.RU
Карта сайта

Софи А. Кинселла Брачная ночь - 28


Нет.
Этого не может быть.
Бен и я с изумлением смотрим на второго официант-камердинера, помощника Георгиоса, который преспокойно входит в нашу гостиную и слегка кланяется.
– Доброе утро, мистер и миссис Парр, – приветливо говорит он и, подойдя к коктейль-бару, начинает переставлять с места на места все те же стаканы, которыми занимался Георгиос до того, как Бен его выгнал.
– Если хотите, я мог бы смешать вам по коктейлю, – предлагает Гермес, не прекращая своей работы. – Или, может быть, желаете перекусить? Вы уже решили, чем займетесь сегодня? Я мог бы порекомендовать вам множество приятных развлечений.
– Ч-что… ч-чт-то… – Бен буквально трясется от ярости, во всяком случае, язык его не слушается. – Что, черт побери, вы здесь делаете?
Похоже, этот сравнительно простой вопрос ставит Гермеса в тупик.
– Я ваш второй официант-камердинер, – отвечает он наконец. – Пока Георгиос отдыхает, я обязан исполнять все ваши распоряжения. К вашим услугам, господа…
Он снова кланяется, а я начинаю чувствовать себя словно в аду, где вместо чертей – навязчивые официанты и коридорные. Неужели, думаю я, именно так живут по-настоящему богатые люди? В таком случае, вовсе неудивительно, что большинство знаменитостей выглядят такими несчастными. Они, наверное, мечтают заняться сексом, но многочисленные слуги им то и дело мешают.
– Прошу вас, уходите… – говорит Бен каким-то не своим голосом. – Уходите, сейчас же! Немедленно! – и он начинает подталкивать Гермеса к двери.
– Но, сэр!.. – протестует тот. – Мне не полагается пользоваться главным входом, он предназначен для гостей! Мне можно входить только через кухню!
– Мне наплевать, какой дверью ты входишь! – Бен уже почти кричит. – Мне нужно, чтобы ты как можно скорее вышел отсюда, понятно?! Давай, проваливай! Брысь!
Он продолжает толкать Гермеса к двери, бедняга в ужасе пятится, а я смотрю на все это, завернувшись в одеяло. Внезапно раздается звонок на входной двери, и мы все вздрагиваем от неожиданности, причем у Бена делается такое лицо, словно он подозревает какую-то военную хитрость, подстроенную коридорной службой. Гермес, напротив, сразу берет себя в руки.
– Прикажете открыть, сэр? – вежливо осведомляется он.
Бен долго не отвечает. Он тяжело, с присвистом дышит, на щеках проступили красные пятна, на скулах играют желваки. В какой-то момент он бросает взгляд в мою сторону, но я только беспомощно пожимаю плечами.
Звонок повторяется.
– Прикажете открыть? – снова спрашивает младший официант-камердинер.
– Валяй. – Бен пропаще машет рукой. – Открывай. Но берегись, если это снова завтрак с шампанским и плясками под русские балалайки или еще какая-нибудь мура́! Я этого не потерплю.
– Как скажете, сэр, – кротко соглашается Гермес и, протиснувшись мимо Бена в прихожую, открывает входную дверь. В нее тут же вваливается Нико и вчерашняя ватага рабочих.
– Доброе утро, мистер и миссис Парр! – жизнерадостно грохочет наш вип-менеджер. – Надеюсь, вы хорошо спали? Тысяча извинений за вчерашнее недоразумение, сэр. У меня отличные новости – мы пришли, чтобы заменить вашу кровать.
. Лотти
Этого не может быть.
Я не верю, что такое может быть, но факт остается фактом: нас с Беном попросту выставили из нашего собственного номера для молодоженов.
