.RU
Карта сайта

Кэтрин Fisher Фишер Сапфик - 8

— А мне как быть? — в ужасе спросила Аттия.
— Сама о себе позаботься. Встретимся за воротами, если выберешься.
И, прихрамывая, унёсся по ледяному тоннелю.
Аттия настолько разозлилась, что сначала даже двигаться не могла. Но в открытом люке уже маячили головы поселян, и, зашипев от страха, она рванула прочь.
Спрятавшись в первую попавшуюся пещерку, она выглянула и обнаружила, что от фургонов остались только глубокие следы на снегу. Да, видимо, труппа не стала дожидаться финала представления. Аттия пошла было по следу, но там толклось слишком много народу — люди хлынули из-под купола, круша всё на своём пути.
Проклиная всё на свете, она бросилась в тоннель. Это же надо так влипнуть! Пройти такой долгий путь, почти добраться до Перчатки и потерять её среди беснующейся толпы!
И помимо прочего, перед её мысленным взором упорно маячила картина падающего с перерезанным горлом раба.
Тоннель змеился между ледяными куполами. В поселении царил хаос: разносилось эхо странных криков, отовсюду поднимались столбы чадящего дыма. Аттия свернула в тихую улочку и побежала, с тоской вспоминая свой нож.
Снега здесь навалило много, но он был хорошо утоптан множеством ног. В конце улочки стояло огромное тёмное здание. Аттия нырнула внутрь и захлопнула дверь.
Темно и чрезвычайно холодно.
Тяжело дыша, она скорчилась у двери в ожидании преследователей. Издалека доносились крики. Прильнув лицом к мёрзлому дереву, она выглянула в щель. На тёмной тропинке не было никого. С неба бесшумно падал снег.
Наконец она выпрямилась, отряхнула снег с колен и обернулась. Первым, что она увидела, было Око. Инкарцерон с любопытством глазел на неё с потолка. А на полу громоздились ящики.
Даже не успев их как следует разглядеть, Аттия поняла, что это. Штабеля наскоро сколоченных гробов, воняющих дезинфекцией. Вокруг них там и сям были разбросаны кучки щепок для растопки. Она задержала дыхание, закрыла ладонями нос и рот, пискнула от ужаса.
Чума!
Теперь ей стало понятно всё. Падающие люди, испуганное молчание, закутанные лица, отчаянное желание того, чтобы магия Рикса оказалась настоящей.
Пошатнувшись, всхлипывая от страха, она попятилась, схватила горсть снега и начала обтирать лицо, руки, рот, нос. Неужели она заразилась? Вдохнула отравленный воздух? О боже, она к кому-нибудь прикасалась?!
Почти не дыша, она развернулась, чтобы бежать. И увидела ковылявшего навстречу Рикса.
— Отсюда не выйти, — выдохнул он. — Может, спрятаться где-то здесь?
— Нет! — Она схватила его за руку. — Здесь чума! Нужно выбираться!
— Так вот в чём дело! — к её изумлению, он расхохотался. — А я-то было, подумал, что теряю хватку. Но если это всего лишь…
— Может статься, мы уже заразились! Пошли!
Он пожал плечами, повернулся… и замер.
Из дымного полумрака улочки выступил тёмный, как полночь, конь, на спине которого сидел высокий всадник. Лицо наездника закрывала чёрная маска с узкими прорезями для глаз. Одет он был в треуголку, длинный плащ, мягкие, удобные сапоги. Он поднял ружьё и уверенным движением нацелил его прямо в голову Рикса.
— Перчатку! — прошептал всадник. — Быстро!
Рикс утёр лицо и вытянул руку.
— Вот это, милорд? — привычно захныкал он. — Это всего лишь реквизит. Для представления. Сэр, возьмите у меня всё, но, только, пожалуйста…
— Кончай прикидываться, Чародей, — с холодной весёлостью оборвал его верховой. Аттия наблюдала, держась начеку. — Мне нужна настоящая Перчатка. Быстро!
Рикс медленно, неохотно вытащил из внутреннего кармана маленький чёрный свёрток.
— Отдай девчонке. — Ружьё слегка качнулось в сторону Аттии. — А она принесёт мне. Одно неверное движение — убью обоих.
Аттия хрипло рассмеялась, удивив даже саму себя. Человек в маске бросил на неё быстрый взгляд, сверкнув голубыми глазами.
— Это тоже не та Перчатка, — сказала она. — Настоящую он прячет под рубашкой в маленьком мешочке.
