.RU
Карта сайта

Глава 42 - Аннотация: Сколько крови должно пролиться, прежде чем наконец настанет мир?

Глава 42

Кара, кажется, была готова развернуться и немедленно отправиться в обратный путь. Но Ричард схватил Шоту за руку, не позволяя уйти. Он не мог допустить, чтобы встреча закончилась вот так — по нескольким причинам.
— Шота, прости меня… Но ты сама сказала, что моя жизнь — это моя жизнь. Если считаешь меня другом, если я тебе хоть немного небезразличен, то наверняка захочешь, чтобы я жил своей жизнью и поступал по собственному разумению, а не по твоему желанию.
Она глубоко вдохнула:
— Отлично. Ты сделал выбор, Ричард. Уходи. Иди и наслаждайся тем, что осталось от твоей жизни.
— Я пришел к тебе за помощью.
Она резко повернулась к нему и обожгла его грозным взглядом, сразу обретя облик ведьмы. Такой Ричард ее никогда еще не видел. Он почти ощущал, как вскипает воздух вокруг нее.
— Я предложила тебе помощь — и это стоило мне таких усилий, что ты даже представить себе не можешь. Используй эту помощь, как пожелаешь. А теперь уходи из моего дома.
Ричарду очень сильно хотелось так и сделать, очень сильно не хотелось давить на нее. Но он пришел с определенной целью, которой пока не достиг. И не собирался уходить, пока не достигнет.
— Мне нужна твоя помощь, чтобы найти Кэлен.
Ее взгляд стал еще более холодным:
— Если ты умен, то используешь полученное от меня знание, чтобы как можно дольше оставаться в живых и победить Джеганя. Или чтобы гоняться за призраками — мне уже все равно, за какими. Лучше иди, пока не узнал, почему волшебники боятся приходить ко мне домой.
— Ты сказала, что твои способности позволяют видеть события в течении времени. Каким ты видишь мое будущее?
Шота помолчала мгновение, прежде чем отвести глаза от его спокойного взгляда:
— По неким причинам река времени скрылась от меня. Такое случается. — Она вновь взглянула в его глаза, более решительно, чем когда-либо. — Видишь? Я бесполезна. Иди.
Он не собирался позволить ей уйти от вопроса:
— Ты знаешь, что я пришел сюда за знаниями, за чем-то, что позволило бы мне понять, что на самом деле происходит. Это важно. И важно не только для тебя и меня. Пожалуйста, не закрывайся так от меня, Шота. Мне нужна твоя помощь.
Она удивленно подняла бровь:
— С каких это пор ты следуешь моим советам?
— Послушай, в прошлом я действительно не всегда соглашался с твоими словами. Но если бы я не считал тебя мудрой женщиной — меня бы здесь не было. Кое-что из сказанного тобою оказалось правдой. Но если бы я следовал твоим словам бездумно, не оценивая изменяющиеся обстоятельства, то давно потерпел бы поражение. И мы сейчас либо жили бы под рукой Даркена Рала, либо попали в безжалостные лапы Владетеля, хозяина подземного мира.
— Это ты так говоришь.
Ричард оставил снисходительный тон и наклонился к ней:
— Помнишь, как ты пришла повидать меня в деревне Племени Тины, а? Как ты умоляла меня закрыть завесу, чтобы Владетель не захватил всех нас? Помнишь, как говорила мне, сколь сильно хочет Владетель ввергнуть всех одаренных — и тебя, ведьму, — в невообразимые страдания на целую вечность?
Он тыкал в нее пальцем, подчеркивая аргументы:
— Все испытания, необходимые, чтобы изменить ход событий, выстрадала не ты — я. С ужасами Владетеля сражалась не ты — я. Твое укрытие от Владетеля спасла не ты — я.
Она глядела на него исподлобья:
— Я помню.
— Я победил. Спас тебя от той участи.
— Ты спас себя. Мое спасение было не целью, а просто побочным следствием.
Он вздохнул, пытаясь сохранить спокойствие.
— Шота, я уверен, ты должна знать что-нибудь о том, что случилось с Кэлен.
