко различающихся как по плотности загрязнения, так и почвенно-экологическим условиям. Во-вторых, в радиоэкологические исследования включилось большое число специалистов из смежных научных дисциплин. Резко (в десятки - сотни раз) возросли масштабы самих исследований и объемы получаемого экспериментального материала. Была организована целая сеть радиоэкологических стационаров и служб в системе различных ведомств: Госкомгидромета, Комитета по лесу, Минсельхоза и др. В свою очередь, вследствие притока финансовых средств со стороны государства и помощи западных стран существенно расширилась и обновилась материально-технической база научных исследований. И, последнее, в конце 80 гг. произошло рассекречивание этих работ и материалов, связанных с изучением поведения радионуклидов в объектах природной среды, дозовых нагрузок и т.п., в том числе полученных ранее на Восточно-Уральском радиоактивном следе. Возможность доступа к уже имеющимся наработкам в совокупности с новыми научными достижениями способствовала бурному развитию радиоэкологии в целом.
При ликвидации последствий чернобыльской аварии многие дискуссионные научные положения получили подтверждение, но вместе с тем были разработаны и новые концепции в области биогеохимии и техногенных радионуклидов, оценки влияния ландшафтных особенностей и форм радиоактивных выпадений на поведение и закономерности миграции радионуклидов и ряд других.
Была пересмотрена концепция радиационной защиты окружающей среды. Если ранее, в 40-80 гг., на первое место выдвигалась защита человека, то сейчас говорится о защите биосферы в целом, то есть и биоты, и человека как ее компонентов.
В лесной радиоэкологии многие частные задачи в значительной степени были решены ранее в модельных экспериментах, на примере глобальных выпадений и при работах на радиоактивном следе кыштымской аварии. В рамках изучения роли лесных экосистем в первичном распределении радионуклидов было показано, что леса являются выраженными аккумуляторами техногенных выпадений. Аккумулирующий эффект лесных насаждений зависит от видового состава и проективного покрытия фитоценозов, климатических условий года и периода вегетации. В наибольшей степени радионуклиды поглощаются кронами хвойных деревьев, а также при нейтральных метеорологических условиях и в весенне-летний период максимального развития поверхности ассимилирующих органов у лиственных пород. В среднем коэффициент задерживания радиоактивных выпадений древесным ярусом принимают равным степени сомкнутости крон. Исключение составляют лиственные леса в межвегетационный период, когда деревья лишены ассимилирующих органов. Задерживающая способность древесного яруса в этом случае оказывается примерно в 3 раза меньше (Алексахин, Нарышкин, 1977; Тихомиров, 1972, 1988; Куликов, Молчанова, Караваева, 1990; Экологические последствия ..., 1993; "Лес и Чернобыль", 1994; Краснов, 1998; Щеглов, 1999; Лес. Человек. Чернобыль., 2000 и др.).
Еще одной особенностью в первичном распределении радионуклидов является так называемый "опушечный эффект". Он был отмечен в большей части зоны радиоактивного загрязнения Кыштымской аварии и проявлялся в повышенном отложении радионуклидов в кронах деревьев, растущих на лесных опушках с наветренной стороны по отношению к источнику радиоактивного выброса.
По большинству отмеченных положений практически все исследователи единодушны в своих выводах, сделанных как на основании модельных экспериментов, так и в натурных исследованиях в зоне влияния кыштымской и чернобыльской аварий. Остается лишь дискуссионным вопрос о влиянии лесных экосистем на первичное перераспределение радиоактивных выпадений в глобальном масштабе. В настоящее время существует 2 точки зрения на эту проблему. Первая: на лесные массивы выпадает больше активности, чем на прилегающие безлесные участки; вторая - лесные экосистемы не оказывают влияние на глобальное перераспределение выпадений. Решение данной проблемы требует широкомасштабных обследований лесных и прилегающих к ним безлесных территорий или сопоставления картографических материалов по плотности загрязнения территории и растительного покрова. Вместе с тем, несмотря на дискуссионность рассматриваемого вопроса, уже сейчас с достоверностью можно констатировать, что леса по сравнению с другими наземными экосистемами являются выраженными биогеохимическими барьерами на пути миграционных потоков радионуклидов и элементов техногенных выпадений в целом.