Как он там говорил: близка моему сердцу?
— Это ещё что такое?! — в ярости зашипел Рикс. — Аттия!
Всадник щёлкнул спусковым крючком.
— Ну так возьми её.
Аттия схватила Рикса, распахнула плащ и потянула за шнурок, висящий на его шее.
— Значит, ты всё это время меня дурачила, — прошептал он ей в лицо.
Аттия сняла с его шеи мешочек из белого шёлка, спрятала под куртку и отступила к лошади.
— Извини, Рикс, но…
— Я тебе верил. Даже думал, а вдруг окажется, что ты мой Ученик, — тяжело глядя на неё, пробормотал он и ткнул в неё костлявым пальцем. — А ты меня предала.
— Искусство волшбы — это искусство иллюзии, ты сам говорил.
Лицо Рикса исказилось гневом.
— Я этого не прощу. Перейдя мне дорогу, ты совершила огромную ошибку, дорогуша. И поверь, я отомщу.
— Мне нужна Перчатка. Мне нужно найти Финна.
— Да ну?! Сапфик велел её беречь. А сможет ли сберечь её твой дружок-воришка? Для чего она ему? Какой вред он ей причинит?
— Может, я её надену, — вмешался всадник, холодно глядя сквозь прорези маски.
— Тогда ты сможешь контролировать Тюрьму, — кивнул Рикс. — А Тюрьма — контролировать тебя.
— Береги себя, Рикс, — сказала Аттия, подняла руку, и Кейро, схватив её за запястье, потянул вверх и усадил себе за спину.
Кейро развернул коня, подняв облако сверкающих льдинок, и всадники исчезли в снежной пыли.
Юноша в жёлтом камзоле
 8
В нашем королевстве наступит благоденствие. Мы будем жить так, как дóлжно жить людям. Миллионы йоменов будут возделывать наши земли. Искорёженная Луна над нами станет символом Лет Гнева. Её заоблачный свет будет как утраченная память.
Как уютно! Финн расслабленно возлежал на мягких подушках. Ему снилось что-то приятное, он хотел бы остаться в этом сне навечно, но видение уже ускользало от него, как тень от солнца.
В белой клетке Тюрьмы было тихо и пусто, только красное Око наблюдало за ним с потолка.
— Финн? — голос Кейро раздался совсем близко.
И позади него рокот Тюрьмы:
 — Он выглядит моложе, когда спит.
Сквозь распахнутое окно доносилось гудение пчёл. И аромат цветов, названий которых Финн ещё не знал.
— Финн? Ты меня слышишь?
Он повернулся на бок, облизал пересохшие губы, открыл глаза. Солнце слепило. Над ним склонилась высокая, ладная фигура, но это был не Кейро.
Клодия вздохнула с облегчением:
 — Он очнулся.
И тут он вспомнил, где находится; осознание этого нахлынуло на него волной отчаянья. Финн попытался было сесть, но Джаред предостерегающе опустил руку ему на плечо.
 — Не торопись, полежи ещё немного.
Финн утопал в мягких белоснежных подушках на кровати под огромным пыльным балдахином, вышитым солнцами, звёздами и затейливыми переплетениями колючих стеблей шиповника. В камине курились сладковатые травы. Вокруг почтительно стояли слуги, держа на подносах всякую всячину.
— Отошлите их, — просипел Финн.
— Лежи спокойно, — велела ему Клодия и обратилась к слугам: — Благодарю всех. Прошу, передайте её королевскому величеству, что его высочество уже вполне оправился. Он будет присутствовать на Провозглашении Наследника.
Мажордом поклонился, отослал горничных и лакеев и сам покинул комнату, затворив за собой двустворчатые двери.
Финн тут же спросил:
 — Я что-нибудь говорил? Кто-нибудь меня видел?
— Не беспокойся. — Джаред присел на край кровати. — Только Клодия. Когда приступ закончился, она позвала двух садовников. Они подняли тебя по лестнице для слуг. Никто не видел.
— Но все и так знают… — Ему было плохо от стыда и злости на себя.
— Прими вот это. — Сапиент налил в хрустальный бокал укрепляющую настойку, протянул Финну, тот быстро её выпил. Горло саднило от жажды, как обычно это случалось после приступа.
Ему не хотелось встречаться взглядом с Клодией, но та вела себя так, словно ничего не произошло. Когда Финн поднял глаза, она в нетерпении вышагивала в вдоль кровати.