— Я же сказала тебе, что не помню женщины с таким именем.
— Верю. Я полагал заранее, что ты не сможешь ее вспомнить. Потому что это случилось не только с тобой. И забвение связано с какими-то ужасными явлениями, которые я пытаюсь понять. И если ты поделишься со мною хотя бы крупицей знания, которая поможет мне узнать истину о происходящем, будет лучше и тебе самой!
— Ишь как разлетелся! — фыркнула Шота. — Думаешь, что можешь прийти незваным ко мне в дом, подвергнуть угрозе мою жизнь, задурить мне голову парочкой громких слов и задешево попользоваться моей мудростью, моим даром ради собственной прихоти?
Ричард внимательно смотрел на нее. Шквал раздраженных упреков не помешал ему уловить главное: ведьма не отрицала, что знает нечто нужное ему. Значит, он правильно догадался приехать сюда.
— Громкими и пустыми словами сыплешь ты, Шота. Довольно. Можно подумать, я безосновательно что-то от тебя требую. Я никогда не лгал тебе — и ты это знаешь. Пойми, мое дело важно и для тебя тоже, осознаешь ли ты это или нет. Не исключено, что Владетель затеял новую пакость, чтобы одолеть всех нас. Я пока не выяснил, что происходит, но намерен пресечь поползновения зла. Для этого мне и нужны сведения, любые, какие можешь предоставить. Я не шучу. И получу то, что ты знаешь!
Кара, молчаливая свидетельница разговора, больше смахивающего на ссору, отвернулась, чтобы скрыть улыбку: ей нравилось, как жестко обращается лорд Рал с этой опасной женщиной. Но ведьма, видимо, была слишком уязвлена его отказом и упорствовала.
— Тебе нужно — и ты считаешь, что это дает тебе право требовать? — Ее глаза сузились. — Почему вдруг я должна делиться с тобой своим достоянием? Здесь не твоя земля, я не твоя подданная и ничем тебе не обязана. Или ты считаешь, что моя жизнь принадлежит не мне, но просто предназначена для служения тебе? По-твоему, я живу только для того, чтобы быть в твоем распоряжении, когда ты снизойдешь до меня? Ты считаешь, что можешь приходить сюда и требовать — а если я осмеливаюсь попросить что-то, начать возмущаться?
— Я не возмущался, — возразил он, пытаясь говорить спокойно. — Я великолепно понимаю щемящее чувство одиночества и оценил искренность твоего предложения. Но если ты — та женщина, какой я тебя считаю, то не будешь желать меня против моего сердца. Ты заслуживаешь настоящей любви. Прости, Шота, но я не могу притворяться, что смог бы полюбить тебя — ведь в итоге я только сделаю тебе больнее. Я не могу лгать тебе: я люблю другую.
Он вздохнул:
— А если ты уже уловила мои чувства… неужели тебе нужен человек настолько вероломный, чтобы сходу принять такое предложение ради выгоды? Мне кажется, на самом деле тебе нужна ровня, настоящий спутник жизни, который будет радоваться чудесам мира вместе с тобой. Не думаю, что тебе нужна комнатная собачка для заполнения пустоты. Ты наверняка уже давно поняла, что от такой собачки настоящей радости не видать. Если я тебе небезразличен, если именно поэтому ты делала предложение, если ты была искренна — помоги мне.
Она, похоже, не собиралась отвечать, и он нажал еще:
— Шота, мне нужен твой совет, нужна любая подсказка. Это важно. Так же важно, как в тот раз, когда ты пришла просить меня запечатать разрыв в завесе. Моих знаний недостаточно, чтобы решить эту задачу. Если я проиграю — боюсь, это будет поражением для всех. У меня нет времени на игры. Мне нужны твои знания!
Шота, казалось, не услышала ни слова из его горячей речи и вновь взялась за свое:
— Как смеешь ты выдвигать такие высокомерные требования? Я уже ответила. Это мои способности, моя жизнь. У тебя нет на нее прав.