Нет, ни одного грубого слова, разумеется, сказано не было, но оставаться там мы больше не могли. Присутствие посторонних неприятно само по себе, но тяжелее всего было смотреть на беспомощную возню этих так называемых «специалистов»! Такой непрофессиональной команды я в жизни не видела! Рабочие начали с того, что стали разбирать одну из кроватей и даже отвинтили изножье, но оставшаяся часть все равно не прошла в двери. Когда они попытались отсоединить изголовье, дело почему-то застопорилось, и Нико посоветовал им снова собрать кровать, и… и все это время Бен буквально кипел. В конце концов, он дошел до того, что начал буквально орать на рабочих, так что они в страхе попрятались за спину Нико.
Надо отдать ему должное – вип-менеджер не испугался и не потерял самообладания, даже когда Бен начал размахивать электрическим феном. Очень спокойно и вежливо Нико предложил нам позавтракать на веранде «а-ля карт»[38], пока специалисты решают сложный технический вопрос с нашими кроватями.
Делать нечего, мы были вынуждены согласиться. И хотя наш второй завтрак снова был бесплатным («За счет администрации», – заверил нас Нико), брюхо, как говорится, не мешок, в запас не ест, а то я уже подумывала о том, как бы наказать пресловутую и неуловимую «администрацию», выпив, к примеру, весь имеющийся в гостинице запас апельсинового сока. После завтрака мы зашли в номер, чтобы взять наши пляжные принадлежности, но рабочие все еще были там. Они стояли вокруг двух наших кроватей и чесали в затылках, вся комната была завалена инструментами, кроватными ножками и боковинками, а к стене был прислонен огромный двуспальный матрас. Увидев его, я было понадеялась, что дело сдвинулось с мертвой точки, но в ответ на мой вопрос Нико туманно объяснил, что это, мол, «не тот» матрас. Что бы это могло значить, я уточнять не стала.
– Хотел бы я знать, почему вынести из номера две маленькие кровати и поставить одну большую – такая сложная задача? – спросил меня Бен по дороге на пляж. – Одно из двух: или все эти люди – идиоты, или идиоты – мы.
– Мы с тобой вроде нормальные, – осторожно говорю я.
– А я думал – наоборот! – горячится Бен. – Это просто нелепо!
– И смешно, – добавляю я, надеясь хоть немного его успокоить.
– Знаешь, – качает головой Бен, – мне как-то не до смеха.
Я не отвечаю, хотя в глубине души не могу с ним не согласиться.
У входа на пляж мы невольно замедляем шаг. Открывшийся вид действительно впечатляет. Голубое море, золотой песок, ряды удобных шезлонгов, белые зонтики надуваются на ветру, а вдоль прибоя снуют разносящие напитки официанты в белоснежных куртках. В любой другой день я бы слюной изошла от такого, но сейчас… сейчас мне хочется только одного, и это вовсе не идеальный загар.
– Отель обязан предоставить нам другой номер, – вторит моим мыслям Бен. – Нам следовало бы подать на них в суд и потребовать возмещения ущерба!
Он уже говорил это, когда Нико предложил нам покинуть номер, и поначалу мне даже показалось, что уловка сработает. Вот сейчас, думала я, наш вип-менеджер еще раз извинится и предложит на выбор несколько вариантов, один другого лучше, после чего нам останется только перейти в свободную комнату, где нам уже ничто не помешает провести вдвоем несколько незабываемых часов. Увы, меня ждало разочарование. Нико беспомощно шевелит губами, в отчаянии заламывает руки, смотрит в прозрачный потолок спальни, словно надеясь увидеть на безоблачном небе знамение свыше (например, голубя с ключами от нового номера), и в конце концов со скорбью в голосе сообщает, что отель, к несчастью, переполнен и что в качестве компенсации он может предложить нам только полет над островом на воздушном шаре.
Полет на воздушном шаре! Я думала, Бен просто придушит его на месте, но он не стал опускаться до рукоприкладства и только поскрипел зубами…
Мы подходим к киоску, чтобы взять пляжные полотенца. Внезапно я замечаю фигуру, которая уже некоторое время держится на краю моего поля зрения. Приглядевшись, я узнаю́ Георгиоса. И откуда он только взялся? Неужели он следовал за нами от самого отеля? Но зачем?.. Или это тоже входит в программу вип-обслуживания?
