.RU
Карта сайта

Ларс Николаевна Кеплер Призраки не лгут - 10


Туула села, прижав к животу подушку в форме сердечка, и коротко ответила:
— Я так думала.
— Откуда такие мысли?
Туула пожала плечами и перевела взгляд на экран телевизора.
— Она говорила о ком-нибудь по имени Деннис?
— Нет, — улыбнулась девочка.
— Туула, мне очень, очень нужно отыскать Викки. Туула спихнула на пол покрывало и розовое шелковое одеяло и снова уставилась в телевизор.
— Мне что, весь день тут сидеть? — спросила она.
— Нет. Если хочешь, можешь вернуться в свою комнату, — сказал опекун.
—  Sinä olet vain pieni lapsi, — произнес Йона. — Ты просто маленькая девочка.
—  Ei, [6] — тихо ответила она и посмотрела комиссару в глаза.
— Ты могла бы жить не только в детдоме или интернате.
— Мне и там неплохо, — почти беззвучно ответила она.
— Тебе не случалось влипнуть в историю?
Шея у Туулы покрылась красными пятнами, девочка захлопала белесыми ресницами, но коротко сказала:
— Нет.
— Миранда вчера побила тебя.
— Вот именно, — буркнула Туула и стала мять подушку-сердечко.
— Почему она так разозлилась?
— Она решила, что я рылась у нее в комнате.
— А ты не рылась?
Туула лизнула подушку.
— Рылась. Но я ничего не взяла.
— А зачем ты рылась у нее в комнате?
— Я у всех роюсь.
— Зачем?
— А прикольно.
— Но Миранда решила, что ты что-то у нее взяла.
— Да. И немножко рассердилась…
— Она решила, что ты у нее взяла — что?
— Она не сказала, — улыбнулась Туула.
— А как по-твоему?
— Не знаю, девчонки вечно трясутся над своими лекарствами… Лю Шу столкнула меня с лестницы, когда решила, что я взяла ее идиотский рофинол.
— А если не лекарство, то что, по ее мнению, ты взяла?
— Понятия не имею, — вздохнула Туула. — Косметику, сережки…
Она снова уселась на краю кровати, откинулась и прошептала что-то про подвеску со стразами.
— А Викки? — спросил Йона. — Викки тоже дралась?
— Нет, — снова улыбнулась Туула.
— А что она тогда делала?
— Не скажу, потому что я ее не знаю. По-моему, она мне и слова не сказала, но…
Девочка замолчала и пожала плечами.
— Почему?
— Не знаю.
— Но ты же когда-нибудь видела, как она злится?
— Она порезала себя, так что можете… — Туула замолчала, покачала головой.
— Что ты хотела сказать?
— Что вы можете забыть о ней… Она скоро покончит с собой, и тогда одной проблемой у вас станет меньше. — Туула избегала смотреть комиссару в глаза.
Она вдруг уставилась на собственные пальцы, буркнула что-то себе под нос, вскочила и вышла из комнаты.
Глава 39
В комнату в сопровождении опекуна вошла Каролина — девочка чуть старше остальных. На ней была длинная, слишком широкая для нее футболка с котенком. Одну руку окольцовывала татуировка из рун, на сгибе локтя белели старые шрамы от инъекций.
Поздоровавшись с комиссаром, девочка застенчиво улыбнулась и присела на краешек кресла возле коричневого письменного стола.
— Туула говорит, что Викки часто удирала по ночам к своему парню, — начал комиссар.
— Не-ет, — рассмеялась Каролина.
— Почему ты так думаешь?
— Никуда она не удирала, — улыбнулась Каролина.
— У тебя уверенный голос.
— Туула всех считает законченными потаскухами, — пояснила Каролина.
— Так значит, Викки никуда не убегала?
— Ну-у… — Каролина посерьезнела.
— Что она делала, когда уходила? — Комиссар старался не выдать своего нетерпения.
Каролина коротко взглянула ему в глаза, потом перевела взгляд на окно.
— Сидела за прачечной и звонила своей маме.
