.RU
Карта сайта

Сара Васильевна Груэн Уроки верховой езды - 23

Ну пожалуйста, мам. Не увольняй его. Ему никак без этой работы…
Я смотрю ей прямо в глаза.
— Ты мне лучше вот что скажи. Я сюда вовремя подоспела?
— Вовремя?..
— Вы с ним переспали?
Ева в ужасе таращит глаза.
— Мам, ты че — вообще?..
— Я спрашиваю, вы переспали?
— Да нет же, нет! Мы с ним целовались, и все! Если тебе самой прямо не терпится прыгнуть со своим бойфрендом в постель, не думай, что я…
— Ева. Замолчи прямо сейчас.
Она замолкает и тихо стоит, только в глазах закипают слезы. Потом говорит:
— Я его люблю.
— Он для тебя слишком взрослый!
— Это не так. Мне через два месяца будет шестнадцать. А ему восемнадцать исполнится только в апреле.
— Не имеет значения.
Ева долго смотрит на меня и наконец спрашивает:
— Значит, дело в том, что он мексиканец?
— Нет, конечно, — говорю я.
— В том, в том! А ты — бессовестная расистка!
— А ты — по гроб жизни под домашним арестом, и все!
И я выскакиваю вон, снова грохая дверью. У меня за спиной на пол с дрызгом падает еще одна фотография.
Упав в постель, я долго лежу без сна, прислушиваясь, не стукнет ли задняя дверь. Надо было мне лично отвести Еву домой. Убедиться, что она вернулась к себе. Но я не сообразила. А теперь слишком поздно.
В конце концов я слышу, как открывается и закрывается дверь. Потом щелкает замок в ее спальне. Выждав еще минут десять, я спускаюсь на кухню.
Вот он, угловой шкафчик… Белых аптечных мешочков больше не видно, но бутылочка с валиумом на месте. Сегодня я пила вино, поэтому я аккуратно разламываю желтенькую таблетку и кладу половинку на язык. Открываю кран и склоняюсь над ним, пристраиваясь сбоку к бегущей струе. Когда я так делала в детстве, мама неизменно ругалась. Что на меня, конечно, не действовало.
Я возвращаюсь к себе и снова укладываюсь. Эффект от валиума не заставляет долго ждать.
Что касается Гарры, тут все по-настоящему жутко. Страшно даже представить, чем все может закончиться, но я должна верить, что выход все-таки есть. Если они там считают, что вот так просто явятся сюда и заберут его, они весьма ошибаются. Я за этого коня зубами и ногтями буду держаться. Я за него костьми лягу. Всех подробностей я еще не продумала, но уже завтра утром явившиеся искать пегую полосатую лошадь не обнаружат ее. Ясное дело, краска не вечная, но я хоть спрячу его в табуне, пока что-нибудь не образуется…
Ну ладно, а с Дэном что прикажете делать?.. У меня в ушах стоит звук, с которым его кулак врезался в стену, и всякий раз, когда я это вспоминаю, сердце так и переворачивается. «Бух!» — и дерево аж загудело. Когда ударила я сама, получилось «бряк-бряк», и костяшки до сих пор ноют.
Даже валиум не может справиться с вихрем адреналина. Все во мне болезненно тянется к Дэну. Мне жаль, что так получилось. До чего же мне жаль…
Я съехала с катушек. Я вела себя безобразно и сама это понимаю. Я жутко перепугалась. И не справилась со страхом.
Завтра я ему позвоню. Я извинюсь перед ним. Скажу ему, что это не я бог весть чего наговорила, а мой страх. На самом деле я ничего такого не имела в виду… Он ведь должен понять меня? Понять и простить? Ведь должен?..
Из последних сил убеждая себя, что все будет хорошо, я начинаю с отчаянием подозревать, что, похоже, на сей раз перегнула палку. Зашла слишком далеко.
Я закрываю глаза, борясь с нарастающей паникой…
Глава 14
Опять валиумное похмелье. Свинцовые, неподъемные веки. И гнилая картошка вместо извилин.
Открыв кое-как глаза, я вижу, что уже двадцать минут девятого. Я потрясенно вскакиваю, невзирая на свое состояние.
Обычно меня будит Ева… Сегодня, похоже, она остерегается мне попадаться, и я не могу ее за это винить. Я смотрю на Гарриет — она безмятежно похрапывает, вытянувшись по другую сторону постели. Нормальные собаки рано поутру будят хозяев и просятся на прогулку. Похоже, моя такса на самом деле не такса, а хорошо замаскировавшаяся кошка.
Я задерживаюсь на кухне, чтобы поджарить себе кусочек хлеба на завтрак. Потом открываю заднюю дверь и выползаю наружу.
