.RU
Карта сайта

Федерико Моччиа Три метра над небом - 11

16


Год назад.
– Баби, Баби! – стучит Даниела в дверь ванной.
Но Баби не слышит. Она стоит под душем, и вдобавок по радио на полную громкость поют U2. Наконец Баби что то услышала. Будто сильный стук, выбивающийся из ритма ударника. Она закрывает воду и, не вытираясь, убавляет звук.
– Ну что там такое?
Даниела вздыхает с облегчением:
– Наконец то, я уже целый час стучу. Тебе Паллина звонит.
– Скажи ей, что я в душе, перезвоню через пять минут.
– Она говорит, у нее что то срочное.
Баби фыркает.
– Ну ладно! Давай сюда телефон.
– На, держи.
Баби отворяет дверь. Даниела стоит с трубкой в руке.
– Только недолго, мне должна Джулия позвонить.
Баби вытирает ухо, прежде чем поднести к нему трубку.
– Ну, что там стряслось?
– Ничего, хотела просто поболтать. Чем занимаешься?
– Принимала душ. Не знаю, как это у тебя выходит, но ты все время звонишь мне, когда я в ванной.
– Ты разве не встречаешься сегодня с Марко?
– Нет, он сегодня пошел к другу заниматься. У него экзамен через два дня. Биология.
Паллина на секунду умолкает. И все же решает ничего не говорить.
– Отлично, я зайду за тобой через десять минут.
Баби берет маленькое полотенце и вытирает волосы.
– Я не могу.
– Ну пойдем, съедим по пицце...
Баби пытается возразить. Но все причины – усталость, несделанные задания и безумное желание посидеть дома в халате и ночной рубашке перед телевизором – разбиты в пух и прах. Через некоторое время она уже сидит на Vespa позади Паллины, изрядно напуганной движением в час пик.
– Ты куда едешь?
– А что?
– Мы не к Баффетто едем?
– Нет.
– А почему?
– В жизни нужны перемены. Баби, ты теперь такая обыкновенная! Всегда к Баффетто, всегда «хор» по латыни, все как всегда! Кстати, а с кем ты сейчас?
– Как это – с кем? С Марко вроде бы.
Баби обескураженно глядит на Паллину. Неизвестно почему, но она уверена, что подруге Марко не нравится.
– Вот видишь, ты и тут такая скучная! Надо что то менять.
– Какого праздника?
– Ну... мы уже кучу времени никуда не ходили вдвоем.
Баби думает: а ведь она права. Когда она изредка куда то ходила, то только с Марко. И теперь так хорошо быть здесь, с подругой. Пал лина роется в карманах куртки. Наконец вытаскивает заколку со стразами и сердечками из камушков, собирает волосы и закалывает их.
Милое круглое личико показывается во всей своей красе. Баби улыбается.
– Какая красивая заколка. Тебе очень идет.
– Нравится? Я ее купила на площади Карли у Брусколи.
Приносят пиво. Баби смотрит на бокалы: какие большие!
– Это средние? Какие же тогда большие?
Паллина поднимает свой бокал.
– Да ладно тебе. – Она чокается с бокалом Баби, немного пива выплескивается и вспенивается на скатерти.
– О о о о... – Паллина ставит бокал на стол. – Какой кайф...
И вытирает рот, тщательно, с силой проводя по губам салфеткой. Иногда ей нравится напускать на себя суровый вид. Баби открывает пакетик хлебных палочек. Вытаскивает одну поподжаристей и начинает хрустеть. Потом оглядывает зал. Группки ребят весело болтают, поглощая кусочки пиццы с помидорами. Девушки с претензией едят ножом и вилкой все, даже асколанские оливки. Юная парочка беседует, ожидая, пока их обслужат. Милая девушка с темными, не очень длинными волосами. Юноша галантно наливает ей вина. Его видно со спины. Неизвестно почему, но Баби кажется, что она его знает. Мимо них проходит официант. Парень его останавливает и спрашивает, готова ли их пицца. И тут Баби видит его в лицо. Это Марко. Хлебная палочка ломается у нее в руках, а внутри что то обрывается. Воспоминания, чувства, прекрасные мгновения, нашептанные слова любви завертелись в вихре иллюзий. Баби бледнеет. Это видит Паллина:
– Что с тобой?