Йона знал, что мать Викки умерла еще до того, как девочка попала в Бригиттагорден, но не стал спорить с Каролиной, а спокойно спросил:
— О чем они обычно говорили?
— Викки просто оставляла маме сообщения на голосовой почте… Насколько я понимаю, мать ей не перезванивала.
Йона кивнул. Кажется, никто не сказал Викки о смерти матери.
— Ты когда-нибудь слышала о человеке по имени Деннис? — спросил он.
— Нет, — не колеблясь, ответила Каролина.
— Подумай, не торопись.
Девочка спокойно посмотрела ему в глаза, однако дернулась, когда зажужжал телефон Сусанны Эст — той пришло сообщение.
— К кому могла бы отправиться Викки? — продолжал Йона, хотя беседа увяла.
— К своей матери. Мне только это приходит в голову.
— Друзья, парни?
— Нет. Но я ее не знаю… Мы обе ходили на ADLи иногда виделись, но она никогда не рассказывала о себе.
— Что такое ADL?
— Звучит как диагноз, — рассмеялась Каролина. — Но это значит All Day Lifestyle. [7]Программа для очень-очень хороших девочек. Там учат понемногу выходить на люди, разрешают ездить в Сундсвалль покупать еду, всякие классные шмотки…
— Но вы же должны были разговаривать друг с другом на этих занятиях? — Комиссар сделал еще одну попытку.
— Немного, но… нет.
— С кем в таком случае она говорила?
— Ни с кем. Кроме Даниеля, конечно.
— Куратора?
Глава 40
Йона с Сусанной вышли из номера и двинулись к лифту. Сусанна рассмеялась — оба нажали на кнопку одновременно.
— Когда можно будет поговорить с Гримом? — спросил Йона.
— Врач сказал, что вчера было еще слишком рано, и это понятно. — Сусанна коротко глянула на комиссара. — Нелегко пережить такое. Но я ему напомню, так что мы будем в курсе.
Они вышли из лифта и направились было к выходу, но остановились у стойки администратора, увидев ждущего там Гуннарссона.
— Да, и я получила сообщение, что вскрытие уже началось, — сказала комиссару Сусанна.
— Отлично. Как ты думаешь, когда мы получим первый протокол?
— Поезжайте домой, — одышливо засопел Гуннарссон. — Вам здесь нечего делать, хрен вы получите хоть один протокол…
— Да успокойтесь вы, — удивилась Сусанна.
— Ну да, мы же тут еле ворочаемся. Пусть какой-то сраный наблюдатель контролирует нас только потому, что он явился из Стокгольма.
— Я хочу помочь, — заметил комиссар, — потому что…
— Заткнись.
— Это мое расследование. — Сусанна посмотрела в глаза Гуннарссону.
— Тогда вам, может быть, известно, что Йона Линна находится под служебным расследованием и что главный окружной прокурор уголовной…
— Ты под служебным расследованием? — изумилась Сусанна. — Это правда?
— Да. Но мое задание…
— А я-то на тебя полагалась. — Рот Сусанны сжался в булавочную головку. — Я пустила тебя в это расследование, слушаю тебя… А ты просто врешь.
— Разбираться со всем этим у меня нет времени, — серьезно сказал Йона. — Мне надо поговорить с Гримом.
— Я сам поговорю, — фыркнул Гуннарссон.
— Это же очень важно, — настаивал Йона. — Грим может оказаться единственным, кто…
— Нашей совместной работе конец, — оборвала Сусанна.
— Тебя выключили, — съязвил Гуннарссон.
— И я тебе больше не верю, — вздохнула Сусанна и пошла к выходу.
— Счастливо оставаться. — Гуннарссон направился следом за ней.
— Если будет возможность поговорить с Даниелем, обязательно спросите про Денниса, — крикнул Йона им вслед. — Спросите Даниеля, знает ли он, кто такой Деннис, а прежде всего спросите, куда убежала Викки. Нам нужно имя или место. Даниель — единственный, с кем она разговаривала, и он…
— Поезжай домой, — рассмеялся Гуннарссон, не оборачиваясь, помахал комиссару рукой и скрылся.
