.RU

Áèáëèîòåêà ëþáîâíîãî ðîìàíà: Николас СпарксПослание в бутылке - 11

1

незадолго до того, как она нашла первую бутылку в Кейп Коде. На снимке Гаррет стоял на задней палубе и выглядел точно таким же, каким она увидела его в первый раз.Тереза неохотно положила фотографию в стопку.На следующий день Джеб отдал ей конверт, в котором среди других фотографий она обнаружила и этот снимок. Вместе с ними лежали и письма, послужившие толчком к их знакомству.– Я думаю, он предпочел бы, чтобы эти письма остались у вас.Тереза молча кивнула. Она не могла говорить.

* * *

Тереза плохо помнила, что происходило в первые дни ее возвращения в Бостон, да и не хотела этого вспоминать. Она помнила, что в аэропорту ее встречала Диэнна. Только взглянув на нее, Диэнна сразу позвонила мужу и попросила привезти одежду и кое какие вещи к Терезе домой. Она решила пожить несколько дней у подруги.Тереза все дни напролет лежала в постели; у нее не было даже сил встретить Кевина, когда тот возвращался из школы.– А мама когда нибудь поправится? – спрашивал у Диэнны Кевин.– Ей нужно просто немного отдохнуть, Кевин, – отвечала Диэнна. – Я понимаю, как тебе тяжело, но со временем все наладится.Ее сны были странными и фрагментарными. И как ни странно, ей ни разу не приснился Гаррет. Она не знала, что это значит и стоит ли придавать этому значение. В том состоянии, в котором она находилась, ей было трудно трезво судить о чем бы то ни было; она целыми днями отлеживалась в спасительной тишине и темноте своей спальни.Иногда в момент пробуждения все происшедшее с нею казалось нереальным – какой то ужасной ошибкой, слишком нелепой, чтобы быть правдой. И в это кратчайшее мгновение все снова становилось на свои места. Пустая постель означала лишь то, что Гаррет уже проснулся, и она прислушивалась к звукам на кухне, уверенная, что Гаррет варит там себе кофе или читает газету. Она сядет напротив него и с ужасом покачает головой: «Мне приснился такой страшный сон…» Единственное, что она ясно помнила из всей этой кошмарной недели, это свои беспрестанные попытки понять, как же такое могло случиться. Прежде чем уехать из Вилмингтона, она взяла с Джеба обещание позвонить ей, если он узнает что нибудь новое о событиях того дня, когда Гаррет вышел на яхте в океан, уже зная о приближении шторма. Отчего то ей казалось, что когда она узнает, почему он так поступил, ей станет легче. Она отказывалась верить, что Гаррет специально ушел в шторм, чтобы уже не вернуться назад. Она вскакивала на каждый телефонный звонок, надеясь услышать голос Джеба. «Да, да… – скажет она ему, – я понимаю. Теперь все ясно…»Конечно, в глубине души она знала, что это вряд ли когда нибудь случится. Джеб не позвонил ни на той неделе, ни на следующей. И размышления тоже ей в этом не помогли. Ответ нашелся совсем неожиданно и совсем не там, где она ждала.Спустя год, на пляже в Кейп Коде, она без горечи перебирала в памяти события тех дней. Наконец, почувствовав, что уже готова исполнить задуманное, Тереза достала из сумки некий предмет. Она смотрела на него, вновь переживая минуты, когда получила ответ на мучивший ее вопрос. Это воспоминание, в отличие от всех остальных, связанных с расставанием и гибелью Гаррета, было отчетливым и ясным.Когда Диэнна сочла возможным оставить ее одну, Тереза попыталась вернуться к своим обычным занятиям. Всю прошедшую неделю она пренебрегала своими обязанностями и домашними делами – Диэнна все взяла на себя. Поскольку дом после отъезда подруги был в полном порядке, Тереза решила разобрать огромную стопку скопившейся почты. После ужина Кевин ушел с друзьями в кино, а она, устроившись на диване, начала вскрывать конверты.Там было несколько десятков писем, три журнала и две посылки. Одна с футболкой из каталога – Тереза заказала ее к дню рождения Кевина. Вторая представляла собой длинный прямоугольный сверток из коричневой бумаги без обратного адреса. На нем имелись две наклейки: «Осторожно: хрупкие предметы» и «Обращаться с осторожностью». Заинтригованная, Тереза решила вскрыть ее первой и только тут заметила штамп Вилмингтона. Посылка была отправлена две недели назад из Северной Каролины. Она быстро перевернула сверток, взглянула на свой адрес и узнала почерк Гаррета.Не может быть…Внутри у нее все перевернулось. Она отложила посылку на диван.