Я незаметно толкаю локтем Бена, он оборачивается, и его брови сами собой ползут вверх.
– Мадам, – говорит Георгиос торжественно, – позвольте помочь вам с полотенцами.
– Гм-м… спасибо… – растерянно бормочу я. Никакой помощи мне не нужно, но прогнать его было бы невежливо, не так ли?..
Тем временем Георгиос завладевает нашими полотенцами, и мы следуем за ним к двум шезлонгам, которые установлены почти у самой кромки прибоя и развернуты к морю. На пляже уже довольно много отдыхающих, в воздухе пахнет различными лосьонами и кремом для загара. Волны мерно плещутся о прибрежный песок, и я начинаю невольно успокаиваться.
Тем временем Георгиос и пришедший ему на помощь пляжный распорядитель аккуратно застилают шезлонги полотенцами и раскрывают большой зонт от солнца.
– Прошу вас, минеральная вода… – Георгиос ставит на наш столик контейнер-охладитель. – Если угодно, я могу открыть бутылку для мадам…
– Не беспокойтесь, я не хочу пить. Может быть, позже, – говорю я. – Спасибо, Георгиос. Нам больше ничего не нужно, можете идти.
Я сажусь в шезлонг, Бен тоже занимает свое место. Я сбрасываю с ног шлепанцы, снимаю пляжный халат и, откинувшись на спину, закрываю глаза в надежде, что Георгиос правильно истолкует мое поведение. Мгновение спустя на мое лицо падает какая-то тень, я открываю глаза и вижу… Георгиоса, который, низко наклонившись, ставит шлепанцы рядом с моим шезлонгом и укладывает на них аккуратно сложенный халат.
Черт побери, думаю я, он что, намерен сопровождать нас весь день?
В недоумении я поворачиваюсь к Бену и по его лицу вижу, что он думает примерно то же самое.
Заметив, что я открыла глаза, Георгиос тотчас выпрямляется и преданно глядит на меня.
– Мадам желает поплавать? Или немного пройтись по песку? – Он хватает шлепанцы, словно собираясь надеть их мне на ноги, но я только качаю головой. Подобного идиотизма я еще не видела. Похоже, в борьбе за клиента нынешние пятизвездочные отели готовы буквально на все. Да, я приехала сюда отдыхать, да, я вовсе не возражаю против того, чтобы кто-то обслуживал лично меня, но это вовсе не значит, что я не в состоянии сама застелить шезлонг полотенцем или надеть пляжные тапочки.
– Нет, спасибо, – говорю я. – Чего бы мне на самом деле хотелось, это… – Я пытаюсь придумать задание, которое потребует значительного времени и удалит Георгиоса с пляжа. – Я бы хотела стакан свежевыжатого апельсинового сока с капелькой меда. И конфет «Эм-энд-Эмс», но только коричневых… Других не надо. Будьте так добры, Георгиос, принесите мне все это сюда, если, конечно, вам нетрудно…
– Разумеется, нет, мадам.
К моему огромному облегчению, он кланяется и уходит.
– Коричневые «Эм-энд-Эмс»?.. – ухмыляется Бен. – Ну, ты и привереда, Лотти!
– Я просто хотела убрать его отсюда, – оправдываюсь я вполголоса. – В противном случае он от нас не отвяжется – так и будет ходить за нами повсюду. Не знаю, может быть, персональный официант-камердинер и обязан это делать, но мне почему-то не слишком нравится это повышенное внимание.
– Мне тоже оно не нравится… – отвечает Бен довольно рассеянным тоном. Его взгляд прикован к верхней части моего бикини. – Этот Георгиос слишком… навязчив. Знаешь что, – добавляет он без малейшей паузы, – давай-ка я намажу тебе спину кремом от ожогов. Эту работу я не доверю никакому камердинеру, будь он трижды персональным!