Ричард сжал виски большим и средним пальцами и глубоко вдохнул теплый, душистый воздух, стараясь успокоиться. Кара с тревогой следила за ним. Остыв немного, он неохотно признал, что ведьма может быть права. Повернувшись к ней спиной, он отошел на несколько шагов, собираясь с мыслями. Одно он знал точно — нельзя уходить, не получив всю возможную помощь. И он сказал напрямик, не оглядываясь:
— Значит, ты действительно знаешь нечто, что может помочь мне в поиске истины!
— Я знаю много чего о самых разных истинах.
— Но ты знаешь и то, что необходимо мне.
— Да.
Он так и знал. Все еще стоя к ней спиной, он сказал:
— Назови свою цену.
— Тебе не захочется платить.
Он, кажется, догадывался, о какой цене снова заговорит Шота.
Ричард повернулся к ней. Ведьма смотрела на него так, будто он был прозрачным. Он не собирался уходить, не получив ответа — вот и все. От этого зависела судьба Кэлен.
Что бы ни потребовалось для спасения ее жизни — пусть даже отдать свою, — он был готов.
— Назови свою цену.
— Меч Истины.
Мир словно замер. Кара ахнула.
— Что?
— Ты спросил о цене за то, что я могу тебе сказать. Эта цена — Меч Истины.
Ричард стоял, как вкопанный.
— Ты не шутишь?
Легкая улыбка зазмеилась в уголках ее губ.
— Отнюдь.
Ричард видел, как за деревьями, вдруг насторожившись, вскочил Самюэль.
— Зачем тебе этот меч?
— Ты спросил о цене, я назвала. Что я собираюсь делать с платой после того, как получу ее, тебя уже не касается.
Ричард почувствовал, как струйка пота стекает по спине.
— Шота…
Он не мог двинуться или произнести хоть слово. Он ожидал вовсе не этого.
Шота отвернулась и направилась прочь по дороге.
— Прощай, Ричард. Была рада повидаться. Не возвращайся.
— Подожди!
Шота остановилась и оглянулась через плечо. Волны ее темно-рыжих волос сияли в потоке света.
— Да или нет, Ричард. Я отдала тебе достаточно, ничего не требуя взамен. Довольно. Если хочешь получить еще кусочек, придется платить. Второй возможности я тебе не дам.
Она окатила его ледяным взглядом и повернулась было, чтобы уйти, но Ричард процедил сквозь зубы:
— Хорошо.
Она замерла.
— Так ты согласен?
— Да.
Она повернулась лицом к нему и замерла в ожидании.
Ричард немедленно потянул перевязь через голову. Кара подскочила к нему и схватила его запястье обеими руками.
— Что вы делаете? — прорычала она. Красная кожа блестела в последних лучах солнца, словно загоревшись от огня ее глаз.
— Шота знает что-то обо всей этой неразберихе, — ответил Ричард. — Мне нужно знать, что она может сказать. Я не знаю, что еще делать. Выбора нет.
Кара убрала одну руку с его запястья и прижала пальцы ко лбу, пытаясь собраться с мыслями. Ей вдруг стало тяжело дышать.
— Лорд Рал, вы не можете так поступить. Не можете. Вы не правы. Вы охвачены мгновенным желанием, желанием обладать чем-то, что, как вам кажется, у нее есть. Вы вбили себе в голову, что должны получить это во что бы то ни стало. Вы даже не знаете, что она предлагает. Учитывая, насколько она на вас зла, скорее всего, ничего ценного у нее нет.
— Я должен с чего-то начать поиски правды.
— Послушайте, лорд Рал, нет никакой уверенности, что это поможет. Вы ошибаетесь! Говорю вам, цена слишком высока.
— Нет слишком высокой цены за жизнь Кэлен — особенно если требуется всего лишь вещь.
— Вы ведь покупаете не ее жизнь, а всего лишь намек ведьмы. Якобы она может сказать вам нечто полезное — ведьма, которая хочет отомстить за то, что вы отвергли ее. Вы сами сказали, что ничего из сказанного ею до сих пор не сбывалось так, как она говорила. Так же будет и сейчас. Вы потеряете меч напрасно.
— Кара, я должен это сделать.
— Лорд Рал, это сумасшествие.
— Ладно, предположим, что я и впрямь сошел с ума!