 — Я хотела тебя разбудить, но Джаред не позволил. Ты благополучно проспал всю ночь и пол-утра! До церемонии осталось меньше часа.
— Уж меня-то они, наверное, подождут, — кисло заметил Финн и, сжав в пальцах пустой бокал, посмотрел на Джареда. — Это правда? То, что она говорила? Про Тюрьму… про то, что Кейро… что они очень маленькие?
— Правда. — Джаред снова наполнил бокал.
— Немыслимо!
— Для прежних сапиентов многое было более чем возможно. Финн, послушай, постарайся не думать об этом. По крайней мере, не сейчас. Тебе нужно подготовиться к церемонии.
Финн покачал головой. Сделанное открытие было подобно яме, разверзшейся под его ногами, и теперь он проваливался в неё без надежды остановиться.
 — Я кое-что вспомнил, — наконец проговорил он.
 — Что!? — Клодия перестала вышагивать, подошла поближе. — Что ты помнишь?
Финн откинулся на подушки и посмотрел на неё.
 — Ты сейчас ведёшь себя прямо как Гильдас. Его тоже интересовали только мои видения, а не я сам.
— Конечно, я беспокоюсь о тебе! — Клодии пришлось собраться с силами, чтобы не повышать голос. — Когда я увидела, что ты не в себе…
— Я не больной! — Он сбросил ноги с кровати. — Я — Видящий Звёзды!
Наступила тишина.
 — Приступы имеют эпилептическую природу, — начал Джаред. — Но предполагаю, что они могут быть также вызваны каким-то препаратом, который они тебе дали, чтобы стереть память.
— Они? Ты имеешь в виду королеву?
— Или Смотрителя. Или Тюрьму. Если это может служить утешением, то, надеюсь, припадки со временем ослабеют.
— Хорошо бы. — Финн нахмурился. — А покуда наследный принц Королевства будет превращаться в припадочного калеку пару раз в месяц.
— Тут не Тюрьма, — спокойно возразил Джаред. — Тут болезнь не является преступлением. — Его голос звучал резче, чем обычно. Клодия насупилась, раздражённая неделикатностью Финна.
Тот поставил бокал на стол, запустил пальцы в спутанную шевелюру и, чуть помедлив, смущённо сказал:
 — Прости меня, Мастер. Я только о себе и думаю.
 — Но ты что-то вспомнил? — нетерпеливо напомнила ему Клодия. Прислонившись к столбику кровати, она уставилась на него в ожидании.
Финн попытался собраться с мыслями.
 — Единственное, в чём я был когда-либо уверен, так это в воспоминаниях о свечах на именинном пироге, о лодках на озере…
 — Твоё семилетие. Тогда и состоялась наша помолвка.
 — Ты это уже говорила. Но на этот раз всё немного иначе. — Он обхватил себя руками за плечи. Клодия взяла шёлковый халат со спинки стула и быстро подала ему. Финн натянул его, сосредоточился. — Думаю… нет, я даже уверен, что в этот раз я был старше. И я скакал на лошади. Серой лошади. Высокие папоротники хлестали по моим ногам. Лошадь прокладывала себе путь сквозь заросли. Там были деревья.
Клодия хотела что-то сказать, но Джаред сжал её руку, и она промолчала.
 — Великий лес? — спросил Финна Джаред.
 — Возможно. Заросли папоротника и ежевики. А ещё там были «жуки».
 — Жуки?
 — Такие, как в Тюрьме. Металлические штучки, которые чистят и убирают мусор, пожирая металл, пластик и плоть. Я так и не понял, был ли это лес Снаружи, или там, Внутри. Как могли «жуки» оказаться здесь?..
— У тебя в голове всё перемешалось, — не выдержала Клодия. — Но это не значит, что воспоминания ненастоящие. Что произошло дальше?
Джаред достал из кармана маленький сканер, поместил его на кровати, что-то подрегулировал. Сканер пискнул.
 — Комната под завязку напичкана подслушивающими устройствами. А эта штука даст нам немного защиты, если будем говорить тихо.
— Лошадь подскочила, — продолжил Финн, уставившись на сканер. — Ногу мне прорезала боль, и я упал.
— Боль? — Клодия подошла и села с ним рядом. — Какого рода боль?
— Резкая, как укус. Оно было… — Он замер на секунду, пытаясь ухватить ускользающие воспоминания. — Оранжевое. Оранжевое с чёрным. Крохотное.
— Оса? Пчела?
