.RU
Карта сайта

Нацуо Кирино АУТ - 18


Кадзуи, молча слушавшая перебранку двух женщин, подняла голову.
— Хватит вам. Что толку кричать друг на друга, если это все равно ничего не решит.
— Тут ты права, — устало согласилась Йоси, физически ощущая, как уходит напряжение, и вернулась в гостиную, что, впрочем, не спасло ее от стонов и причитаний старухи.
— Я уже сменила подкладку, — сказала Кадзуи, решившая, похоже, взять на себя роль умиротворителя.
— Неужели? Спасибо.
Йоси села к столу. На полу валялись разбросанные мальчиком крошечные игрушечные машинки. Она раздраженно собрала в кучку миниатюрные «скорые» и полицейские патрульные и задвинула их под стол. Ребенок, к счастью, ничего не заметил, потому что ушел играть в комнату Мики.
— Ты обращалась к кому-нибудь за помощью? — спросила Кадзуи. — К городским властям? Они могли бы присылать кого-то, у них же есть для этого специальная служба.
— Я узнавала, но все, на что можно рассчитывать, это три часа в неделю. За это время и покупки сделать не успеешь. — От усталости и недостатка сна разболелась голова, но Йоси все же собралась и заставила себя задать вопрос, который вертелся в голове с самого начала. — Так все же зачем ты вернулась?
— Ну… — Кадзуи медленно облизала губы, и Йоси сразу вспомнила, что дочь делала так всегда, когда собиралась соврать. — Отец Исси отправился в Осаку. Нашел там работу. Я тоже собираюсь подыскать себе что-нибудь. Вот и подумала, что, может, ты одолжишь мне немного денег.
— У меня нет денег. Если он уехал в Осаку, то почему вы здесь? Почему не поехали с ним? Почему вы не живете вместе?
— Да потому что я не знаю, где он, — ответила, глядя в сторону, Кадзуи.
Йоси молча уставилась на дочь. Так вот в чем дело. Он сбежал от нее, бросил, и она приползла домой вместе со своим ребенком. Но как жить впятером в крохотном доме, где и троим едва хватает места?
— Раз уж собралась работать, то почему бы тебе не отдать его в детский сад? — спросила она, чувствуя что-то похожее на панику.
— И отдам, но только сейчас мне нужны деньги. Хотя бы немного. — Кадзуи протянула руку. — Пожалуйста. Ты же наверняка что-то откладываешь. Я тут поговорила с соседкой, пока ждала тебя, так вот она сказала, что эти старые дома скоро снесут, а на их месте построят новую многоэтажку. Может быть, тогда и мы могли бы жить с вами?
— А что же мне делать, пока они будут строить?
— Мама, пожалуйста! — вскрикнула дочь. — Ты получаешь пособие и зарплату, а Мики могла бы и подработать. И нас они тоже обязаны как-то обеспечить. Пожалуйста! Мне даже не на что купить Исси гамбургер!
В ее голосе появились жалобные нотки, в глазах заблестели слезы. Мальчик вышел из комнаты Мики и с удивлением уставился на плачущую мать. Йоси опустила руку в карман и вынула деньги, которые взяла из бумажника Кэндзи, двадцать восемь тысяч йен.
— Вот, возьми. На ближайшее время должно хватить. У меня самой ничего нет — пришлось занимать, чтобы заплатить за школьную экскурсию.
— Ты просто спасла мне жизнь, — сказала Кадзуи, убирая деньги во внутренний карман. Получив то, ради чего пришла, она не стала задерживаться и поднялась. — Ладно, я иду искать работу.
— Где ты живешь? — спросила Йоси.
— В Минами-Сендзю, но это очень далеко, а если ездить на поезде, то никаких денег не хватит.
Она вышла в прихожую, сунула ноги в дешевые сандалии на пробковой подошве и открыла дверь.
— А что делать с ним? — крикнула вслед дочери Йоси.
Кадзуи нехотя повернулась.
— Мне неприятно просить, но не могла бы ты присмотреть за ним какое-то время?
— Нет, подожди…
— Пожалуйста! Я скоро вернусь и заберу его.
Кадзуи говорила так, словно речь шла о каком-нибудь чемодане. Она переступила порог, и мальчик, только теперь поняв, что мать уходит, впервые открыл рот.
— Мама, куда ты?
— Исси, будь хорошим мальчиком и слушайся бабушку. Я скоро приду.
