.RU
Карта сайта

Хорошенькое средство, однако! - 22


— Ты чего? — пробормотал я. Наши губы теперь пребывали далеко друг от друга, что мне было очень не по душе. Подобная дистанция оставляла слишком много места для ненужных мыслей, а когда речь шла о нас с Саске, думать оказывалось не самой удачной затеей. Но Учиха был неумолим: шестеренки его сознания клацнули, и он отстранился окончательно. Я, огорчённый тем, что это меня огорчило, растерянно потер затылок и нагнулся, чтобы поднять кисть, которую во время поцелуя уронил на пол. — Ладно, давай уже наконец покончим с этим.
И к моему большому удивлению, нам таки удалось докрасить всю гостиную. Не то чтобы мы не делали перерывов в работе, делали, конечно… и не раз. Но в том, что он назвал меня добе, вовсе не было моей вины! Как, впрочем, и в том, что я решил не упускать возможности лишний раз напомнить ему, кто здесь теме.
Дважды…
К тому времени, как мы со всем управились, непроглядная темнота застелила небо, поглотив тёплые солнечные лучи и оставив нас наедине с нажитой за день усталостью. Пока Саске принимал душ, я на скорую руку сделал нам перекусить: парочку бутербродов на гриле и рис. В этот раз я нарочно заставил Учиху прибирать на кухне после обеда, чтобы он раз и навсегда усвоил всё, о чём я говорил ему ранее. Вновь одолжив у Саске одежду для сна, я облачился в уютную мягкую пижаму и отправился в спальню. Придурок уже сидел в кровати и, положив тетрадь на колени, что-то усердно в ней писал. Поморщив нос, я забрался в постель и, прокладывая себе путь под одеяло, вскользь заглянул в его писанину.
— Неужели великий Учиха Саске забыл сделать домашнюю работу? Стареешь, друг мой, — ни на секунду не отрывая ручки от бумаги, Саске окинул меня равнодушным взглядом. Ну а как же! Видать, строчит очередной идельно-шедевральный ответ!
— Это на среду. К завтрашним урокам я уже подготовился, — вот видите?! Сплошное совершенство! Я громко вздохнул и, устроившись поудобнее на своей половине кровати, прикрыл веки.
— Ты один из тех зубрил, которых следовало бы проучить, заперев в шкафчике. За то, что на их фоне успехи всех остальных учеников выглядят из рук вон плохо, — проговорив эту мысль вслух, я фыркнул: так глупо она прозвучала. Хоть Саске и был отличником в учебе, но это вовсе не лишало его способности при необходимости надрать задницу любому встречному-поперечному. И я был одним из тех, кто смог хоть немного подпортить идеальность статуса этого ублюдка.
— По себе людей не судят, знаешь ли, — пробормотал я и, услышав легкий хлопок, сигнализирующий о том, что Учиха покончил со всеми своими делами, повернулся к нему спиной. Хотя зажмуренные веки почти не пропускали искусственный свет, давая мне возможность наслаждаться спасительной темнотой, но я все равно почувствовал, как Саске погасил лампу. Его тело плавно опустилось на кровать, под тёплое одеяло, и я чуть было не выругался сквозь зубы, когда и мои мышцы рефлекторно расслабились. Как будто я только этого и ждал, чёрт возьми! Сон уже практически подчинил моё сознание, но у меня всё же оставалась пара секунд, чтобы ощутить мягкое скользящее прикосновение чужой руки к своему бедру и последовавшие за этим крепкие объятия. Объятия, которые совсем недавно были случайными. Объятия, которые буквально пару дней назад не на шутку меня испугали.
Я успел напоследок лишь устало вздохнуть — и поддался убаюкивающей колыбельной сна.