— Вы о чем?
— Что, если все вы правы, и никакой Кэлен не существует? Что, если я спятил? Даже ты так считаешь. Я должен узнать, что может сказать Шота. Если я ошибаюсь во всем, во что верю, то зачем Меч Истины сумасшедшему? Если все вы правы, и я брежу, чего хорошего ждать от меня окружающим? Зачем я нужен, если не в своем уме? Зачем?
В ее глазах блеснули слезы.
— Вы не сумасшедший!
— Да? То есть ты веришь, что женщина по имени Кэлен действительно существует, и я на ней женат? — Когда она промолчала, он убрал вторую ее руку со своего запястья. — Не думаю.
Кара резко повернулась к Шоте, указывая на нее эйджилом.
— Ты не можешь взять меч! Это нечестно, и ты это знаешь! Ты злоупотребляешь его состоянием. Ты не можешь взять этот меч!
— Цена-то на самом деле пустяковая… Меч даже не принадлежит ему. И никогда не принадлежал.
Шота поманила пальцем. Самюэль, наблюдавший из тени, метнулся к ним сквозь деревья.
Кара стала между Ричардом и Шотой.
— Лорду Ралу его дал Первый волшебник. Лорд Рал был назначен Искателем и одарен Мечом Истины. Меч — его!
— А где, по-твоему, его взял Первый волшебник? — Шота указала пальцем с ярко-красным лакированным ногтем на землю. — Здесь. Он пришел сюда, в мой дом, и украл его. Вот откуда у Зедда Меч Истины. Ричард владеет им не по праву, но как вор. Вернуть его законному владельцу — ничтожная плата за то, что он хочет знать.
Кара с яростью в глазах подняла эйджил. Ричард осторожно взял ее за запястье и опустил ее руку, предупреждая необдуманный поступок, который — он знал — добром не закончится. Он не хотел рисковать, не хотел ни потерять то, что могла сказать Шота… ни потерять Кару.
— Я делаю то, что должен, — спокойным голосом сказал он Каре. — Не усложняй дело еще больше.
Ричард видел Кару во всевозможных настроениях. Видел счастливой, грустной, сломленной, решительной, непреклонной и яростной, но до этого момента не видел, чтобы ее гнев с такой силой и откровенностью сосредотачивался на нем.
Вдруг ему вспомнилась Кара в приступе необузданной ярости. Но это было очень давно. Сейчас он не мог позволить себе страдать от воспоминаний и усилием воли отрешился от них молча. Он думал о Кэлен и будущем, а не о прошлом.
Ричард стянул перевязь через голову и обернул ремни вокруг ножен. Самюэль, державшийся возле юбки хозяйки, ждал, его алчные глаза были прикованы к перевитому проволокой эфесу.
Держа обеими руками сияющие золотом и серебром ножны и старинную, тисненой кожи перевязь, Ричард протянул их Шоте.
Она протянула руку, чтобы взять оружие.
— Меч принадлежит Самюэлю, моему верному слуге. — Она торжествующе улыбнулась. — Отдай клинок ему.
Ричард застыл, как вкопанный. Он не мог позволить Самюэлю завладеть Мечом Истины. Не мог — и все тут.
Его интересовало, как Шота могла бы использовать Меч Истины, если бы не отдала его Самюэлю. Ричард старался не думать, что на самом деле значило вручить его Шоте.
— Но ведь именно этот меч сделал его таким! Зедд сказал мне, что именно магия Меча Истины сотворила с ним такое, превратила его в то, что мы видим теперь.
— А когда Самюэль вернет принадлежащее ему, он станет прежним, таким, как был до похищения Меча твоим дедом.
Ричард знал характер Самюэля. И был уверен, что тот способен на все — включая убийство. Не стоило отдавать столь смертоносную вещь такому существу.
Слишком многие люди вроде Самюэля владели Мечом Истины, дрались за него, крали друг у друга, продавали тому, кто больше заплатит. Покупатель становился Искателем — и предлагал свои услуги самым мерзким заказчикам, лишь бы те платили. Во тьме он переходил из рук в руки, служил низости и насилию. К тому времени, когда Зедд наконец добыл этот меч и отдал его Ричарду, звание Искателя стало мишенью презрения и оскорблений. В нем видели обычного преступника — просто очень опасного.