Дверь закрылась. Йоси молчала. С самого начала она подозревала, что дело закончится чем-то в этом роде, так что особенно не удивилась. Судя по тому, с какой легкостью и быстротой Кадзуи покинула дом, никакой вины она за собой не чувствовала. Просто пришла, оставила то, что сковывало ее свободу, в грязном, неуютном домишке, и поминай как звали. Вот бы и мне так, с завистью подумала Йоси.
— Мама, мама, — заныл мальчик, роняя игрушку.
— Иди сюда, бабушка возьмет тебя на колени, — сказала Йоси, протягивая к нему руки.
— Нет! — взвизгнул малыш и, с недетской силой оттолкнув ее, в слезах бросился на пол.
Между тем из задней комнаты по-прежнему доносились всхлипы больной старухи.
Когда же это все закончится? — спрашивала себя Йоси, снова собирая рассыпанные по татами игрушки. Убрав их, она легла, закрыла глаза и прислушалась. Мальчик вскоре притих и только негромко бормотал что-то себе под нос. По-видимому, он уже привык оставаться с чужими людьми, но все равно Йоси не чувствовала в себе жалости к несчастному ребенку. Ей было жаль себя. Она вдруг поняла, что по щекам катятся слезы. Хуже всего было то, что она так бездумно отдала дочери деньги, которые взяла из бумажника бедняги Кэндзи. Йоси знала, что пересекла некую запретную черту и что возврата уже нет — возможно, что-то похожее почувствовала и Яои, когда убила мужа.
Несмотря на бурные протесты Мики, Йоси удалось оставить мальчика дома и даже вовремя приехать на фабрику. Масако ожидала ее в комнате отдыха. Некоторое время обе женщины стояли молча. Не выражавшее никаких чувств лицо Масако словно превратилось в суровую маску. Может быть, это и есть настоящая Масако, думала Йоси, с некоторым страхом глядя на подругу. Впрочем, сама она, наверное, выглядела нисколько не лучше.
— Как себя чувствуешь? — спросила наконец Масако.
Выражение ничуть не изменилось, но голос прозвучал мягко.
— Ужасно, — ответила Йоси, зная, что ничего не может объяснить.
Да и нелегко признаться, что к тебе вдруг пожаловала непутевая дочь, что она забрала у тебя последние деньги и ушла, подбросив трехлетнего ребенка.
— Поспала? — Масако всегда задавала только короткие, по существу, вопросы. Поспать не удалось, но Йоси все же кивнула. — А мешки?
— Выбросила по пути сюда.
— Спасибо. Я знала, что ты справишься. Меня беспокоит Кунико.
— Понимаю.
Йоси огляделась по сторонам. До начала смены оставалось совсем немного времени, а их сообщница так и не появилась.
— Ее здесь нет, — подтвердила Масако.
— Должно быть, не смогла. Не у каждого такие крепкие нервы…
— Боюсь, придется ее навестить.
— Пожалуй.
— По-моему, она немного меня боится, — добавила Масако.
— Нельзя допустить, чтобы Кунико проболталась, — заметила Йоси, рассеянно глядя на автомат с водой, извещавший о том, что у него нет мелочи.
Если кто-то узнает, им всем конец. По спине пробежал холодок страха. Замигала сигнальная панель.
— Но она ведь тоже участвовала, так что, думаю, в полицию не побежит. С другой стороны, Кунико слаба, а это всегда опасно.
Масако замолчала. На лбу явственно проступили две глубокие морщины.
— Ладно, решай сама, — сказала Йоси и тут же, не удержавшись, добавила: — Как ты думаешь, Яои сможет раздобыть деньги?
Вообще-то она привыкла всегда и во всем, на работе и дома, рассчитывать только на себя, но сейчас ей хотелось переложить проблемы на плечи подруги. Если Масако возьмет все на себя, ей не о чем будет беспокоиться, кроме как о деньгах.
— Мы уже договорились. Она попросит у родителей. А завтра обратится в полицию. Напишет заявление.
Женщины еще перешептывались, когда с ними поздоровался один из проходивших мимо бразильских рабочих. Кто-то из его предков был, наверное, японцем, но телосложение выдавало в молодом человеке чужака. Йоси ответила на приветствие, но Масако явно умышленно сделала вид, что не заметила его.
— Зачем ты с ним так? — Йоси укоризненно покачала головой, огорченная грубостью подруги.
— Как?
— Могла бы сказать пару слов.
Она посмотрела вслед парню, который, постояв несколько секунд в замешательстве, скрылся в раздевалке. Масако не ответила и тут же сменила тему.
— Знаешь, где живет Кунико?
— Нет, но, по-моему, где-то в Кодайре.