Другой, по праву, ключевой в лесной радиоэкологии является проблема установления пространственно-временных закономерностей миграции и перераспределения радионуклидов по компонентам экосистем. Именно в рамках данного направления определяется интенсивность миграционных потоков радионуклидов в биогеоценозах (БГЦ) и в том числе по трофическим цепям, что в конечном итоге характеризует дозовые нагрузки во всех звеньях исследуемой цепи. Весь прошедший до- и послечернобыльский период исследований показал чрезвычайную сложность вопросов, относящихся к анализу закономерностей миграции радионуклидов и факторов, ее обусловливающих. Среди достижений в этом направлении следует отметить установление особенностей поведения 90Sr, в частности, его повышенную миграционную способность и коэффициенты перехода (КП) практически во все компоненты лесных экосистем, за исключением репродуктивных органов и грибов, а также установление особенностей его сезонной и многолетней динамик по сравнению с таковой 137Cs .
Так, было показано, что динамика различных радионуклидов неадекватна как в компонентах растительного яруса, так и во временном ряду. В сезонной динамике 137Cs в ассимилирующих органах древесных пород отмечается однонаправленное снижение его концентрации от весны к осени, a 90Sr, напротив, - рост рассматриваемого показателя в течение периода вегетации. В то же время в древесине минимум концентрации 137Cs приурочен к началу интенсивного весеннего сокодвижения. Еще более сложна и неоднозначна сезонная динамика содержания радионуклидов в компонентах травяно-кустарничкового яруса, характер которой меняется в зависимости от видовой принадлежности растений и условий их произрастания. Было также установлено, что в целом сезонные колебания содержания радионуклидов коррелируют с накопительной способностью отдельных компонентов БГЦ и достигают уровней межвидовых вариаций этого показателя. Нужно подчеркнуть, что большинство отмеченных закономерностей в современной интерпретации были сформулированы в постчернобыльский период, но до настоящего времени в рамках рассматриваемых проблем остались нераскрытыми причины данных явлений. Существующие пояснения носят, как правило, гипотетический характер. Вместе с тем решение поставленных задач чрезвычайно важно не только с теоретической точки зрения в плане познания особенностей течения физиологических процессов, используя передвижение радионуклидов как радиоактивную метку в негативных условиях, но и в прикладном аспекте - для оценки изменения интенсивности потоков радионуклидов по трофическим цепям в годовых циклах.
Исследования пространственно-временных закономерностей миграции радионуклидов чернобыльских выпадений показали, что многолетняя динамика их накопления в компонентах растительного покрова характеризуется далеко не столь однозначными закономерностями, как это утверждалось ранее. Наибольшее единство во мнении специалистов отмечается по вопросам изменения содержания Sr в многолетнем ряду. Для многолетней динамики 90Sr характерно нарастание корневого потребления до определенного уровня, затем некоторая стабилизация его содержания в растениях и последующее снижение за счет радиоактивного распада и необменного закрепления в почве. Исключением является динамика содержания этого радионуклида в древесине, где в многолетнем ряду длительный период отмечается кумулятивный характер накопления 90Sr. Для многолетней динамики 137Cs согласования в позициях различных авторов нет. Ряд исследователей считает, что многолетняя динамика 137Cs близка к таковой 90Sr; то есть на первом этапе после выпадений происходит однонаправленный рост содержания 137Cs, затем его стабилизация и падение за счет радиоактивного распада. Другие исследователи отмечают, что многолетняя динамика этого радионуклида не столь однозначна и зависит от ландшафтных особенностей. Кумулятивный характер накопления 137Cs проявляется лишь на территориях, где интенсивность корневого поступления радионуклида близка или превосходит интенсивность его необменного закрепления. Такая картина