– О’кей, – тут же соглашаюсь я и протягиваю ему пластиковую бутылочку. Бен выдавливает на ладонь изрядную порцию крема и начинает наносить его мне на плечи. Секунду спустя я слышу, как он резко втягивает воздух.
– Скажи, если тебе неприятно, – бормочет Бен. – Или наоборот – если приятно…
– Послушай, – шепотом отвечаю я, – собственно говоря, я имела в виду свою спину, а не ключицы… и не то, что находится ниже.
Но Бен, похоже, ничего не слышит, и не потому, что я тихо шепчу. Во всяком случае, он не останавливается; его руки опускаются все ниже, и женщина на ближайшем шезлонге начинает смотреть на нас как-то странно. Тем временем Бен набирает на ладонь еще одну порцию крема и начинает втирать его в мою кожу под верхней частью бикини, причем делает это обеими руками. Дыхание его становится еще более громким и хриплым, и теперь сразу несколько человек начинают коситься в нашу сторону.
– Бен!..
– Медленно и методично, чтобы ничего не пропустить… – бормочет он словно в сомнамбулическом трансе.
– Бен, прекрати! – Я решительно отстраняюсь. – Спину!.. Намажь мне спину!
– Ну да… – Он несколько раз моргает, пытаясь сосредоточиться на смысле моих слов. – Спину? Ты хочешь, чтобы я намазал тебе спину?
– Давай-ка лучше я сама. – Я отбираю у него крем и начинаю втирать его в кожу на бедрах. – А ты сам не хочешь воспользоваться?.. – я машу бутылочкой у него перед носом, но Бен не реагирует. Похоже, он никак не придет в себя.
Впрочем, через пару секунд Бен, словно опомнившись, говорит:
– Слушай, Лотти, у меня идея!..
– Какая именно? – осторожно осведомляюсь я.
– Замечательная идея. Гениальная!
Он встает и решительным шагом направляется к супружеской паре, которая загорает на лежаках поблизости. Этих двоих я заметила, еще когда мы завтракали на веранде ресторана. У обоих ярко-рыжие волосы, бледная кожа – уже кое-где обгоревшая – и россыпи веснушек по всему телу. Помнится, я еще подумала, не вредно ли им жаркое греческое солнце.
– Здравствуйте. Отличная погода, не правда ли? – Бен непринужденно улыбается женщине. – Как отдыхаете? Кстати, меня зовут Бен. Мы только вчера приехали.
– Привет, Бен, – в голосе женщины звучит легкое подозрение.
– У вас очаровательная шляпка. – Он указывает на ее голову, которую венчает некое подобие вороньего гнезда из яркой синтетической соломки. Я бы такое безобразие ни в жизнь не надела. Интересно, что он задумал?
– Я, собственно, хотел кое о чем вас попросить, – продолжает Бен как ни в чем не бывало. – Дело в том, что я оказался в довольно затруднительном положении. Мне нужно сделать очень важный звонок, а телефон в нашем номере почему-то вышел из строя. Вы не позволите мне воспользоваться вашим аппаратом? Уверяю вас, это не займет много времени. Мы с женой только позвоним и сразу же вернемся, – добавляет он небрежно. – Вы и оглянуться не успеете.
Женщина озадаченно глядит на него.
– Вам нужно позвонить? – переспрашивает она.
– Да, это важный деловой звонок. Сугубо конфиденциальный, – поясняет Бен. – Обещаю, это займет от силы минут пять.
Обернувшись, Бен незаметно подмигивает мне одним глазом. Я пытаюсь улыбнуться в ответ, но желание уже овладело мною с новой силой, и мышцы лица мне не повинуются. Комната! О, нам так нужна свободная комната!..
Между тем рыжеволосая женщина вовсе не торопится вручить Бену ключи от своего номера. Вместо этого она поворачивается к мужу, который лежит на топчане рядом, и слегка толкает его в бок.
– Эти люди хотят позаимствовать наш номер, – говорит она. – Что скажешь, дорогой?