Баби не может вымолвить ни слова. Только указывает куда то в глубину зала. Паллина оборачивается. Официант отходит от столика. Паллина видит все. Марко улыбается сидящей напротив него девушке. Гладит ей руку, уверенный в том, что скоро принесут пиццу и вечер продолжится как надо. Паллина поворачивается к Баби.
– Вот же сукин сын. Просто слов нет. Все мужики одинаковые! Это у него такой экзамен по биологии! К анатомии, наверное, готовится.
Баби молча опускает голову. По щеке ползет слеза. На подбородке она останавливается, но подгоняемая печалью, ныряет в пустоту.
– Паллина с сожалением смотрит на подругу.
Прости, я не хотела.
Она вынимает из кармана разноцветную бан дану и отдает Баби:
– Она, наверное, не к месту, слишком веселая, но все же это лучше чем ничего.
Баби смеется каким то всхлипывающим смехом. Вытирает слезы и шмыгает носом. Ясные, чуть покрасневшие глаза пристально глядят на подругу. Баби снова смеется, звучит это почти как всхлип. Паллина гладит ее по подбородку, стирая слезу.
– Ну не надо, не плачь, он того не стоит. Где он найдет другую такую, как ты? Это ему надо плакать. Он не знает, что потерял. Только и может, что гулять с девками типа этой.
– Как же я его ненавижу!
– Молодец! Уже лучше. Его надо проучить! – Паллина чокается с подругой, и обе приканчивают пиво одним длинным выстраданным глотком.
Баби во встрепанном состоянии, она не привыкла напиваться, и вообще положение для нее непривычное, но она решительно улыбается подруге.
– Ты права. Он у меня получит! Есть идея. Идем, поговорим с Фабио.
Марко весело смеется, подливая девушке холодного «Галестро». Он умеет развлекать женщин, правда, вино выбирать не умеет совсем.
В тот вечер владелец «Нуова Фьорентина» мог гордиться. Еще никто столь очаровательный не обслуживал его гостей. Очаровательная, если быть совсем точным. Баби идет между столиков с пиццами в руках. Все ясно. Вот эта, с моццареллой без анчоусов, – ему. Сколько раз он заказывал такую при ней. И сколько раз потом нежно кормил ее из своих рук.
Как больно! Лучше не думать. Она оборачивается. Фабио и Паллина стоят у кассы. Они подбадривают ее улыбками. Баби собирается с духом. Она слегка оглушена. Пиво ударило ей в голову и помогло подойти к столу Марко.
– Это для вас.
Она кладет белую фокаччу с сыром перед девушкой. Девушка изумленно смотрит на нее.
– А это тебе, козел!
Марко не успел даже удивиться. Моццарелла с помидорами стекает по лицу, обжигающая пицца превратилась в шапку на голове. Фабио и Паллина зааплодировали, а за ними и весь ресторан. Чуть пьяная Баби кланяется. Затем уходит под ручку с Паллиной, вслед ей несутся шуточки гостей и обалделый взгляд девицы Марко.
Молча они подходят к мотороллеру. Баби тесно тесно прижимается к Паллине. Но ей не страшно. На улицах куда меньше машин. Прижавшись щекой к спине подруги, она следит глазами за мелькающими деревьями, красными и белыми огоньками машин. Мимо проезжает оранжевый автобус. Баби закрывает глаза. Ее охватывает дрожь, затем проходит. Ее бросает то в жар, то в холод, ей одиноко. Молча они подъезжают к дому. Баби слезает с мотороллера.
– Спасибо.
– За что? Я ведь ничего не сделала.
– Пиво было замечательное, – улыбается Баби. – Завтра в школе я тебя угощаю. Надо отметить.
– Что отметить?
– Свободу.
Паллина обнимает ее. Баби прикрывает глаза. У нее вырывается рыдание, но тут же она овладевает собой. Паллина смотрит, как Баби бежит по ступенькам и скрывается в подъезде. Потом заводит Vespa и уносится в ночь.
Позже Баби, раздеваясь, вытащит из кармана деньги. Запустив руку в карман снова, проверить, не осталось ли чего, она очень удивляется. Даже улыбается. В кармане – заколка Пал лины, со стразами и сердечками. Паллина сунула ее в карман подруге, пока они обнимались.
1 ... 7 8 9 10 11 12 13 14 ... 35 2014-07-19 18:44
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • © sanaalar.ru
    Образовательные документы для студентов.