Я стою на крыльце, потирая ладонями плечи. В руках у меня тост, так и не намазанный маслом. Погода оставляет странное ощущение. Температура упала градусов на пятнадцать, небо почти приобрело цвет горохового супа. Такое же зеленоватое. Дождя пока нет, но будет точно. Я это костями чувствую. Надо бы вернуться за курточкой, но я могу оказаться на кухне, как раз когда встанет папа…
Если, конечно, он встанет.
И Мутти — как она справится без помощи Брайана? Что вообще подвигло ее отказаться от услуг медбрата?..
Входя в конюшню, я слышу короткое ржание и замечаю лошадиную морду за прутьями денника. Ага! Вот что еще показалось мне странным. Пустые пастбища. Должно быть, Пи-Джей решил не выпускать лошадей, хотя почему — непонятно. Дождь им не страшен, по крайней мере летом. Ну, разве только гроза. Я беру себе на заметку спросить у него, почему лошади остались в конюшне.
Все еще потирая озябшие плечи, я иду в комнату отдыха. Я почти уверена, что встречу там Еву. Ее, однако, не видно. Я обшариваю все ее любимые места. Ни слуху ни духу.
Не иначе, как-то уговорила Мутти отвезти ее в лошадиный центр к Дэну. Благо понимает, что ввести Мутти в курс дела я никак не могла. Умная девка, что сказать. При других обстоятельствах — даже достойная восхищения.
Я иду наверх, где на спинке стула должна висеть моя флисовая толстовка… И, уже выходя, замечаю красный глазок пропущенного звонка на телефоне. Я снимаю трубку и ввожу код голосовой почты.
«Здравствуйте, — раздается мужской голос. — Вас беспокоит Харольд Обервейс. Мои работники недавно сено вам привозили… Так вот, мне сейчас позвонили из банка и говорят, что ваш чек не проходит. Пожалуйста, перезвоните как сможете, обсудим другую форму оплаты».
Меня накрывает очередная волна паники.
Вот еще новость — чек у них не проходит! Да на том счету должно быть полно денег!..
Я поспешно включаю компьютер… И минутой позже созерцаю свой баланс в Интернете.
Дерьмо. Господи. Проклятье… С нас сняли выплату по кредиту. Хотя я и говорила их менеджеру, что намерена уплатить позже.
Я хватаюсь за телефон. Коленки дергаются под столом. Пальцы свободной руки выбивают дробь по столешнице…
— Можно ли поговорить с Сильвией Рамирес? — спрашиваю я, когда отзывается оператор.
— Не вешайте трубку…
Щелчок переключения линии. Несколько секунд тишины. И наконец — женский голос:
— Сильвия Рамирес вас слушает.
— Здравствуйте, Сильвия. Это Аннемари Циммер с фермы «Кленовый ручей»…
— Привет, Аннемари, как поживаете?
— Боюсь, бывало и лучше. Ваш банк вычел с нас выплату за кредит, хотя мы вроде договаривались об отсрочке, и теперь наши чеки не проходят.
— Подождите, — говорит она. — Сейчас посмотрю.
Я слышу, как она щелкает клавишами компьютера.
— Мне очень жаль, — говорит она. — Ежемесячное снятие со счета было помечено как автоматическое, поэтому так все и произошло.
— Но я же говорила, что хочу отсрочить платеж!
— Да, но вы не сказали, что он был помечен как автоматический.
Хорошо, что она не видит моего лица… Мгновением позже я овладеваю собой и сжимаю губы в одну линию, точно как Мутти.
— Хорошо, как скоро вы сможете его отозвать?
— Простите, но я не могу этого сделать.
— Что?..
— Если платеж проведен, вернуть деньги невозможно. Если бы вы мне вовремя сказали…
— Невозможно? Почему? Вы ведь менеджер?
— Мне очень жаль, — повторяет она. — Да, я менеджер. Если вы пожелаете отсрочить платеж за следующий месяц, пожалуйста, сообщите мне заранее. Тогда я смогу отменить автоматическое снятие денег.
— Значит, за этот месяц обратного хода не будет, — говорю я.
— Нет. На самом деле я вообще не имею права отсрочивать платежи, но ваши родители долгие годы были очень добросовестными клиентами. Так что я проявляю добрую волю и готова пойти вам навстречу.
Эта последняя фраза затыкает мне рот, не то я наговорила бы лишнего. Я любезно благодарю и вешаю трубку.