Масако прикрыла глаза, и Йоси представила, как в голове у подруги разворачивается карта города и появляется план действий. Для нее это просто работа, подумала она. Работа, которую надо сделать быстро и хорошо. Впрочем, Йоси тут же одернула себя, напомнив, как быстро она сама подавила угрызения совести, когда речь зашла о деньгах. Ей стало так стыдно, что хотелось провалиться сквозь землю.
— Знаешь, — прошептала она, — мы все катимся прямиком в ад.
— Ты права. — Масако невесело усмехнулась и кивнула. — Это то же самое, что съезжать с горки без тормозов.
— Хочешь сказать, что остановиться уже невозможно?
— Нет, остановка будет… когда во что-нибудь врежешься.
«Во что же врежемся мы? — подумала Йоси. — Что ожидает нас за поворотом?» Она невольно передернула плечами.
Вороны

Яои чистила на кухне картошку к обеду, когда в окно вдруг ударил луч света. Она вскинула руку, защищая глаза, и тут же отвернулась. Каждый год, летом, в самые длинные дни, наступал короткий период, когда клонящееся к закату солнце заглядывало на несколько минут через окно в ее кухню. Сейчас Яои сочла появление солнца знаком того, что боги обратили на нее свое внимание. Свет был такой яркий, что напоминал луч лазера, направленный некими высшими силами специально для того, чтобы выжечь в ней все плохое — то есть фактически убить ее, потому что смерти Кэндзи желала не только ее душа, но и каждая клеточка тела.
И все же эти мысли обитали только в небольшой части сознания; в целом же оно успешно убеждало ее в том, что Кэндзи просто исчез, растворился во тьме, после того как они положили его тело в машину Масако. Когда дети спрашивали об отце, Яои часто затруднялась с ответом, ловя себя на том, что и сама плохо представляет, что случилось с ним там, в густом мраке ночи. Прошло всего лишь три дня, но — по каким-то непонятным ей причинам — воспоминание о том, как она задушила мужа, становилось все слабее и бледнее.
Все еще избегая солнечного света, Яои задернула хлопчатобумажные занавески и на мгновение остановилась, закрыв глаза, чтобы они привыкли к полутьме. Она старалась занять себя домашней работой, уходом за детьми, чем угодно, чтобы только не думать и не вспоминать, но тревога не проходила, и в голове как будто постоянно возникали и лопались пузырьки беспокойства. В данный момент самый большой, только что появившийся пузырь имел вполне определенное имя: Кунико.
Кунико появилась у нее накануне, во второй половине дня, и, разумеется, как снег на голову.
— Яои?
Она узнала голос по интеркому и открыла дверь. На Кунико было короткое белое мини-платье без рукавов и белые же босоножки на высоком каблуке. Модный наряд, однако, никак не смотрелся на бледном, дряблом теле.
— Кунико? — пробормотала она, удивленная неожиданным визитом.
Хотя детей дома и не было, Яои все же не горела желанием приглашать нежданную гостью в дом.
— А ты очень хорошо выглядишь, — заметила Кунико, театрально поднимая брови.
Тон был явно рассчитан на то, чтобы ясно дать понять — ей все известно. У Яои вдруг возникло неприятное ощущение, как будто она съела что-то несвежее. Впрочем, учитывая обстоятельства, этого, наверное, и следовало ожидать.
— Спасибо. Я могу тебе чем-то помочь? — Она все еще стояла у порога. — Что-то случилось?
— Ну, тебя уже несколько дней нет на работе, вот я и решила заглянуть, узнать, как ты.
— Очень любезно с твоей стороны.
Интересно, что она задумала? Кунико вовсе не относилась к числу заботливых подруг, готовых пожертвовать свободным временем ради бесцельного визита. Яои попыталась прочитать что-то в ее глазах, но увидела лишь густую черную линию контурного карандаша. Между тем гостья взялась за ручку двери, показывая, что не намерена уходить с пустыми руками, и совершенно игнорируя очевидное нежелание хозяйки впускать ее в дом.
— Не против, если я войду?
Выбора не оставалось, и Яои отступила в сторону. Едва войдя в прихожую, Кунико с нескрываемым любопытством огляделась.
— Так это здесь ты его убила? — спросила она, понизив голос до драматического шепота.
— Что?!
Кунико посмотрела ей прямо в глаза.
— Я спросила, здесь ли ты убила своего мужа.
На фабрике она всегда играла роль младшей подруги и разговаривала почтительным тоном, но сейчас, стоя перед изумленной и обескураженной Яои с неприятной ухмылкой на губах, казалась совсем другим человеком.
— Я не понимаю, о чем ты, — пробормотала наконец Яои, чувствуя, как потеют от страха ладони.