наблюдается в условиях гидро-морфных или полугидроморфных ландшафтов, а также в ближней 5-10 км зоне выпадений (в случае 30-км зоны отчуждения ЧАЭС), где выпадения представлены труднорастворимыми формами соединений. В условиях же автоморфных ландшафтов кумулятивный эффект практически не выражен, и многолетняя динамика характеризуется однонаправленным снижением содержания Cs в многолетнем ряду. Последнее объясняется доминированием процессов необменного закрепления радионуклида в почве над его накоплением растениями. Отмеченные особенности многолетней динамики 137Cs были установлены в последние годы на примере чернобыльских выпадений и еще не получили должной оценки, поэтому при прогнозировании и моделировании до последнего времени мало учитывались. В большинстве работ подобного рода прогнозные оценки все еще даются только на основании одного кумулятивного эффекта. Однако очевидно, что к динамическим характеристикам необходимо применять дифференцированный подход, учитывающий влияние ландшафтных особенностей территории загрязнения. Так, было установлено, что влияние климатического фактора, в частности, количества атмосферных осадков в вегетационный период в зависимости от условий произрастания различно. Оно прямое на автоморфных и обратное - на гидроморфных ландшафтах. Вместе с тем недостаточно ясным остается вопрос об уровнях колебаний содержания радионуклидов в многолетнем ряду и факторах, их определяющих. Только зная указанные особенности, можно эффективно использовать динамические показатели при прогнозах изменения радиационной обстановки.
Изучение особенностей содержания радионуклидов в различных компонентах биоты позволило ранжировать их по накопительной способности, выделить виды и структуры концентраторы (биоиндикаторы) и дискриминаторы, а также дать оценку относительного вклада этих компонентов в суммарное загрязнения экосистемы. Это имеет чрезвычайно важное значение при расчетах дозовых нагрузок при миграции радионуклидов по трофическим цепям. В интегрированном виде по уровням концентрации 137Cs компоненты напочвенного покрова располагаются в следующий ряд: древесный ярус < травяно - кустраничковый ярус < мохово - лишайниковый покров < грибной комплекс. Проведенные исследования показали, что грибы являются абсолютными аккумуляторами 137Cs в лесном БГЦ. Кратность различий по этому показателю между грибным комплексом и другими компонентами БГЦ составляет 2, а по сравнению с древесиной - 3 математических порядка. Для 90Sr рассмотренный выше ряд имеет другой вид: грибной комплекс < мохово-лишайниковый покров < травяно-кустарничковый ярус « древесный ярус. В соответствии с этим меняется вклад данных компонентов в загрязнение экосистемы в целом. Для 137Cs максимальная аккумуляция (до 47% его суммарных запасов в экосистеме) может аккумулироваться в грибах: для 90Sr - в древесном ярусе (до 20%), значительно меньше в травяно-кустарничковом ярусе и моховом покрове и практически незначимо (0,2 - 0,1 % и менее) в грибном комплексе.
По итогам чернобыльских исследований было показано, что внутривидовые различия в накоплении радионуклидов значительно меньше, чем вариации этого показателя между различными компонентами БГЦ. При этом наблюдается определенная положительная корреляция между внутривидовым варьированием и накопительной способностью данного компонента, а также его зольностью. Другими словами, чем выше зольность, тем большая аккумуляция радионуклидов отмечается. Минимальное внутривидовое варьирование (в частности по 137Cs) отмечается у древесных пород, максимальное - у грибов. В аспекте этих общих положений вопрос о внутрикомпонентном ранжировании видов по их накопительной способности, тем не менее, остается дискуссионным. Причиной, по всей видимости, является то, что накопление радионуклидов в отдельных видах растений и грибов определяется не только их физиологическими особенностями, но и условиями произрастания, сопряженностью корневых систем с зонами максимального загрязнения, то есть характером распределения радионуклидов в почвенном профиле.