А затем настало классическое утро понедельника. Я проснулся оттого, что в окно спальни Саске со всей дури хлестал дождь. Это был первый знак. Вторым же оказалось то, что я встал на двадцать минут раньше, чем зазвонил будильник Учихи. Я до сих пор чувствовал усталость, но жажда наконец всё прояснить подгоняла мое тело к активным действиям. В отличие от Саске. Но опять-таки, этот придурок никогда не проявлял особого интереса к происходящему, вырвать его энтузиазм из вечной спячки было под силу разве что горшку с лепреконским золотом. Но даже обнаружив сокровище, Учиха вряд ли бы расщедрился на нечто большее, чем надменное фырканье. Наверное, Какаши попал в точку, утверждая, будто мы общаемся посредством издевок, потому что тем утром между нами воцарилась мрачная тишина.
Саске то и дело поглядывал на часы с такой опаской, словно они вот-вот спрыгнут со стены и набросятся на него. Но меня волновало вовсе не это: гораздо больше тревожило то, что я вдруг ни с того ни с сего начал обращать внимание на такие пустяки. Одолеваемый подобными размышлениями, я и слова не проронил по дороге в школу. Учиха ехал чертовски медленно: то ли ему мешали сгустившиеся из-за дождя сумерки, то ли его собственные принципы. Но мне было абсолютно параллельно, так что я даже ни разу не возмутился. Понедельник — день тяжёлый… отстойный, я бы даже сказал. И когда мы словно подстреленные бежали через автостоянку к дверям школы, я был всё ещё уверен, что это всего-навсего обычный понедельник. Зачем мы так старались не намокнуть — загадка века, потому что дождь лил как из ведра, и укрыться от его ледяных потоков было просто нереально. Переступив через школьный порог, я звонко рассмеялся, что есть силы мотая головой, дабы стряхнуть с волос холодную влагу. Рассмеялся в первый и последний раз за тот день. Саске был слишком взрослый для подобных выходок, поэтому он ограничился тем, что один раз смахнул воду с головы ладонью.
— Ты похож на мокрую крысу, — констатировал я. Учиха фыркнул в ответ на мой комплимент, пока мы шли от боковой двери через столовую к раздевалке. Внезапно раздался громкий звонок, провозглашающий, что до начала занятий осталось десять минут. Что же, неудивительно, что кафетерий оказался пуст. — Чёрт, понедельники, как же я вас ненавижу!
— Как, собственно говоря, и любые дни недели, когда необходимо задействовать свои мозги, — то ли со мной что-то не то, то ли он затолкал свою презрительно-надменную сущность куда подальше? Я осторожно покосился на Учиху и резко толкнул дверь, ведущую в главный коридор школы. Возможности поинтересоваться, что же стряслось с Саске, у меня просто не осталось: в ту же секунду в обычно шумном, жужжащем от обилия учеников холле воцарилась мёртвая тишина. Я буквально всем своим нутром почувствовал, как в нас, словно кинжалы, вонзились десятки чужих взглядов. Я медленно вскинул бровь и воззрился на Учиху, но на того, к моему удивлению, необычное поведение ребят не произвело никакого впечатления. Вопросительно оглядываясь по сторонам, я пододвинулся ближе к Саске. Кое-что в сложившейся ситуации меня крайне напрягало. Во-первых, никто упорно не хотел смотреть мне в глаза, будто я внезапно превратился в медузу Горгону или как там её. Хотя на самом деле всё было наоборот: если кому-то и был под силу подобный трюк — превращать людей в камень, то это только высокомерному ублюдку напротив, но уж никак не мне.
Ну а второе — и главное: все вокруг шептались. Как же это бесило. Едва Саске появлялся в школе, девчонки обычно бросали свои разговорчики и принимались по-дурацки хихикать. Но теперь, когда я не услышал ни одного смешка, навязчивого воркования или маниакального вопля, до меня дошло: что-то здесь нечисто. Этому также способствовал тот факт, что среди тотального шепота и тихих разговоров вполголоса то там, то здесь звучало мое имя. Неужели им всем известно об ограблении? Наверняка… в смысле, обычно ведь люди так просто не вызывают домой отряд полиции и прочих служб. Но ведь я ничего не сделал, а взломы — вообще обычное дело в нашем мире, где пруд пруди всяких злодеев и криминальных элементов. Я скорее ожидал услышать в свой адрес пару издевок от друзей, что, мол, пора бы научиться закрывать дверь на замок, но это… переходило все границы. Такие внимательные взгляды и активные обсуждения до ужаса раздражали. Я оказался вовсе к ним не готов.