Глава 41
Куратор Даниель Грим одиннадцать лет работал с подростками в Бригиттагордене, хотя в штате не состоял. Он следовал образцам когнитивно-поведенческой терапии, учил выражать агрессию приемлемым способом и проводил индивидуальные собеседования с воспитанницами не реже раза в неделю.
Жена Даниеля, медсестра Элисабет, в ту ночь дежурила, и Грим решил, что она уехала в «скорой помощи», сопровождая находившуюся в состоянии тяжелого шока Нину Муландер в больницу.
Когда Даниель понял, что Элисабет лежит в прачечной мертвая, он мешком повалился на землю. Он путано твердил, что у Элисабет больное сердце, но когда до него дошло, что ее смерть — следствие насилия извне, он словно оцепенел. Руки покрылись гусиной кожей, по щекам струился пот; Даниель едва дышал и не говорил ни слова, когда его на носилках поднимали в машину «скорой».
Вытряхнув из пачки новую сигарету, Гуннарссон вышел из лифта и оказался в секторе 52-А психиатрического отделения больницы лена Вестерноррланд.
Молодой мужчина в расстегнутом белом халате вышел ему навстречу; они поздоровались, и Гуннарссон пошел следом за молодым врачом по коридору со светло-серыми стенами.
— Я уже сказал вам по телефону и продолжаю утверждать, что допрос вряд ли имеет смысл на таком раннем…
— Я с ним просто поболтаю.
Врач резко остановился и несколько секунд смотрел на Гуннарссона, а потом принялся объяснять:
— Даниель Грим пребывает в состоянии посттравматического стресса. Это тяжелое расстройство психики, которое возникает в результате психотравмирующих факторов…
— Наплевать мне на это, — перебил Гуннарссон. — Он не набит таблетками под завязку? Не отключился ко всем чертям?
— Нет, не отключился. Но я не позволю вам встретиться с ним, если…
— У нас двойное убийство.
— Вы прекрасно знаете, кто здесь принимает решения, — спокойно перебил врач. — Если я сочту, что беседа с полицейским негативно повлияет на процесс реабилитации пациента, вам придется подождать.
— Да, конечно. — Гуннарссон сделал над собой усилие и заговорил спокойнее.
— Но так как пациент сам несколько раз повторил, что хочет помочь полиции, я решил, что вы можете задать ему несколько вопросов в моем присутствии.
— Весьма благодарен, — улыбнулся Гуннарссон.
Они завернули за угол, миновали ряд окон, выходящих во внутренний двор, с видом на слуховые окна и барабаны вентиляторов; наконец врач открыл дверь палаты.
Простыня с одеялом лежали на диванчике, а сам Даниель Грим сидел на полу под окном, привалившись спиной к батарее. Его лицо было странно расслабленным; он не поднял взгляда на вошедших.
Гуннарссон подтащил к себе стул и уселся перед Даниелем. Прошло несколько минут; Гуннарссон выругался и присел на корточки перед скорбящим.
— Мне надо поговорить с вами, — начал он. — Мы должны найти Викки Беннет… Ее подозревают в убийствах в Бригиттагордене.
— Но я… — Даниель что-то прошептал.
Гуннарссон резко замолчал и стал ждать продолжения.
— Я не расслышал.
Врач молча наблюдал за ними.
— Я не думаю, что это она, — прошептал Даниель. — Она очень добрая…
Он вытер слезы на щеках и под очками. Гуннарссон пояснил:
— Я знаю, что вы связаны требованием конфиденциальности. Но вы сможете как-то помочь нам найти Викки Беннет?
— Я попробую, — пробормотал Даниель, после чего крепко сжал губы.
— У нее есть знакомые, которые живут рядом с Бригиттагорденом?
— Может быть… Мне как-то трудно собраться с мыслями…
Гуннарссон застонал и попробовал сформулировать вопрос по-другому.