Еще в меньшей степени изучены вопросы внутривидового и межвидового варьирования содержания 90Sr в компонентах лесных экосистем. Решение этих вопросов в целом, по всей видимости, возможно на основании обобщения имеющихся материалов, а также при постановке специальных экспериментов, предусматривающих верификацию полученных закономерностей. В целом же следует подчеркнуть, что исследования по данному направлению необходимо продолжать. В частности, из выделенных нами ранее по итогам чернобыльских наблюдений видов базидиальных грибов, биоиндикаторов радиоактивного загрязнения - Xerocomus badius, Lactarius rufus, Paxilus involutus - только Xerocomus badius в полной мере сохраняет свои биоиндикаторные свойства. В настоящее время Paxilus involutus не может служить достоверным биоиндикатором. В то же время, по данным на 2000 г., к числу последних может быть причислен Tylopilus felleus, аккумуляция 137Cs в котором, по абсолютной величине, уступает таковой лишь у Xerocomus badius.
Вместе с тем до последнего времени большинство исследований по данному направлению радиоэкологии характеризовались отсутствием комплексности и, как правило, носили прикладной характер, т.е. данные по накоплению и распределению радионуклидов по компонентам БГЦ в основном рассматривались в аспекте оценки доз и интенсивности миграции загрязнителей по трофическим цепям. Однако при изучении экологических последствий техногенного загрязнения, в том числе и радиоактивного, необходимо проведение комплексных исследований с учетом всех компонентов природных экосистем: древесного и травяно-кустарничкового ярусов, мохово-лишайникового покрова, грибного комплекса, органогенной (дернина, подстилка) и минеральной частей почвенного профиля, а также потоков техногенных загрязнителей, формирующихся в этих БГЦ. Максимально эффективной будет закладка дробной сети мониторинга в системе геохимически сопряженных ландшафтов. Последнее позволяет с достаточно высокой достоверностью выявить зоны выноса и вторичной аккумуляции элементов - загрязнителей, а также геохимические, фитоценотические и биогеохимические барьеры в исследуемой системе ландшафтов территории загрязнения. В свою очередь, это обеспечивает не только возможность долгосрочного прогнозирования перераспределения техногенного загрязнения, но и позволяет наметить систему эффективных контрмер по локализации и минимализации определенной чрезвычайной ситуации.
Рассмотренные моменты чрезвычайно важны при моделировании и прогнозных оценках радиоэкологической обстановки. К сожалению, подобные комплексные исследования пока немногочисленны, но имеющиеся наработки со всей очевидностью показывают важность такого подхода к вопросам радиоэкологии. Использование указанного подхода позволило показать, что в биогеохимических циклах техногенных радионуклидов соотношение потоков существенно отличается от потоков макроэлементов, в частности, их неизотопных аналогов Са и К. Для этих макроэлементов возврат в почву с опадом в большинстве случаев в 2 - 3 раза меньше, чем их поступление в растения на создание годичной продукции за счет корневого потребления. Для радионуклидов данное соотношение меняется, причем степень изменения зависит от ландшафтных особенностей. В лесах аккумулятивных ландшафтов ежегодное корневое поступление радионуклидов в годичную продукцию по абсолютной величине приблизительно равно их возврату. В лесах элювиальных ландшафтов возврат в 2 - 5 раз больше их годового потребления корневым путем. Наряду с этим, интенсивность вовлечения радионуклидов в биологический круговорот значительно превышает их вынос с инфильтрационным потоком влаги за пределы корнеобитаемой толщи.
Еще одной особенностью радиоэкологических исследований является установление биогеохимических барьеров на пути миграции радионуклидов в экосистемах. Показано, что роль этих барьеров неоднозначна как в самой структуре БГЦ, так и во времени. В условиях автоморфных ландшафтов выраженным биогеохимическим барьером является почва, в аккумулятивных ландшафтах и хвойных ценозах - биота и, в первую очередь, микробиота. Барьерные функции почв по отношению к радионуклидам наиболее значимы среди всех компонентов БГЦ. Результаты исследований показывают, что с инфильтрационным стоком мигрируют десятые - сотые доли % суммарного количества радионуклидов в год. При этом за пределы почвенного профиля выход радионуклидов с гравитационной влагой составляет не более сотых долей % в год. Таким образом, в почве аккумулируется основное количество активности: от 80 до 95% (с учетом микробиоты) в лесных экосистемах и до 100% в агроэкосистемах (в зависимости от периода вегетации растений). Вместе с тем барьерные функции почв по отношению к различным радионуклидам проявляются неодинаково. Наиболее интенсивно сорбируется 137Cs, в значительно меньшей степени 90Sr, 106Ru, Pu. Следует подчеркнуть, что высокая сорбционная способность почв по отношению к 137Cs характерна для всех типов почв и фитоценозов, в том числе и для дерново-подзолистых песчаных почв. Исключение составляют торфяные почвы.