— Складывается такое впечатление, что они никогда раньше не слышали о жертвах ограблений, — я дернул дверцу шкафчика и принялся стягивать промокшую до нитки куртку.
— Просто не обращай внимания, рано или поздно им надоест пялиться, — эта реплика заставила меня прекратить жаловаться и взглянуть на своего товарища. Меня глючит, или он только что дал мне совет? Все мои теории относительно Саске будто растоптали, выкинули в окно, а потом ещё и переехали на всякий случай асфальтоукладочным катком. Учиха, раздающий советы направо и налево, — да это все равно что если бы Какаши вдруг взбрело в голову уйти в монастырь! Неужто это знак, что конец света не за горами?
— Ааа... да, — я вяло согласился и закрыл шкафчик, в ту же секунду прогремел второй звонок. — Отлично, Анко меня живьем съест. Слушай, сделай одолжение — просто пристрели ме…
— Хватит, — я удивленно моргнул, но внезапно вспомнил, что случилось с родителями Саске, и прикусил язык.
— Я вовсе не хотел ска… я совсем не то имел в виду, прости, — я попытался загладить вину, но взгляд Учихи стал только жестче.
— Сделай одолжение сам себе: забудь раз и навсегда, что ты умеешь разговаривать. А ещё… — я уже ожидал было услышать очередную издевку, которые являлись привычным делом, когда мы оба злились. Ну да, оскорбления, а ещё поцелуи, как же! Но тут я был более чем уверен, что Саске не станет усложнять наши и без того запутанные взаимоотношения лобзаниями на глазах у всей школы. Слишком многие уставились на нас. Но ничего не случилось, никакого оскорбления я не услышал.
— А ещё что? — я прямо-таки напрашивался на наказание, и моя привычка задавать глупые вопросы это подтверждала.
— Иди в класс, — ну, по крайней мере, хоть некоторые вещи остаются неизменными. Например, равнодушное отношение Учихи. С этими словами Саске направился на свой урок, а я поспешил по людным школьным коридорам в нужный мне класс, попутно стараясь игнорировать, как бессовестно все на меня пялились. Саске же сказал, что рано или поздно это закончится, верно? Уверенно кивнув сам себе, я перешагнул порог кабинета естествознания, повторяя про себя совет Учихи по поводу непрекращающегося вокруг шепота. Стойте, да ведь и Анко была сама не своя: никогда раньше я не замечал, чтобы она мешкала перед тем, как вызвать меня к доске. Но вышло так, что она даже не поинтересовалась, готов ли мой научный проект, и не сделала мне замечание, когда я принялся рисовать в блокноте, на время взятом взаймы у Саске. Я должен был понять: что-то не так. Это было очевидно. Но частенько случается так, что жизненно важные вещи заметить сложнее всего.
— Шика! Собачник! — Киба и Шикамару замолчали, прервав разговор, как только я шлепнулся за парту и, усмехнувшись, несильно хлопнул Инузуку по плечу. — Только, ребята, умоляю вас, не говорите, что и вы туда же: затихаете, завидев меня на горизонте. Я такой реакцией уже сыт по горло — мне её хватит на всю оставшуюся жизнь.
— Просто не обращай внимания, — посоветовал, зевая, наш вечно сонный товарищ. Несмотря на то, что Шикамару был, как и всегда, гениально ленив, Киба казался менее разговорчивым, чем обычно. Но я опять-таки всё списал на грёбаный понедельник. Хоть начинался уже третий урок, на часах едва пробило одиннадцать.
— Чувак, ты говоришь точь-в-точь как Саске, — пожаловался я, закатывая глаза. Шикамару лишь повел плечами. — Ты-то как? Выспался?
