.RU
Карта сайта

Вероника Кэт Рот Инсургент - 13


Раздается выстрел. Я падаю.
^ ГЛАВА ПЯТНАДЦАТАЯ
Перевод: Марина Самойлова, Ника Аккалаева, Маренич Екатерина, Воробьева Галина, Мартин Анна, Вероника Романова
Редактура: Анастасия Лапшина, Юлия Исаева, allacrimo, Любовь Макарова, Индиль
Когда я поднимаю глаза, то вижу Бесстрашного солдата, стоящего над коленопреклоненной женщиной. Она одета в белую блузку и черную юбку и держит руки за головой. Улыбка Эрика кажется алчной даже в профиль.
— Дивергент, — говорит он. — Отличная работа. Отведите ее к лифту. Мы решим, кого убить, а кого оставить, за остальными придем позже.
Бесстрашный солдат хватает женщину за волосы и толкает к лифту, буквально волоча ее за собой. Она вскрикивает и хватается за ногу, пригибаясь. Я пытаюсь сглотнуть, но такое чувство, будто у меня в горле клубок ватных шариков. Эрик продолжает идти по коридору, прочь от меня, а я стараюсь не смотреть, как Искренняя женщина ковыляет, проходя прямо рядом со мной, ее волосы все еще зажаты в кулаке Бесстрашного солдата. Теперь я понимаю, что значит быть скованной ужасом: несколько секунд позволяю ему управлять собой, затем заставляю себя действовать.
Один… Два… Три… У меня появилась цель, и я бросаюсь вперед. Следить за каждым человеком, проверяя, жив ли он, занимает слишком много времени. Следующему лежащему без сознания я просто наступаю на мизинец. Нет ответа, даже подергивания. Переступаю через него и нахожу палец следующего человека, нажимаю на него жестким носком своего ботинка. Здесь тоже ничего.
В отдаленном коридоре раздается крик: "Есть один!". Услышав это, еще больше ускоряюсь. Перепрыгиваю через упавшего мужчину вслед за упавшей женщиной, через детей, подростков и пожилых, наступая на пальцы, животы или лодыжки, ища признаки боли. Едва различаю их лица, и все еще не получаю ответа. Наконец, кое-что происходит. Я наступаю на мизинец девочки-Искренней, и ее лицо дергается. Совсем немного — она хорошо скрывает боль — но и этого достаточно, чтобы привлечь мое внимание. Оглядываюсь через плечо, смотрю, нет ли кого поблизости, но из главного холла все ушли. Проверяю ближайшую лестничную клетку — есть лишь кто-то в десяти метрах со стороны правого коридора, присаживаюсь у головы девочки.
— Эй, малыш, — говорю так спокойно, как могу. — Я не одна из них.
Ее глаза приоткрываются.
— Там лестница, примерно в трех метрах от нас, — говорю я. — Когда скажу, что никто не смотрит, ты побежишь, сможешь?
Она кивает.
Я встаю и медленно поворачиваюсь по кругу. Бесстрашный предатель слева от меня смотрит в сторону, подгоняя хромающего Дивергента ударами по ноге. Два Бесстрашных предателя позади над чем-то смеются. Один впереди шагает в мою сторону, но поднимает голову и вновь идет по коридору, меняя направление.
— Сейчас, — говорю я.
Девочка поднимается и мчится к двери лестничной клетки. Я смотрю за ней, пока дверь с щелчком не захлопывается, и вижу свое отражение в одном из окон. Я не одна посреди коридора лежащих людей. Прямо позади меня стоит Эрик. Смотрю на его отражение, встречаю ответный взгляд. Пытаюсь сообразить: если двигаться достаточно быстро, возможно, он не успеет меня схватить. Но быстро осознаю, что, даже рискнув, не смогу его опередить. Пристрелить его я тоже не могу, потому что не взяла с собой пистолет. Разворачиваюсь и поднимаю локоть, он пролетает рядом с лицом Эрика. Парень ловит его прямо у своего подбородка, но не сжимает так, чтобы причинить какой-либо вред. Хватает мою левую руку одной рукой, а второй прижимает ствол к моему лбу, улыбаясь мне сверху вниз.