Если он отдаст Меч Истины Самюэлю, все повторится сначала.
Но если нет — Ричард не сможет остановить гораздо более серьезную угрозу, угрозу для всего мира. И никогда не увидит Кэлен. Кэлен не только значила все для него лично — волшебник был уверен, что ее исчезновение предвещало страшную угрозу, масштабы которой он боялся даже предположить.
Как Искатель Истины он отвечал за истину, а не за меч.
Самюэль осторожно придвинулся ближе. Глаза его неотрывно глядели на Меч Истины, руки тянулись к нему, ладони дрожали в предвкушении.
— Мое, отдай, — нетерпеливо заныл Самюэль. Его глаза сияли ненавистью.
Ричард поднял голову и посмотрел на Шоту. Она сложила руки на груди, словно показывая, что это его последний шанс. Последний шанс узнать правду.
Если бы он знал способ, как по-иному решить задачу — хоть бы и неизмеримо сложный, — он забрал бы меч и пошел иным путем. Но увы, другого пути не было.
Дрожащими руками Ричард протянул меч.
Самюэль, не желая ждать, прыгнул и выхватил меч, прижав наконец предмет долгих вожделений к груди.
В миг, когда уродец завладел клинком, странное выражение мелькнуло на его лице. Самюэль посмотрел на Ричарда в упор, его глаза расширились от удивления, челюсть отвисла. Ричард не мог даже представить, что увидел Самюэль, заполучив Меч Истины. Возможно, его просто охватил благоговейный ужас от осознания, что меч снова принадлежит ему.
Внезапно он скользнул прочь, быстро исчезнув среди деревьев. На Меч Истины снова пала тень.
Ричард был ошеломлен, он чувствовал себя голым. Он уставился туда, где исчез Самюэль, жалея, что не убил слугу Шоты при первом же нападении. А ведь нападал он не однажды! Столько шансов упущено…
Он перевел суровый взгляд на Шоту.
— Если он причинит кому-нибудь вред, ты будешь виновата.
— Не я дала ему меч. Ты сделал это по собственной воле, я не тянула тебя за руку и не использовала свои способности для принуждения. Не пытайся избавиться от ответственности за свои собственные решения и поступки. Я не отвечаю за Самюэля. Но если он причинит кому-либо зло, я прослежу, чтобы на этот раз он заплатил за свои преступления.
Шота устремила взгляд вдаль между деревьев, покрытых ковром трав.
— Впрочем, здесь он никому не сможет повредить. Он получил свой меч — и счастлив.
Ричард серьезно сомневался в этом.
С холодной яростью он вернулся к насущной теме. Он не собирался выслушивать какие-либо извинения ведьмы, поэтому сразу перешел к делу.
— Теперь плати.
Ведьма долго глядела на него с непередаваемым выражением лица. Наконец она произнесла спокойным голосом всего лишь два слова:
— Огненная Цепь.
Она отвернулась и направилась вдаль по дороге.
Ричард схватил ее за руку и развернул к себе.
— Что?
— Ты хотел знать, что может помочь тебе узнать правду. Я и сказала тебе: Огненная Цепь.
Ричард ничего не понимал.
— Огненная Цепь? Что это означает?
Шота пожала плечами.
— Понятия не имею. Знаю только, что именно это нужно тебе, чтобы докопаться до правды.
— То есть как это понятия не имеешь? Ты не можешь просто сказать мне совершенно незнакомые слова и уйти. Это не стоит того, что я дал тебе взамен.
— И тем не менее ты согласился, а я выполнила свою часть сделки.
— Ты должна сказать мне, что это значит.
— Я не знаю, что это означает, но знаю — это стоит уплаченной тобою цены.
Ричард не мог поверить, что согласился на сделку, которая не принесла ему никакой выгоды. Он ни на шаг не приблизился к Кэлен.
Ему хотелось просто сесть на землю и умереть.