Муж садится на топчане и глядит на Бена снизу вверх, прикрыв глаза рукой, словно козырьком. Он намного старше своей жены; рядом с ним на песке я замечаю номер «Таймс» с наполовину разгаданным кроссвордом.
– Позаимствовать наш номер? А зачем, хотел бы я знать?
– Мне нужно сделать важный деловой звонок, – терпеливо повторяет Бен. – Это ненадолго.
– Почему бы вам не воспользоваться телефонами, установленными в конференц-центре отеля? – спрашивает муж. – Там, кажется, и Интернет есть…
– Как я уже объяснял, мой звонок носит конфиденциальный характер, – говорит Бен. – В конференц-центре слишком много посторонних глаз… то есть я хотел сказать – ушей, – поправляется он. – Передавать моему партнеру важную деловую информацию в таких условиях было бы неразумно, вот почему мне необходимо уединенное место, где меня никто не подслушает.
– Но…
– Я даже готов преподнести вам небольшой подарок, если вы окажете мне эту важную услугу, – быстро говорит Бен. – Скажем… пятьдесят фунтов, о’кей?
– Что-о?! – Муж выглядит пораженным. – Вы намерены заплатить нам пятьдесят фунтов за то, что воспользуетесь нашим номером? Вы это серьезно?!
– Я уверена, что отель подберет вам что-нибудь подходящее, причем совершенно бесплатно, – вмешивается жена.
– Не подберет, – довольно резко отвечает Бен, чье терпение начинает истощаться. – Мы уже пробовали, но… Именно поэтому я прошу вас об этой небольшой услуге.
– Пятьдесят фунтов… – Муж задумчиво морщит лоб. – Что, наличными?
– Наличными, чеком… как вам будет удобнее. Я могу даже внести эту сумму в качестве частичной платы за ваш номер. Мне все равно. – Бен слегка пожимает плечами.
– Нет, постойте!.. – Муж тычет в Бена пальцем с таким видом, словно ему вдруг стало все ясно. – Это какая-то афера, верно? Вы небось наговорите на тысячу фунтов, а мне заплатите пятьдесят?
– Вовсе нет. Мне просто нужна ваша комната.
– Но в гостинице хватает свободных номеров. Почему вам приглянулся именно наш? – удивленно спрашивает жена. – В конце концов, вы можете сделать свой звонок даже из вестибюля – днем там никого не бывает, а если к тому же найти уголок подальше от стойки… Почему вы непременно хотите звонить из нашего номера?
– Да потому, что я хочу заняться там сексом с моей собственной женой! – неожиданно взрывается Бен, и в нашу сторону сразу поворачивается десятка два голов. Все, кто загорает в шезлонгах или сидит под зонтиками в непосредственной близости от нас, несомненно, слышат этот крик души. Да что там – на нас пялится уже добрая половина пляжа!
– Вы намерены заниматься сексом в нашем номере?! – Рыжеволосая женщина пытается отодвинуться от Бена подальше, словно он болен какой-то опасной болезнью. – В нашей постели?!
– Это не ваша постель, – нетерпеливо объясняет Бен. – Она принадлежит отелю. Но если хотите, мы можем попросить, чтобы вам сменили белье. Мы можем даже заняться этим на полу… – Бен поворачивается ко мне, словно ища подтверждения. – Ты не против, дорогая?
От стыда у меня начинает щипать все лицо. Не могу поверить, что Бен втянул меня во что-то подобное, просто не могу! Это же надо – объявить всему пляжу, что мы собираемся трахаться на полу!
– Эндрю! – Рыжеволосая женщина поворачивается к своему не менее рыжеволосому супругу. – Что же ты молчишь? Скажи что-нибудь!..
Эндрю некоторое время сосредоточенно хмурится; веснушчатая кожа собирается гармошкой у него на лбу, за которым идет какая-то сложная мыслительная работа. Наконец он поднимает взгляд. 1 ... 24 25 26 27 28 29 30 31 ... 56 2014-07-19 18:44
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • © sanaalar.ru
    Образовательные документы для студентов.