— Я не понимаю, — произносит он. — Ты оказалась настолько глупа, что пришла сюда без пистолета.
— Ну, зато достаточно умна для кое-чего другого, — отвечаю я, с силой наступая на ногу, в которую выстрелила меньше месяца назад. Он кричит и наносит ребром пистолета удар мне в челюсть. Сжимаю зубы, чтобы подавить стон. Кровь стекает на шею — ему удалось меня ранить. Несмотря на произошедшее, его хватка на моей руке не ослабла. Впрочем, тот факт, что он не выстрелил мне в голову, наводит на мысль, что ему запрещено меня убивать.
— Удивлен видеть тебя живой, — признается он. — Учитывая, что я тот, кто предложил Джанин построить резервуар с водой.
Пытаюсь сообразить, как бы побольнее его ударить, чтобы хотя бы немного ослабить хватку. Только я выбираю сильный удар в пах, как он тут же скользит позади меня и хватает за обе руки, прижимая к себе так, что подвижными остаются только ноги. Он впивается ногтями мне в кожу, я стискиваю зубы — от боли и прикосновения его груди к моей спине.
— Она подумала, что наблюдение за одной из реакций Дивергента на реальную версию моделирования, будет захватывающим, — говорит он, подталкивая меня вперед, заставляя идти. Его дыхание щекочет мне волосы. — И я согласился. Видишь ли, изобретательность — одно из тех наших качеств, которые нужны Эрудитам.
Он выкручивает мне руки так, что царапает мозоли на костяшках моих рук. Я смещаюсь влево прямо на ходу, пытаясь расположить одну из ног между его продвигающимися ногами. С жестоким удовольствием замечаю, что он хромает.
— Иногда творческий потенциал кажется расточительным, нелогичным… если речь не о великой цели.
Я останавливаюсь и, что есть сил, ударяю пяткой прямо ему между ног. Звонкий крик застревает у него в горле, останавливаясь прежде, чем вырвется наружу, и его руки на мгновение ослабевают. Этого времени мне вполне достаточно: я выкручиваю тело настолько сильно, насколько могу, и вырываюсь на свободу. Не представляю, куда побегу, но должна бежать, должна. Он хватает меня за локоть, притягивая назад, и вонзает большой палец в рану на моем плече, вкручивая, пока мои глаза не застилает от боли и я не начинают кричать настолько громко, насколько позволяют легкие.
— Я видел на видеозаписи, что тебя вроде бы ранили в это плечо, — признается он. — Кажется, я прав.
Мои колени подгибаются, и он хватает меня за воротник, волоча к лифту. Ткань режет горло, душит меня, я за ним не успеваю. Тело пульсирует давней болью.
Когда мы достигаем лифта, парень ставит меня на колени рядом с женщиной из Искренности, которую я видела ранее. Она и четверо других сидят между двумя рядами лифтов под наблюдением вооруженных Бесстрашных.
— Я хочу, чтобы один пистолет всегда был приставлен к ней, — говорит Эрик. — Не нацелен на нее, а приставлен.
Мужчина-Бесстрашный прижимает к моей шее дуло своего пистолета. По телу пробегает дрожь. Я смотрю на Эрика. Его лицо красное, глаза слезятся.
— Что случилось, Эрик? — говорю я, вскидывая брови. — Боишься маленькой девочки?
— Я не глуп, — отвечает он, проводя руками по волосам. — Подначивания маленькой девочки, возможно, срабатывали со мной прежде, но больше это не сработает. Ты — лучшая служебная шавка, которая имеется в их распоряжении, — он склоняется надо мной. — Которая, я уверен, совсем скоро будет раздавлена.
Одна из дверей лифта открывается, и Бесстрашный солдат выталкивает из нее Юрая, чьи губы окрашены кровью, к короткой шеренге Дивергентов. Юрай смотрит на меня, но я не могу прочитать выражение его лица, чтобы понять, преуспел ли он или потерпел неудачу. Если он здесь, то, вероятно, потерпел неудачу. Теперь они найдут всех Дивергентов в здании, и большинство из нас умрет.