Гарра терпеливо и смирно стоит в станке для мытья. Возможно, он недоумевает, почему вместо того, чтобы открыть воду, я вытаскиваю какой-то тюбик, сворачиваю крышечку и протыкаю фольгу…
Показываются первые капли густой перламутровой жидкости. Я кладу тюбик на бетонный пол и натягиваю резиновые перчатки. Руки у меня влажные и холодные, а перчатки не посыпаны изнутри тальком, так что некоторое время я сомневаюсь, удастся ли их надеть…
Мысли у меня в голове носятся по замкнутому кругу. При всей внешней решимости их подстегивает глубоко залегшая паника. Очень даже может быть, что за нынешнюю выходку меня арестуют.
Хотя я и пренебрегла проявителем, я переживаю, не обожжет ли «Шварцкопф» кожу Гарры. Выдавив немного на палец в перчатке, я опасливо принюхиваюсь. Краска белая, молочно-жемчужная. Я таких еще ни разу не видела. Впрочем, резкого химически-противного запаха я не чувствую, пахнет эта штука приятно.
Ну что ж, поехали… Я наношу краску на левое плечо коня и принимаюсь втирать большим пальцем…
Вот уже на нем ни единого белого пятнышка. Только звездочка посреди лба. Ее пришлось оставить — еще не хватало, чтобы это снадобье ему в глаза затекло. Когда я выдавливаю из тюбика последние остатки на левую заднюю ногу, вещество становится фиолетовым, и я расцениваю это как знак, что краска начинает работать. Разогнув спину, я возвращаюсь к плечу, с которого начала, и легонько тру пальцем. Трудно сказать, что происходит, пока не ополоснешь, но шерсть определенно выглядит более темной.
Я засекаю время и отхожу по проходу. Прислоняюсь к стене и сползаю по ней, опускаясь на корточки. Потом окончательно сдаюсь и сажусь на пол, держа руки в перчатках подальше от одежды…
Ну ладно, положим, характерные полоски я спрятала. То есть с первого же взгляда его навряд ли узнают. Однако опасность все-таки остается. Если они вправду начнут обходить со сканером всех наших лошадей, рано или поздно доберутся и до него.
А может, гроза пронесется над моей головой, так и не прогремев? Будут ли его уж так усердно разыскивать? Верно, когда-то он стоил целое состояние. Но теперь, без глаза и с каким-то заболеванием, грозящим разрушить сустав?..
Тут мою голову посещает уже совершенно безумная мысль. На свете есть всего один человек, не меньше меня заинтересованный в сохранении тайны. И человек этот — Иэн Маккалоу. Вот только обратиться к нему за помощью я не могу. Это ведь он пытался убить Гарру. И теперь я хочу, чтобы Гарру не нашли. А Маккалоу — чтобы Гарра умер. Окончательно и навсегда.
Я со стоном откидываюсь затылком к стене…
— Что с тобой?
Я открываю глаза и вижу перед собой Жана Клода.
— Все нормально, — говорю я ему.
Он спрашивает:
— А где все?
— Кто — все? — спрашиваю я.
А сама только и думаю, как устроить, чтобы он не увидел Гарру.
— Ну, Пи-Джей, Карлос, Мануэль… Конюхи!
— Погоди, их что, нет на работе?
— Ни одного.
А я-то гадала, почему в конюшне никого не видать… Что называется — слона не приметила.
— Не знаю, — говорю я. — Может, у них машины сломались.
Жан Клод подходит к Гарре, протягивает руку… И застывает, принюхиваясь.
— Чем это пахнет? — спрашивает он, морщась.
— Кондиционером для шерсти, — говорю я. — Вчера у Килкенни какой-то новый купила.
Он хмыкает, по-прежнему хмурясь. Приглядывается к Гарре, потом уходит. Я чуть не плачу от облегчения.
Господи, что я творю? Неужели я рассчитываю, что мне это все вот так с рук сойдет? Стоит окатить Гарру водой, и Жан Клод тотчас поймет, что у меня на уме. Мое преступное намерение ни в коем случае от него не укроется.
Если немного подправить естественный окрас гнедого, рыжего или вороного, это не сразу будет замечено. Но мы тут не легкой косметикой занимаемся. Мы коренным образом весь имидж меняем. Нет, надо Гарру отсюда забирать как можно быстрей. Прямо сегодня. Сейчас. Пока никто не заметил, что я с ним сделала.
Рукой в перчатке я утираю холодный пот с лица… И запоздало понимаю, что весь лоб перемазала. Кое-как поднявшись, я мчусь к мойке — скорее ополоснуться. Если я выкрашу себе половину лба и клок волос в ту же масть, которую приобрел Гарра, мой план ни за что не сработает. Это я точно могу сказать.