Барьерные функции экосистем и их отдельных компонентов имеют определенную временную динамику. Известно, что в течение вегетации для ряда макро - и микроэлементов четко выявляется фитоценотический барьер. В последующем барьерные функции вновь переходят к почве. Для радионуклидов это проявляется несколько по-иному. Однако данные аспекты еще до конца не изучены, они требуют уточнения и подтверждения.
Исследование экологических последствий влияния чернобыльской аварии показало также, что в условиях природных, в частности, лесных экосистем наиболее эффективными контрмерами, направленными на снижение техногенного воздействия, является рациональное ведение лесного хозяйства на основе максимально полного использования экологических функций почвенного покрова. Все проводимые в последние годы контрмеры по восстановлению и рекультивации радиоактивно-загрязненных лесов оказались значительно менее эффективными, чем природные факторы. Эффективное оперирование этими факторами в практических целях предполагает учет видовых и возрастных особенностей компонентов растительного ценоза и ряд других показателей, оказывающих воздействие на накопительную способность экосистем, степень неоднородности их влияния. (Имеется в виду тот факт, что чистую продукцию можно получать и с более загрязненных территорий, поскольку даже при одной плотности загрязнения биологическая доступность радионуклидов в зависимости от почвенно-экологических условий варьирует в пределах 2 математических порядков). С учетом отмеченного необходимой основой для рационального использования природных ресурсов является создание радиоэкологической классификации (или классификаций) наземных экосистем, в основу которой должен быть положен ландшафтный подход и разработанная система интегральных показателей. При таком подходе в предлагаемой классификации в максимальной степени будут учитываться элементы ландшафта и свойства почв. В противном случае, при дробном учете всех факторов классификация будет громоздкой и трудно реализуемой на практике.
С конца XX века начался новый, пятый этап в развитии радиоэкологии. Основными направлениями исследований в этот период, по мнению академика Алексахина P.M., является гармонизация технологий, обеспечивающих здоровье человека и защиту окружающей среды (Aleksakhin , 2000). Действительно, в условиях глобального загрязнения биосферы радионуклидами и другими поллютантами исследования их комбинированного действия на компоненты наземных экосистем приобретают особую актуальность. Основой для решения данных вопросов опять-таки является изучение закономерностей миграции элементов-загрязнителей в различных ландшафтах. Особое место в этих исследованиях отводится выявлению синергизма в их воздействии на компоненты биоты и факторов, определяющих миграционные потоки техногенных загрязнителей в системах: "почва - растение", "почва - грунтовые воды", "грунтовые воды - речная сеть", поскольку эти системы являются основными звеньями трофической цепи поступления к человеку. Изучение данных проблем позволит не только познать особенности сочетанного действия элементов-загрязнителей на объекты природной среды, но расширить и углубить научные представления об интенсивности и специфике миграции этих элементов во всех горизонтах вертикальной структуры геосистем и звеньях ландшафтных катен, причем в различных динамических состояниях годичных и многолетних циклов, используя радионуклиды как радиоактивную метку в нативных условиях, а также оценить экологические функции почв при различных типах техногенного загрязнения. Именно на решение этих проблем направлены усилия лаборатории радиоэкологии МГУ им. М.В. Ломоносова на пороге XXI века.
^ Глава II
НАУЧНЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ ПОСЛЕ ЧЕРНОБЫЛЯ 1 ... 45 46 47 48 49 50 51 52 ... 92 2014-07-19 18:44
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • © sanaalar.ru
    Образовательные документы для студентов.