— Не изображай передо мной дурочку. И не забывай, что это я распихала по мешкам его вонючие куски, а потом развезла их по всему городу.
Силы вдруг покинули Яои. «Жаль, что здесь нет Масако, — с горечью подумала она, — посмотрела бы, к чему привело ее решение довериться этой женщине». Тем временем Кунико сбросила босоножки и прошлась по деревянному полу босыми ногами.
— Так где это случилось? Здесь? Знаешь, в газетах все время печатают фотографии с мест преступлений. Говорят, после убийства ненадолго остается что-то вроде ауры.
Гостья и не догадывалась, что стоит на том самом месте, где расстался с жизнью Кэндзи. Собрав остатки решимости, Яои встала перед ней, твердо решив, что не пропустит гостью дальше.
— Зачем ты пришла? Только не говори, что просто так, от нечего делать.
— Жарко. Почему ты не включаешь кондиционер? — Отодвинув хозяйку в сторону, Кунико, не дожидаясь приглашения, прошла в маленькую гостиную. Яои не включала кондиционер из экономии, и в комнате действительно было душно. — От этого богатым не станешь.
Яои с опозданием подумала о том, что окна открыты и разговор может легко стать достоянием соседей, а потому поспешно включила кондиционер и стала закрывать окна. Расположившись на диване, поближе к потоку прохладного воздуха, Кунико с интересом наблюдала за суетящейся подругой. На лбу у нее уже выступили крупные капли пота.
— А теперь говори, зачем пришла.
Яои не стала садиться, а остановилась в паре шагов от дивана, скрестив руки на груди.
— Должна признать, ты меня шокировала, — едва ли не с презрением сказала Кунико. — Такая аккуратная, такая чистюля, такая умница, и на тебе — взяла да и убила мужа. То есть, конечно, в душу никому не залезешь, но все-таки… прикончить отца своих детей… это что-то, верно? А что будешь делать, если они когда-нибудь узнают о том, что мамочка задушила их дорогого папочку? Ты об этом подумала?
— Хватит! Прекрати! Я не хочу об этом слышать! — закричала Яои, закрывая ладонями уши.
Кунико проворно вскочила с дивана и схватила ее за руку. Пальцы у нее были влажные. Яои попыталась вырваться, но Кунико была значительно сильнее.
— Ты, может, и не хочешь, но придется. Понятно? Я заставлю тебя выслушать. Я держала куски твоего мужа точно так, как сейчас держу тебя, и запихивала их в мешки для мусора. Ты хоть представляешь себе, каково это? Представляешь?
— Да… представляю… — пробормотала Яои.
— Нет, не представляешь!
Кунико схватила ее за другую руку.
— Перестань! — взмолилась Яои, но влажные пальцы сжимались все сильнее.
— Ты ведь знаешь, что они с ним сделали? Знаешь? Они разрезали его на куски! Знаешь, что это такое? Знаешь, как это было трудно? Ты ведь почти и не видела его после того, как убила. А я… я видела. И только богу известно, сколько раз меня выворачивало наизнанку от одного его вида… запаха… всего! Ужасно! Ужасно! Я не забуду это до конца жизни, до самого последнего дня.
— Пожалуйста, пожалуйста, хватит! Не надо больше! — просила Яои.
— Не надо больше? Но ведь это еще не все, и я заставлю тебя услышать остальное! Думаешь, я сделала это потому, что должна тебе что-то? Оказала любезность? Посочувствовала?
— Мне очень жаль, — пробормотала Яои, бессильно опускаясь на пол и сжимаясь в комок, как побитая собачка.
Кунико наконец разжала пальцы и презрительно рассмеялась.
— Ладно, я пришла сюда не для этого. Мне нужно знать, действительно ли ты собираешься расплатиться со мной и Йоси.
— Да… конечно… я заплачу вам.
Так вот почему она здесь. Яои перевела дыхание. Ее гостья подошла к кондиционеру и подставила ладони под струю воздуха. Наблюдая за ней, Яои подумала, что Кунико наверняка врала, когда говорила, что ей двадцать девять. Определенно больше. Может быть, даже больше, чем самой Яои. А если женщина обманывает подруг в такой мелочи — она никудышная подруга.
— Когда? — спросила Кунико.
— У меня сейчас нет денег. Я собираюсь занять у родителей, а на это нужно время.
— И я действительно получу сто тысяч йен?
— Масако сказала, что так… — Яои пожала плечами. — Что-то вроде этого.
1 ... 14 15 16 17 18 19 20 21 ... 55 2014-07-19 18:44
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • © sanaalar.ru
    Образовательные документы для студентов.