Сорвав перчатки, я сую голову под струю, яростно отмывая волосы и лоб холодной водой. Мне некогда регулировать температуру. Я вспоминаю слова Лизы — что-то насчет того, с каким трудом отмывается эта краска. Дескать, пока волосы заново не отрастут, так и будешь ходить…
Скоро мои волосы превращаются в мокрый колтун, а зубы выбивают дробь.
Еще не полностью придя в себя, я пересекаю коридор и снова смотрю на часы. Осталось семь минут.
Если я хочу забрать отсюда Гарру, пока никто меня не застукал, надо действовать быстро.
Найти ему пристанище на какой-нибудь прокатной конюшенке не составит труда. Теперь, когда он лишился полосок, особого внимания он не привлечет. А если я сумею не выболтать, кто я такая, владелец конюшни точно решит — явилась еще одна сопливая мадемуазель с живой четвероногой игрушкой. Ну а чтобы окончательно замести все следы, почему бы мне не приехать с седлом в стиле вестерн. Такие седла подходят к любой лошадиной спине, и я куплю самое дешевое. Тем более что служить оно будет в чисто декоративных целях. Повешу его в амуничнике на подставку — вот и все, что от него потребуется…
Чем больше я об этом думаю, тем более вменяемым и реальным кажется мне такой план. Нет, правда, он просто блистателен. Остается только вопрос — как Гарру в коневоз затарить. Но я над этим голову заранее ломать не хочу. Буду разбираться с проблемами по мере их возникновения…
Выждав время, положенное по инструкции, я подхожу к мойке с колотящимся сердцем и трясущимися руками…
Гарра стоит на развязках, опустив голову и полузакрыв глаза. Ему скучно. Блин, да он чуть ли не спит там!
Я прохожу к крану, борясь с искушением провести ладонью по его боку. Открываю воду и самым тщательным образом регулирую давление и температуру. Пока мне вовсе не хочется видеть результат. Я даже не уверена, хочется ли мне, чтобы краска сработала.
И вот наконец я набираю полную грудь воздуха — и решительно поворачиваюсь. Теплая струя окатывает его плечо, разбивая красноватый лоснящийся слой на мокрые лохмотья, которые валятся на бетон и там истаивают, уходя в слив, точно кровь, попавшая в раковину.
Я тру большим пальцем участок непосредственно под струей. Вся шерсть рыжая. И таковой остается. Я смотрю на нее, и меня обдает неожиданным холодом. Ощущение похоже на страх, но это что-то большее. Пожалуй, это неотвратимость. Я сознаю, что зашла слишком далеко. Обратной дороги не будет.
Я быстро работаю, ополаскивая коня и тщательно протирая его, чтобы избавиться от следов применения химии. Потом направляю струю на пол, сгоняя кроваво-красную жидкость в слив. Цвет кажется мне очень зловещим.
Покончив с последними остатками краски, я собираю использованные перчатки и порожние тюбики и запихиваю их в тот же пластиковый мешочек из магазина. Скручиваю его и завязываю узлом. Потом отступаю и разглядываю новоиспеченного гнедого ганновера.
Он здорово изменился. Я втягиваю воздух сквозь зубы… И мне на ум неисповедимо приходят строки из шекспировского «Макбета»:
…Я в кровь
Так далеко зашел, что повернуть
Уже не легче, чем продолжить путь.[3]
Я закрываю дверь денника, и тут вновь появляется Жан Клод.
— Нет, — говорит он, — это непростительно! Никого так и нет, а у меня занятие через двадцать минут!
Он стоит прямо передо мной, то есть в двух шагах от денника Гарры. «Только не смотри туда, только не смотри туда, только не смотри…»
— Новости какие-нибудь есть? — спрашивает француз. — Почему никого нет на работе?
— Ну… не знаю.
Я отхожу от денника, страстно надеясь, что Жан Клод отвернется от него следом за мной.
— Может, стоило бы им позвонить? — говорит он. — Ты знаешь их телефоны?
— Где-то записаны… Поищу наверху.
— Тогда пошли.
И, к моему величайшему облегчению, он первым направляется в офис.
Мы поднимаемся, он устраивается у окна, а я принимаюсь рыться в бумагах.
— Вот странно, — говорю я наконец. — Похоже, они все вместе живут.
Судя по записям в папке «Служащие», трое конюхов живут в одном доме. А двое других, если верить адресу, — в соседнем.
— Ничего странного, — говорит Жан Клод, опускаясь на диван перед окном. — Они ведь одна семья. 1 ... 19 20 21 22 23 24 25 26 ... 35 2014-07-19 18:44
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • © sanaalar.ru
    Образовательные документы для студентов.