— Наши с тобой дела завершены. Прощай, Ричард. Пожалуйста, уходи. Скоро стемнеет. Уверяю, тебе не понравится здесь после захода солнца.
Шота направилась по дороге к виднеющемуся вдали дворцу. Глядя, как она удаляется, Ричард укорил себя, что принял поражение, даже не попытавшись что-либо сделать. Впрочем, теперь он узнал нечто, связанное с тайной — часть головоломки, часть решения, тем более ценная, что до сих пор она была известна только ведьме. Это убедило его, что Кэлен существует. Он сказал себе: я стал на шаг ближе. Только в это ему оставалось верить. И он будет верить.
— Шота, — позвал Ричард.
Она остановилась и обернулась, ожидая, что он скажет. Она, похоже, ожидала очередной гневной тирады.
— Спасибо, — искренне сказал он. — Не знаю, чем может мне помочь знание слов «Огненная Цепь», но — спасибо. Ты по крайней мере дала мне повод бороться дальше. Когда я пришел сюда, у меня его не было. Теперь есть. Спасибо.
Ведьма уставилась на него. Ричард не мог представить, о чем она думает.
Наконец Шота медленно шагнула к нему. Она скрестила руки на груди, мгновение смотрела в землю, затем устремила взгляд на деревья, вероятно, что-то обдумывая. Наконец она произнесла.
— То, что ты ищешь, давно захоронено.
— Давно захоронено? — осторожно переспросил он.
— Это, как и слова «Огненная Цепь», я не могу тебе объяснить. Такие вещи приходят ко мне в связи с какими-либо событиями. Я — носитель знаний, своеобразный канал. Но — не источник. Не в моих силах пояснить тебе значение, могу лишь сказать — то, что ты ищешь, похоронено очень давно и глубоко.
— Значит, Огненная Цепь, и вдобавок искать нечто, давно захороненное, — кивнув, повторил Ричард. — Понял. Не забуду.
Ее бровь дернулась, словно что-то еще только что пришло к ней.
— Ты должен найти место костей в Глубокой Пустоте.
Ричарда передернуло. Он понятия не имел, что такое «Глубокая Пустота», — но ему не нравилось ни звучание этих слов, ни намек на поиск костей. Он предпочел не думать, что может из этого следовать.
Шота вернулась на дорогу и направилась к дворцу. Не пройдя и двадцати шагов, она остановилась и обернулась еще раз, устремив нестареющие глаза в упор на Ричарда.
— Берегись змеи о четырех головах.
Ричард выжидательно вскинул голову.
— Что это означает — змея о четырех головах?
— Я дала тебе необходимые ответы. Ты был и остаешься Искателем. Тебе придется искать смысл этих ответов. Понимаешь ты их сейчас или нет — но я расплатилась с тобой честно.
С этими словами она отвернулась в последний раз и ушла по длинной дороге, озаренная золотым сиянием.
— Пойдем, — сказал Ричард Каре. — Я не хочу выяснять, почему нам не понравилось бы здесь после заката.
Кара окатила его ледяным взглядом.
— По-моему, она намекала на маньяка-убийцу, который набросится на тебя из темноты, размахивая смертоносным мечом.
Ричард мрачно подумал, что она может быть права. Самюэль вряд ли остановится на обладании Мечом Истины. Он наверняка захочет уничтожить законного владельца и таким образом устранить саму возможность того, что Ричард когда-либо попытается его вернуть.
Что бы ни говорила Шота, настоящим вором был Самюэль. За Меч Истины отвечал Первый волшебник. Именно он назначал Искателей и вручал им меч. Меч не принадлежал никому, каким бы способом им ни завладели. Он принадлежал только истинному, поименованному волшебником Искателю — а это был Ричард и только Ричард.
С ужасом он осознал, что предал доверие, оказанное дедом, когда тот вручал ему Меч Истины.
Но зачем был бы нужен меч, если обладая им, он погубил бы Кэлен?
Для Ричарда не было ничего ценнее жизни.

1 ... 24 25 26 27 28 29 30 31 ... 42 2014-07-19 18:44
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • © sanaalar.ru
    Образовательные документы для студентов.