Наверное, должно быть страшно, но вместо этого меня разбирает истерический смех. Я кое-что вспомнила. Возможно, у меня нет пистолета, зато в заднем кармане имеется нож.
^ ГЛАВА ШЕСТНАДЦАТАЯ
Перевод: Марина Самойлова, Ника Аккалаева, Маренич Екатерина, Воробьева Галина, Мартин Анна, Вероника Романова
Редактура: Анастасия Лапшина, Юлия Исаева, allacrimo, Любовь Макарова, Индиль
Я начинаю отводить руку назад, медленно, сантиметр за сантиметром, поэтому солдат, охраняющий меня, ничего не замечает. Двери лифта снова открываются, появляется еще больше Дивергентов в сопровождении предателей-Бесстрашных. Искренняя справа от меня хнычет. Пряди волос прилипли к ее губам, которые стали влажными то ли от слюней, то ли от слез, сложно сказать. Моя рука тянется к углу заднего кармана. Я останавливаю ее, пальцы дрожат от нетерпения. Нужно дождаться момента, когда Эрик будет достаточно близко. Сосредотачиваю свое внимание на собственном дыхании, воображаю воздух, заполняющий каждую часть моих легких, я вдыхаю и выдыхаю, вся моя кровь, окисленная и не окисленная, перемещается к моему сердцу и обратно.
Легче думать о биологии, чем о шеренге Дивергентов, сидящих между лифтами. Мальчик Искренности, которому на вид не больше одиннадцати, сидит с левой стороны от меня. Он храбрее женщины справа — уставился на Бесстрашного солдата, стоящего перед ним.
Вдох-выдох.
Кровь приливает к конечностям. Сердце — сильная мышца, самая сильная мышца в теле с точки зрения долговечности. Все больше Бесстрашных прибывает, сообщая об успешных зачистках определенных этажей «Морг Центра». Сотни людей без сознания на полу, они застрелены не пулями, чем-то другим, и я понятия не имею, чем. Я думаю о сердце. Теперь не о своем, а о сердце Эрика, и о том, как пусто станет в его груди, когда оно больше не будет биться. Несмотря на свою ненависть, я действительно не хочу убивать его, по крайней мере, не ножом, я не хочу видеть, как жизнь покидает его тело. У меня появился шанс сделать что-то полезное, и, если я хочу ощутимо навредить Эрудитам, то должна отнять у них одного из лидеров.
Замечаю, что никто не приносит девочку из Искренних, которую я предупредила у лифта, значит она, должно быть, все-таки убежала. Хорошо.
Эрик складывает руки за спиной и начинает вышагивать туда-сюда перед шеренгой Дивергентов.
— Мой приказ заключается в том, чтобы забрать в штаб Эрудитов только двоих из вас, — сообщает Эрик. — Остальные будут казнены. Есть несколько способов определить, кто среди вас наименее полезен.
Его шаги замедляются, когда он приближается ко мне. Я напрягаю пальцы, собираясь схватить ручку ножа, но он проходит недостаточно близко. Эрик продолжает идти и останавливается перед мальчиком слева от меня:
— Мозг заканчивает свое развитие в двадцать пять лет, — говорит Эрик. — Поэтому твои способности Дивергента развиты не полностью.
Он достает оружие и стреляет.
Приглушенный крик вырывается из моего горла, когда мальчик резко падает на землю, и я закрываю глаза. Каждая мышца в моем теле напрягается, но я сдерживаюсь. Жди, жди, жди. Не думай о мальчике. Жди. Я открываю глаза и смаргиваю слезы.
Своим криком я заслужила внимание Эрика, теперь он стоит прямо передо мной, улыбаясь.
— Ты тоже слишком молода, — замечает он. — Далека от завершения в развитии.
Он делает шаг в мою сторону. Кончики моих пальцев приближаются к ручке ножа.
— Большинство Дивергентов получают два результата в тесте на способности. Некоторые получают только один. Никто и никогда не получал три, не из-за способностей, а просто потому, чтобы получить такой результат, ты должен отказаться от выбора, — говорит он, продолжая приближаться.
Я откидываю голову назад, чтобы посмотреть ему в лицо, на металл, мерцающий в его пустых глазах.