— Да я пытался на английском, но Ино помешала. Очередной «вопрос жизни и смерти» — сам понимаешь. Проблематичная девушка…
— О, кстати! Как прошло ваше свидание? — Нара закрыл лицо руками, но это не помешало мне заметить румянец, так вовремя проступивший на его щеках. — Слушай, Киба! Это просто невероятно! Шикамару покраснел при упоминании о девушке! Оу, наш малыш Шика, кажется, начинает взрослеть. Прямо чувствую себя гордым родителем.
— Гордым родителем… — повернув голову, я окинул удивлённым взглядом Кибу, который всё это время смотрел на меня как-то странно. Но Инузука весело усмехнулся и взлохматил мои мокрые волосы, развеяв тем самым все подозрения. — Неужели ты готов ради меня на операцию по смене пола?
— Офигел? — я оттолкнул его руку, недовольно поглядывая на Кибу и рыча. — Да как будто бы я согласился встречаться с таким идиотом, как ты.
— Да уж. У вас слишком много общего, — вмешался в разговор Саске, опускаясь на сидение рядом со мной, и, положив вещи на парту, удручённо вздохнул.
— Такс, давайте-ка проясним одну вещь. От меня не несет псиной и блох не имеется.
— А у меня в свою очередь есть мозги и шарм, перед которым не устоит ни одна девушка, — с улыбкой парировал Киба, заставляя меня поморщиться.
— Да в одном моём правом мизинце концентрация серого вещества выше, чем во всём твоем теле.
— Вы оба уж слишком шумные, — пробормотал Шикамару, уткнувшись в скрещенные на парте руки. По всей видимости, мы мешали ему заснуть. Вскоре в кабинет зашел учитель, и вся весёлость мигом улетучилась. Тогда-то я и вспомнил вновь про те странные взгляды, которыми одноклассники продолжали меня одаривать. Опираясь головой на руку, я раздражённо осмотрел классную комнату и усмехнулся при виде того, как быстро все окружающие отвели глаза. Ха, это была моя маленькая победа! Я перевел взгляд на Саске: он молча писал конспект. Чёрт, оказывается, лекция уже началась. Но, как бы то ни было, к своему удивлению, я обнаружил, что и сам успел что-то начеркать в тетради. А вот Учиха, кажется, действовал совсем иначе: он выделял из речи преподавателя наиболее важные, ключевые пункты и записывал только их — в строгом хронологическом порядке, указывая рядом с каждым блоком информации дату проведения урока. Педант, чтоб его! Пока Саске писал одной рукой, второй он придерживал голову: кончики двух пальцев покоились на виске, безымянный и мизинец лежали на щеке, а подушечкой большого пальца Учиха подпирал подбородок. Даже во время такого обыденного и скучного занятия, как конспектирование лекции, ублюдок умудрялся выглядеть так, словно позирует для модного журнала!
— Есть какая-то причина, или ты просто на меня пялишься? — вопросил он так тихо, что я уже хотел было притвориться, что не расслышал, но, не выдержав, фыркнул.
— Просто интересно, как кое-кому удалось, не прикладывая абсолютно никаких усилий, так быстро избавиться от образа полнейшего ублюдка?
— Хн, — заслышав из динамиков внутренней связи предупредительную мелодию, я поспешно вскинул голову. Зазвучавший затем голос Шизуне заставил меня простонать: я опять зачем-то понадобился бабуле. Чёрт возьми, ну что на этот раз? Я грустно вздохнул и поднялся с места, не сомневаясь: вот-вот на весь класс прозвучит и имя Саске. Поэтому тот факт, что секретарь директора просто-напросто закончила своё объявление словами «спасибо за внимание», заставил меня нахмуриться. Учиха, по всей видимости, также был крайне недоволен подобным игнорированием его персоны, потому как, прищурившись, злобно поглядывал на динамики. Но времени перекинуться хотя бы парочкой слов у нас не осталось — учитель буквально за руку выпроводил меня из кабинета.