— Оно ужалило меня. Я наклонился, чтобы рассмотреть, что это. — Финн пожал плечами. — А потом ничего не помню…
Он быстро оголил лодыжку и осмотрел её.
 — Прямо сюда. Жало прокололо голенище сапога.
Ногу покрывало множество старых ссадин и шрамов.
 — А это не могло быть какое-то электронное насекомое, вроде твоих, Мастер? И оно ввело транквилизатор,— предположила Клодия.
— Если так, — задумчиво проговорил Джаред, — то его создатель был очень искусен. И не оглядывался на Протокол.
— Королева использует Протокол, чтобы держать в рамках всех, кроме себя, — фыркнула Клодия.
— Но, Финн, ты же выезжал в лес много раз с момента выхода из Тюрьмы, — теребя ворот мантии, заметил Джаред. — Это может быть совсем не старое воспоминание. Это может быть даже и не воспоминание вовсе. — Он замолчал, заметив во взгляде собеседника вызов. — Я сказал только то, что могут сказать другие. Они посчитают, что тебе всё приснилось.
— Я знаю разницу. — Финн разозлился. Он встал с кровати и запахнул халат. — Гильдас всё время твердил, что видения посылает Сапфик. Но это было воспоминание! Оно было таким… ярким. Это на самом деле происходило, Джаред. Я упал. Я помню падение. — Он поднял глаза на Клодию. — Подожди меня. Я скоро буду готов.
Провожаемый их взглядами, он прошёл в гардеробную и захлопнул за собой дверь.
Снаружи в зарослях жимолости по-прежнему мирно гудели пчёлы.
— Итак? — прошептала Клодия.
Джаред поднялся и подошёл к окну. Открыв створки шире, он уселся на подоконник, прислонился спиной к косяку, и сказал:
 — В Тюрьме Финн прошёл хорошую школу выживания. Усвоил, насколько могущественной может быть ложь.
— Ты ему не веришь?
— Я этого не говорил. Но он мастер рассказывать то, что от него хотят услышать.
Она покачала головой.
 — Принц Джайлз был на конной прогулке в Лесу, когда упал с лошади. Что если это то самое воспоминание? Ему что-то вкололи, а потом куда-то отнесли и стёрли память. — Она в волнении соскочила с кровати и подбежала к Джареду. — А что, если память снова к нему возвращается?
— Это было бы замечательно. Однако не забывай тот случай с Маэстрой, Клодия. Женщиной, что дала ему Ключ. Мы слышали несколько версий той истории. И каждый раз он рассказывал её по-новому. Кто знает, что из всего этого правда, если там вообще есть правда.
Они немного помолчали. Клодия разглаживала шёлковую юбку, борясь с разочарованием. Джаред прав. Хотя бы одному из них нужно сохранять ясную голову, оставаясь беспристрастным. Он всегда учил её взвешивать все «за» и «против», анализировать ситуацию непредвзято. Но ей так хочется, чтобы к Финну вернулась память, чтобы он изменился, наконец, став тем Джайлзом, который ей сейчас так нужен. Ей необходимо верить в него.
— Ты не в обиде на мой скепсис? — грустно спросил учитель. Клодия подняла на него удивлённые глаза, заметив, как пристально он на неё смотрит.
— Конечно, нет. — Уловив отсвет печали в его взгляде, она присела рядом, взяв его за руку. — Как ты, Мастер? Все эти хлопоты, связанные с Финном…
— Я чувствую себя сносно, Клодия.
Он кивнула, не в силах сейчас выяснять, насколько искренне он это сказал.
 — Но я не спросила тебя про королеву. Что у неё там было за срочное дело?
Он отвернулся, перевёл взгляд на зелёные лужайки за окном.
 — Она пожелала узнать, как продвигаются дела с Порталом. Я рассказал ей о перьях. — На губах сапиента мелькнула слабая улыбка. — Не думаю, что эта история произвела на неё сильное впечатление.
— Понимаю.
— И я заговорил об Академии.
— Дай угадать. Она не отпускает меня?
Теперь настала его очередь удивляться.
 — Верно. Полагаешь, по той же причине, о которой тебе говорил Медликоут? Она собирается лишить тебя наследства?
— Пусть только попробует, — зло проговорила Клодия. — Она желает войны? Она её получит!
— Есть ещё кое-что, Клодия. Она… будет довольна, если поеду я. Один.
1 ... 4 5 6 7 8 9 10 11 ... 37
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • © sanaalar.ru
    Образовательные документы для студентов.