Потом отыскала в ящике письменного стола ножницы и трясущимися руками разрезала бечевку. Разворачивая бумагу, она уже знала, что обнаружит внутри. Предмет, который она там нашла, был также тщательно упакован в бумагу, и ей пришлось снова использовать ножницы. Наконец, полностью освободив его от упаковки, она взяла его в руки и долго смотрела, не в силах пошевелиться. Потом подняла его выше и увидела свое отражение.Бутылка была запечатана, внутри находилось свернутое в трубочку письмо. Вытащив пробку, которая еле держалась, она потрясла бутылку, и письмо, завязанное пеньковой веревкой, выскользнуло на пол. Тереза подняла его и аккуратно развязала.Письмо было написано перьевой ручкой. В верхнем правом углу красовался маленький парусник.Дорогая Тереза! Сможешь ли ты простить меня? Она отложила письмо. У нее сдавило горло, стало невозможно дышать. Слезы застилали глаза. Она вытащила платок и промокнула глаза. Взяв себя в руки, она снова взяла письмо и продолжила чтение.Сможешь ли ты простить меня? В этом мире, который я так мало понимал, судьба настигает нас тогда, когда мы меньше всего этого ждем. Иногда она настигает нас как ураган, иногда приходит легким ветерком, едва овевающим кожу. Но мы не можем бороться с судьбой – наше будущее полностью в ее власти. Тебя, моя дорогая, принес неожиданный порыв ветра, против которого я не смог устоять. Ты – моя судьба, Тереза. Я был не прав, во всем не прав, и я молю тебя о прощении. Я, словно предусмотрительный путешественник, пытался защититься от этого ветра, и в результате потерял свою душу. Каким же я был дураком, когда пытался спрятаться от судьбы! Но у этого дурака все же есть чувства, и я пришел к пониманию, что у меня нет в этой жизни ничего важнее тебя. Я знаю: у меня много недостатков. За последние несколько месяцев я совершил столько ошибок, сколько иной не совершает за всю жизнь. Я был не прав, скрывая от тебя свою тоску по Кэтрин, и страшно корю себя за то, что обрушился на тебя с обвинениями, обнаружив свои письма к ней. Я не смог догнать тебя тогда на дороге и потом, в аэропорту. Глядя, как ты садишься в самолет, я понял, что не имел права отпустить тебя. Но самым глупым было отрицать очевидное: я не могу жить без тебя, моя дорогая Тереза. Ты права во всем. Когда мы говорили с тобой у меня на кухне, я прекрасно осознавал твою правоту, хотя и пытался возражать тебе. Я все время оглядывался назад и боялся смотреть в будущее. Я был не прав, когда спорил с тобой, и сожалею, что не понял этого раньше. Но теперь мой взгляд устремлен только вперед, в будущее, и там я вижу твое лицо и слышу твой голос. Теперь я знаю: мой путь лежит к тебе. Самое сокровенное мое желание – получить еще один шанс. Я думаю, ты уже догадалась, что я отправил это послание в бутылке в надежде на чудо. Ты простишь меня, и мы опять будем вместе. В течение нескольких дней после твоего отъезда я думал, что смогу жить, как жил раньше. Но у меня ничего не получалось. Я смотрел на заходящее солнце и думал о тебе. Меня все время тянуло позвонить тебе. Когда я выходил на яхте в океан, я все время думал только о тебе и вспоминал, как хорошо нам было вместе. Я хотел вернуть тебя – больше всего на свете! – но у меня в ушах все время звучали твои слова, сказанные во время нашей последней встречи. Как бы сильно я ни любил тебя, я понимал: мы оба должны быть уверены в том, что я принадлежу только тебе. Эта мысль постоянно тревожила меня, пока вчера ночью мне вдруг не пришел ответ. Надеюсь, для тебя это так же важно, как и для меня. Мне приснилось, что я стою на пляже вместе с Кэтрин – в том самом месте, куда мы вышли с тобой после ленча в ресторане «У Хэнка». Ярко светило солнце, песок искрился словно алмазный под его слепящими лучами. Мы шли по берегу, и я рассказывал Кэтрин о тебе, о том, как нам хорошо вместе, а она внимательно слушала. Наконец, после некоторого колебания, я признался ей, что люблю тебя, но меня мучает чувство вины перед нею. Она долго молчала, просто шла рядом, а потом повернулась ко мне и спросила: «Почему?» «Потому что не хочу обидеть тебя». Услышав ответ, она улыбнулась немного удивленно – она и раньше так улыбалась, когда была жива, – а потом прикоснулась рукой к моей щеке и сказала: «О, Гаррет, как ты думаешь: кто принес ей тогда бутылку с письмом?..» Тереза оторвала взгляд от письма. На кухне тихо гудел холодильник, а в голове у нее стучали слова: «Как ты думаешь: кто принес ей тогда бутылку с письмом?»