Путь до кабинета Цунаде был недолгим, к тому же я всерьёз озадачился вопросом, что за правило нарушил на сей раз. Как ни странно, впервые за долгое время ничего подходящего на ум не приходило. Вероятно, новоявленный извращенец по имени Какаши припрятал для меня ещё парочку фокусов? Но в таком случае почему они не пригласили заодно и Саске? Тогда, может быть, из-за учёбы? Наверное, Анко написала на меня докладную, ведь домашку я так и не сделал. Но опять-таки, Учиха ведь обещал, что это ничего страшного! Он постоянно ведет себя так, будто знает обо всём на свете. Будто ему и в школу даже ходить не надо! Пыхтя от злости, я отворил дверь в приемную, решив про себя, что совладать с гневом мне будет гораздо проще, чем с тем же замешательством. Шизуне ласково улыбнулась и проводила меня в кабинет директора, уверяя, мол, Цунаде уже ждёт меня. По крайней мере, я был уверен, что дело придется иметь только с ней. Но…
— Развратник! А ты какого чёрта здесь забыл? — на мой зов обернулись сразу двое, и я мысленно отвесил себе подзатыльник, осознав, что, пожалуй, вокруг меня за последнее время скопилось слишком много извращенцев. Необходимо срочно придумать новые клички. — Пусть ответит любой из вас, мне без разницы.
— Ну, меня пригласила госпожа Цунаде, — проговорил Хатаке, жутковато ухмыляясь, в принципе, как и на каждом из наших сеансов психотерапии.
— Собственно как и меня, — так, ладно, а вот на это я ни за что не куплюсь.
— Да бабуля вообще запретила тебе приближаться к школе! Так что нечего мне тут впаривать! — но когда я взглянул на директрису в надежде, что она подтвердит мои слова, Цунаде раздражённо скривилась. Нет, она, конечно, всегда пребывала в отвратном расположении духа, когда мне приходилось вот так навещать её в кабинете, но в этот раз её гнев, казалось, имел совсем другую природу. Сейчас она была скорее расстроена, нежели зла.
— Наруто, присядь, — я молча кивнул и опустился на стул, который автоматически считал своим собственным. В конце концов, руку на отсечение даю, моя задница гостила там намного чаще, чем чья бы то ни было.
— Ладно, ладно, что бы ни сказал вам Какаши — всё неправда. Так и знайте! Я буду всё отрицать! За эту неделю мы с Саске ни разу не подрались… ну по крайней мере в прямом смысле этого слова… блин! Да и вообще, скажите этому извращенцу, чтобы держался от меня подальше! Особенно от моих губ! — воскликнул я, недовольно поглядывая на психотерапевта.
— Да-да, я знаю, что позитивное наказание не только работает, но и пришлось вам по душе. В случае чего буду первым, кто поздравит вас с очередным прогрессом, — глаза Какаши светились тайным знанием, и этого мне хватило с головой, чтобы покраснеть. Как, чёрт возьми, он пронюхал о событиях прошлых выходных? Мы ведь не встречались с ним со среды, и я был более чем уверен: я наверняка бы заметил эту копну седых волос, притаись он в кустах рядом с моим домом. А ещё я очень сомневался, что он был осведомлён о месте обитания Учихи. Так какого чёрта, спрашивается, он лыбится так, словно знает, о чем я думаю?
— И всё же, для чего я вам понадобился? — постарался я как можно скорее сменить тему. Хотелось уже побыстрее покончить с этим и отделаться от Какаши хотя бы денька на два. С этими словами я испытующе уставился на троицу взрослых, интуитивно ощущая, как вся весёлость и непринуждённость мигом испарилась из комнаты. Взрослые в свою очередь нервно переводили взгляды с меня друг на друга, как будто молча решая, кому предоставить слово.
— Наруто, — неуверенно начала Цунаде, внимательно глядя мне в глаза. — По поводу субботы. Кое… кое-что случилось.