— Мое начальство подозревает, что ты получила два, Трис, — признается он. — Они думают, что ты просто смесь Отречения и Бесстрашия — самоотверженная до идиотизма. Или это храбро быть на грани безумия?
Я обхватываю рукоятку ножа и крепко сжимаю. Он наклоняется ближе.
— Между нами… я думаю, ты, возможно, получила три результата, на вид ты довольно упрямый человек и отказалась бы сделать простой выбор просто потому, что тебе сказали это сделать, — замечает он. — Не хочешь просветить меня на этот счет?
Я подаюсь вперед, вытаскивая из кармана руку с ножом, закрываю свои глаза и вонзаю лезвие. Не хочу видеть его кровь. Чувствую, как нож входит, затем вытаскиваю его обратно. Все мое тело подчинено ритму сердца. Шея липкая от пота. Открываю глаза в тот самый момент, когда Эрик резко падает на землю, а затем — хаос.
У Бесстрашных-предателей нет смертельного оружия, только то, которым они стреляли прежде, таким образом, основная борьба идет за настоящие пистолеты. В это время Юрай освобождается от одного из захватчиков и сильно бьет его кулаком в челюсть. Жизнь уходит из глаз солдата, и он падает, пораженный. Юрай берет оружие и расстреливает ближайших к нам Бесстрашных-предателей.
Я хватаю пистолет Эрика и на миг закрываю глаза. Когда я снова открываю их, то вижу, что Бесстрашных в комнате стало раза в два больше. Выстрелы звучат в моих ушах, все начинают бежать, и я падаю на пол. Прикасаюсь к стволу пистолета и вздрагиваю. Мои руки слишком слабы, я не могу удержать его.
Чья-то сильная рука хватает меня за плечи и толкает к стене. В правом плече вспыхивает боль, я вижу татуировку символа Бесстрашных на шее спасителя. Тобиас поворачивается, приседает около меня, чтобы защитить от выстрелов и отстреливается.
— Скажешь мне, если кто-то подойдет сзади, — велит он.
Я внимательно смотрю через его плечо, обвив вокруг него свои руки, сжатые в кулаки.
Число Бесстрашных в комнате продолжает расти, Бесстрашных без синей нарукавной повязки — верных Бесстрашных. Моя фракция. Моя фракция пришла, чтобы спасти нас. Как вышло, что они остаются в сознании?
Бесстрашные-предатели бегут подальше от лифта. Они не были готовы к нападению, тем более со всех сторон. Некоторые все еще оказывают сопротивление, но большинство бежит к лестнице. Тобиас стреляет снова и снова, пока не заканчиваются пули и спусковой механизм не издает характерный щелкающий звук. Мой взгляд становится расплывчатым от слез, и руки тоже бесполезны для стрельбы из пистолета. Я разочарованно вскрикиваю сквозь стиснутые зубы. Я не могу помочь. Я ничего не стою.
На полу стонет Эрик. Все еще живой.
Выстрелы постепенно прекращаются. Моя рука влажная. Одного взгляда достаточно, чтобы понять, что она вся в крови — крови Эрика. Вытираю руку о свои брюки и моргаю, пытаясь остановить слезы. В ушах звенит.
— Трис, — зовет Тобиас. — Можешь опустить нож.
^ ГЛАВА СЕМНАДЦАТАЯ
Перевод: Марина Самойлова, Ника Аккалаева, Маренич Екатерина, Воробьева Галина, Мартин Анна, Вероника Романова
Редактура: Анастасия Лапшина, Юлия Исаева, allacrimo, Любовь Макарова, Индиль
Тобиас поведал мне следующее:
Когда Эрудиты подошли к холлу у лестничной клетки, одна из них не стала подниматься на второй этаж. Вместо этого, она побежала на один из самых высоких этажей в здании. Там ее встретила группа верных Бесстрашных, включая Тобиаса, они вывели девушку по пожарной лестнице, которую предатели Бесстрашные не закрыли. Верные Бесстрашные собрались в холле и разделились на четыре группы для одновременного штурма лестниц и захвата предателей Бесстрашных, сгруппировавшихся у лифта.