Откинувшись на спинку стула, она закрыла глаза, пытаясь удержать подступившие слезы.– Гаррет, – прошептала она, – Гаррет…За окном проезжали автомобили. Она снова взяла письмо.… Когда я проснулся, меня охватило чувство пустоты и одиночества. Сон не принес утешения. Мне стало еще больнее от того, что я натворил, и я заплакал. Когда я наконец успокоился, я уже знал, что надо делать. Дрожащими руками я написал два письма: одно ты держишь сейчас в руках, второе – прощальное – предназначалось Кэтрин. Сегодня я выйду на «Случайности» в океан и отправлю его так же, как все предыдущие. Кэтрин отпустила меня, но дело не только в том, что она сказала; я сам всем своим существом хочу принадлежать только тебе. Тереза, прости меня за всю ту боль, что я причинил тебе. На следующей неделе я приеду в Бостон и надеюсь, ты сможешь простить меня. Хотя, может быть, я опоздал. Не знаю. Тереза, я люблю тебя и всегда буду любить. Я устал от одиночества. Когда я вижу, как на пляже резвятся и смеются дети, мне хочется иметь детей от тебя. Я хочу видеть, как растет и становится мужчиной Кевин. Я хочу держать тебя за руку, когда он приведет невесту, и хочу поцеловать тебя, когда сбудутся все его мечты. Я перееду в Бостон, если ты этого хочешь, потому что жизнь без тебя – не жизнь. Я молю Бога, чтобы ты простила меня и снова пустила в свою жизнь. Теперь уже навсегда. Гаррет. Сгущались сумерки, небо быстро темнело. Она перечитала это письмо уже тысячу раз, и все равно оно разбудило в ней те же чувства, что и при первом прочтении.Сидя на песке, она попыталась представить, как Гаррет писал это письмо. Она водила пальцем по строчкам, зная, что их касалась его рука. Глотая слезы, она долго изучала письмо, как делала всякий раз, прочитав его. В некоторых местах были кляксы – должно быть, ручка немного подтекала. Письмо было написано на одном дыхании, шесть слов были зачеркну ты, и Тереза долго вглядывалась в них, пытаясь разобрать зачеркнутые слова, но безуспешно. Этот секрет, как и все, что произошло с ним в последний день, он унес с собой. Последние строчки были неразборчивыми – должно быть, у него устала рука. Тереза снова скрутила письмо, завязала его бечевкой, засунула в бутылку и поставила рядом с сумкой на песок. Дома она поставит эту бутылку на ее законное место на письменном столе. По ночам, засыпая, Тереза всегда смотрела, как она поблескивает в отсветах фар проезжающих автомобилей.Она вытащила фотографии, которые подарил ей Джеб. Вернувшись тогда в Бостон, она долго перебирала их дрожащими руками, потом засунула в ящик и больше никогда не пересматривала.Но сейчас она пересмотрела их все до одной и остановилась на снимке, сделанном на веранде дома Гаррета. Положив его на колени, она вспоминала Гаррета – как он выглядел и как двигался, его улыбку, морщинки в уголках глаз. Может быть, завтра она сходит в мастерскую и попросит сделать с нее копию восемь на десять дюймов, а потом заключит в рамку и поставит на ночном столике, как когда то Гаррет фотографию Кэтрин. Тереза печально улыбнулась: нет, это выше ее сил. Фотографии опять лягут в ящик рядом с носками и жемчужными сережками, которые подарила ей бабушка. Ей было бы слишком больно каждый день видеть его лицо.После похорон она несколько раз связывалась с Джебом, узнать, как он поживает. В первый раз она позвонила, когда получила от Гаррета письмо в бутылке. Она рассказала Джебу, зачем его сын вышел в тот день в океан, и они вместе плакали. Но со временем они могли уже без слез упоминать его имя, и Джеб рассказывал ей, каким Гаррет был в детстве и как они беседовали с ним о Терезе.В июле Тереза с Кевином съездили во Флориду и ныряли вблизи коралловых рифов. Вода была такой же теплой, как в Северной Каролине, но намного прозрачнее. Они провели там восемь дней, с утра ныряли, а после обеда валялись на пляже. По дороге домой они решили, что на следующий год поедут туда снова. Кевин попросил подарить ему на день рождения подписку на журнал о дайвинге. По иронии судьбы в первом же номере был напечатан очерк о кораблях, затонувших вдоль побережья Северной Каролины – в том числе о том, который им показывал Гаррет.