— Ну да, вообще-то кто-то вломился в мой дом. Так что, удалось найти людей, которые посмели это сделать? А то уж больно хочется набить им морду! — боже, подумать только, как глупо я себя вел, по-детски упрямо игнорируя все те многочисленные знаки, которые в тот день преподносила мне судьба. Наверное, Саске был прав, когда говорил о том, что вырасти-то я вырос, а вот повзрослеть — явно не успел. Но в тот злополучный понедельник что-то внутри меня умерло, что-то юное и наивное.
— Да, Наруто. Одного из взломщиков полиция задержала прямо на месте преступления. Кроме того… они обнаружили ещё кое-что, — я весь похолодел и поджался, наблюдая, как вечно развесёлый Какаши, ступив вперед, облокотился о директорский стол, и в этот раз что-то с его улыбкой было не так. Она казалась… горькой? Сердце в груди, пропустив удар, заколотилось сильнее, но я успешно этим пренебрег.
— Что вы имеете в виду? Если вора поймали… из-за чего тогда весь этот сыр-бор? — не унимался я, наивно полагая, что моё поведение заставит мрачное выражение на их лицах исчезнуть и всё наладится само собой. Но этого не случилось, Какаши, Цунаде и дед продолжали хмуро смотреть на меня, и я сильнее стиснул в ладони плотную складку джинсов, которые Саске одолжил мне сегодня утром.
— Когда мы позвонили тебе в первый раз, мы не были ещё в курсе всех аспектов сложившейся ситуации и понятия не имели о том, насколько всё серьезно. Мы также полагали, что это рядовое ограбление, но когда полиция прочесала весь дом… — Цунаде притихла, словно пытаясь подобрать нужные слова, и на помощь ей пришел Джирайя. Он как никто другой знал — любые старания тут бессмысленны: всё равно что ломать голову над тем, как сбросить хрустальную вазу с балкона, не разбив её при этом.
— Эту пилюлю не подсластить, как ни пытайся. Я скажу прямо, сынок, потому что знаю — ты достаточно сильный и ты справишься, — с этими словами дед отошел от стены и остановился в нескольких шагах от моего кресла. Будучи совершенно неуверенным, хочу ли я, чтобы Джирайя продолжал говорить, или нет, я вскинул голову и взглянул прямо ему в глаза. Впервые за последние несколько дней мысль узнать наконец правду о том, что случилось у меня дома, не казалась мне заманчивой. Но никому не под силу остановить время. — Мы нашли твоих родителей.
— Нашли… — никогда раньше одно-единственное слово не резало слух так сильно. Нашли… словно старую, давным-давно потерянную игрушку, словно ветхое, затёртое до дыр одеяло, которое за ненадобностью упекли на самую верхнюю полку и забыли. Было и так понятно, что имеет в виду Джирайя, но мне отчего-то нужно было услышать это. — Так где-е… они?
— Их пришлось увезти, — он замолк, вокруг повисла напряжённая тишина, словно перед драматической развязкой. Или же мне это просто привиделось: что все действия будто бы происходили в замедленном режиме. — Вскрытие придется делать в другом городе. В Конохе нет достаточно опытных специалистов.
— Я… — шокировано распахнув глаза, я окинул взглядом комнату, как будто стараясь зацепиться за что-то, что позволит мне не смотреть на их искаженные от боли лица. Я так сильно сжал пальцами чужие джинсы, что мне показалось: ещё чуть-чуть, и я их порву. В животе закрутилась тугим узлом паника вперемешку с отчаянием, заставляя меня сложиться вдвое, практически зажать голову меж колен, лишь бы сдержать острые приступы рвоты. Несколько раз я уже было открывал рот, но лишь судорожно глотал холодный воздух. Ни одно слово не сорвалось с моих губ. Несколько секунд спустя тяжелая реальность просочилась в моё сознание, и я поспешно закрыл лицо руками так, чтобы никто не мог меня видеть. Глотая обжигающие слезы, пытаясь задушить рвущуюся наружу горечь, я старался совладать со своими мыслями, которые жужжали внутри словно рой диких пчел.
1 ... 18 19 20 21 22 23 24 25 ... 45 2014-07-19 18:44
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • © sanaalar.ru
    Образовательные документы для студентов.