Предатели Бесстрашные не были готовы к такому сопротивлению. Они полагали, что все Дивергенты без сознания, поэтому сбежали. Женщиной Эрудитом была Кара — старшая сестра Уилла.
Вздохнув, позволяю куртке соскользнуть с плеч и осматриваю рану. Обнаруживаю в своем плече металлический диск размером с ноготь. Вокруг поврежденного участка пятно из синих нитей, словно под поверхностью кожи крошечные вены, наполненные синей краской. Хмурюсь и пытаюсь извлечь диск, руку пронзает острая боль.
Стиснув зубы, втискиваю лезвия ножа под диск и поддеваю его. Кричу в зубы, боль устремляется по моему телу, заставляя мир почернеть. Но я продолжаю продвигать лезвие настолько быстро, насколько могу, ровно до тех пор, пока диск не показывается над моей кожей настолько, чтобы можно было зацепить его пальцами. На основании диска игла.
Сжимаю зубы, беру диск в руки и тяну в последний раз. На этот раз игла полностью выходит из моего тела. Она меньше мизинца и вся испачкана кровью. Игнорируя текущую по руке кровь, держу диск и иглу на свету над раковиной.
Если судить по синей краске на моих руках и игле, нам что-то ввели. Но что? Яд? Взрывчатое вещество?
Мотаю головой. Если бы нас хотели убить, то расстреляли бы всех, кто оказался без сознания. Независимо от того, что именно нам ввели, оно не предназначалось для нашего убийства.
Кто-то стучит в дверь. Я осознаю, что не имею никакого понятия о том, как оказалась в общественном туалете.
— Трис, ты там? — приглушенным голосом спрашивает Юрай.
— Да, — отвечаю я.
Юрай выглядит лучше, чем час назад: он смыл кровь, на его лице снова здоровый румянец. Я внезапно обнаруживаю, что он чертовски привлекателен: прекрасно сложен, живые темные глаза, бронзово-коричневая кожа. Должно быть, он всю жизнь слыл красавчиком. Только те парни, что с юного возраста наделены привлекательной внешностью, могут улыбаться столь заносчиво. Не то, что Тобиас, который смущается, когда улыбается, словно удивлен, что ты вообще решила на него посмотреть.
Мое горло болит. Кладу иглу и диск на край раковины.
Юрай переводит взгляд с меня на иглу, потом на струйку крови, стекающую с моего плеча на запястье.
— Большая, — говорит он.
— Не заметила, — отвечаю я. Беру бумажное полотенце, чтобы промакнуть кровь на руке. — Как остальные?
— Марлен шутит, как обычно, — улыбка Юрая растет, оставляя ямочки на щеках. — Линн ворчит. Подожди, ты что, выдернула это из собственной руки? — он показывает на иглу. — Боже, Трис. У тебя что, совсем нет нервных окончаний?
— Думаю, мне не помешает повязка.
— Думаешь? — Юрай качает головой. — Тебе бы льда на лицо. В общем, все уже очнулись. Там настоящий сумасшедший дом.
Я касаюсь щеки — того места, по которому Эрик заехал пистолетом, нужно намазать заживляющим кремом, чтобы не было синяка.
— Эрик мертв? — не знаю, что именно желаю услышать в ответ.
— Нет. Некоторые Искренние решили его вылечить. — Юрай хмурится, уставившись в раковину. — Вот тебе еще кое-что о благородном обращении с заключенными: Кан допрашивает его в приватной обстановке. Нас там видеть не хотят. Чтобы сохранить мир или что-то в этом роде.
Я фыркаю.
— Да. Во всяком случае, никому не выпадет шанса его помучить, — замечает он, присаживаясь на край раковины рядом со мной. — Зачем штурм и все эти поиски? Почему просто не перебить?
— Понятия не имею, — отвечаю я. — Единственный смысл, который вижу я — им требовалось понять, кто Дивергент, а кто нет. Но это не может быть единственной причиной их поведения. 1 ... 9 10 11 12 13 14 15 16 ... 35 2014-07-19 18:44
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • © sanaalar.ru
    Образовательные документы для студентов.