— Вы были куратором Викки, — серьезно начал он. — Как по-вашему, куда она направилась? Нам наплевать, виновна она или нет. Об этом мы ничего не знаем. Но мы знаем, что она похитила ребенка.
— Не может быть, — прошептал Грим.
— К кому она направляется? Куда едет?
— Она напугана, — дрожащим голосом ответил Даниель. — Скорчилась под каким-нибудь деревом, спряталась, это… это… О чем вы спрашивали?
— Вам известно о каком-нибудь ее тайнике?
Даниель забормотал что-то о сердце Элисабет, о том, что он уверен — у жены просто не выдержало сердце.
— Даниель, если вам трудно, не отвечайте, — сказал врач. — Если вам надо отдохнуть, я попрошу этого господина зайти позже.
Даниель затряс головой, постарался дышать спокойнее.
— Назовите какие-нибудь места, — не отступался Гуннарссон.
— Стокгольм.
— Где именно?
— Я… я ничего не знаю о…
— Да черт же дери! — взревел Гуннарссон.
— Простите, простите…
Подбородок Даниеля дрожал, углы губ опустились, в глазах стояли слезы. Он отвернулся и громко заплакал, сотрясаясь всем телом.
— Она убила вашу жену молотком и…
Даниель стукнулся головой о батарею с такой силой, что очки с толстыми линзами упали ему на колени.
— Вон отсюда, — резко сказал врач. — И молча. Я допустил ошибку. Больше никаких бесед.
Глава 42
Парковка перед больницей Сундсвалля была почти пуста. В пасмурный день длинное здание производило впечатление необитаемого. Бурый кирпич заштрихован белыми рамами словно бы незрячих окон. Йона прямо через низкий кустарник направился к входу в больницу.
На медицинском посту в холле никого не было. Комиссар немного подождал у регистрационной стойки с выключенной лампой; наконец возле поста остановился уборщик.
— Где у вас отделение судебной медицины? — спросил Йона.
— Это двадцать пять миль к северу отсюда, — приветливо улыбнулся уборщик. — Но если вы имеете в виду патологоанатома, я могу вас проводить.
Вместе они прошли по безлюдному коридору и в просторном лифте спустились в подземный этаж больницы. Там было холодно; большие плиты пола кое-где потрескались.
Уборщик открыл несколько тяжелых, обитых железом двойных дверей; в конце коридора показалась еще одна дверь, на которой висела табличка «Отделение клинической патологии и цитологии».
— Удачи! — сказал уборщик, указывая на дверь с табличкой.
Йона сказал «спасибо» и пошел по коридору; на линолеуме виднелись следы колесиков от каталок и тележек. Комиссар миновал лабораторию, открыл дверь в секционную и вошел в выложенное белым кафелем помещение, где стоял сделанный из нержавеющей стали стол для вскрытия. С потолка свешивалась люстра; ее свет, вместе с сиянием ламп дневного света, производил гнетущее впечатление. Дверца морозильной секции зашипела, и двое мужчин выкатили оттуда поддон.
— Прошу прощения, — сказал Йона.
Тощий мужчина в белом халате обернулся. Блеснули очки-«пилоты» с белыми дужками. Главный патологоанатом Нильс Олен из Стокгольма, старинный приятель Йоны, которого все звали Нолен. Рядом с Ноленом стоял его юный ученик Фриппе; крашенные в черный цвет длинные волосы лежали прядями на белом халате.
— Как вы здесь оказались? — обрадовался комиссар.
— Мне позвонила какая-то женщина из уголовной полиции. Она мне угрожала, — сообщил Нолен.
— Анья.
— Я так испугался… Она зашипела: «Йона же не может доехать до самого Умео, только чтобы поговорить с судебным медиком».
— И раз уж мы здесь, то воспользуемся случаем и съездим на Нордфест, — поделился Фриппе.
— В клубе «Дестройер» играют The Haunted, — сдержанно улыбнулся Нолен. 1 ... 6 7 8 9 10 11 12 13 ... 46 2014-07-19 18:44
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • © sanaalar.ru
    Образовательные документы для студентов.