После гибели Гаррета было несколько мужчин, намекавших ей, что они были бы не прочь завязать с ней роман, но она всем отказывала. Коллеги по работе тоже частенько пытались с кем нибудь ее познакомить; единственной, кто не принимал в этом участия, была Диэнна. Тереза неизменно отклоняла предложения подобного рода, даже когда ей обещали встречу с необыкновенно красивым свободным мужчиной. Иногда она слышала, как коллеги шепчутся за ее спиной: «Не понимаю, почему она все время отказывается. Ведь она еще молода и красива». Другие, более наблюдательные, оставили ее в покое.Три недели назад ей позвонил Джеб, и после его звонка она решила съездить в Кейп Код. Тихим мягким голосом он сообщил ей, что, наверное, скоро переедет в другой город, и стена, столь тщательно возводимая ею, внезапно рухнула. Она проплакала всю ночь, а на следующее утро приняла решение. Она заказала номер в Кейп Коде, и с этого момента началось ее исцеление.Стоя здесь на берегу, она вдруг подумала, может ли ее сейчас кто нибудь видеть. Она посмотрела в обе стороны – пляж был пуст. Только океан яростно катил свои волны. Тяжелые свинцовые воды таили опасность, сейчас это место не выглядело таким романтичным, как в прошлый ее приезд. Она долго вглядывалась в даль, думая о Гаррете, пока не услышала дальние раскаты грома в холодном зимнем небе.Поднялся ветер. Почему, спрашивала она себя, все так закончилось? Она не знала ответа. Налетел порыв ветра, и она вдруг почувствовала, что Гаррет стоит рядом. Он отвел с ее лица прядь волос. Он сделал так в их последнюю встречу, и сейчас она снова ощутила прикосновение его руки. Как много ей хотелось бы изменить в событиях того дня, как много сожалений…Сейчас, наедине со своими мыслями, она любила его. Она всегда будет его любить. Она поняла это в первую же минуту, когда увидела его на причале, и знала это сейчас. Ни время, ни смерть не смогут изменить этого. Она закрыла глаза, шепотом обращаясь к нему.– Я скучаю по тебе, Гаррет Блейк, – нежно прошептала она.Ей представилось, что он услышал ее, потому что ветер неожиданно стих.На песок упали первые капли дождя, когда она вытащила пробку из обыкновенной прозрачной бутылки и достала скрученное в трубочку письмо, которое написала вчера Гаррету. Она приехала сюда, чтобы отправить ему это послание.Расправив бумагу дрожащими пальцами, она прочитала его еще раз, хотя помнила в нем каждое слово.Мой любимый! Прошел год с тех пор, как мы с твоим отцом сидели на кухне у тебя дома и он рассказывал мне о том, что случилось с тобой. Сейчас ночь, слова даются мне с трудом, но я чувствую, что пришла пора ответить на твой вопрос. Конечно, я прощаю тебя. Я прощаю тебя сейчас и простила сразу, как только прочитала твое письмо. И разве могло быть иначе? Мне было тяжело оставить тебя тогда, но сделать это второй раз – выше моих сил. Я слишком сильно люблю тебя, чтобы отпустить насовсем. Я все еще тоскую о том, что могло бы быть, ноя благодарна судьбе за то, что она подарила мне тебя хотя бы ненадолго. В начале наших отношений мне казалось, что мое предназначение – дать тебе утешение. Но сейчас, спустя год, мне хочется верить, что я была для тебя чем то большим. По иронии судьбы я оказалась в том же положении, что и ты год назад, когда мы встретились. Сейчас, когда я пишу тебе, мне приходится бороться с призраком человека, которого я любила и потеряла. Теперь мне легче понять, как трудно тебе было тогда и каким болезненным должен был стать твой переезд в Бостон. Иногда моя боль становится невыносимой, но даже понимая, что мы больше никогда не увидимся, я не хочу расставаться с тобой окончательно. Мне будет легко это осуществить, потому что любовь к другому человеку может приглушить воспоминания о тебе. Вот такой парадокс: я ужасно скучаю по тебе, но именно благодаря этой любви меня не страшит будущее. Ведь ты был в таком же положении, как я сейчас, и все же смог полюбить меня. Это дает мне надежду, мой милый. Благодаря тебе я знаю, что смогу жить без тебя, как бы сильно я ни горевала. И еще ты дал мне веру, что истинная любовь вечна. Ни в чем не вини себя. Благодаря тебе я не теряю надежды, что настанет день, когда радость вытеснит из моего сердца печаль. Благодаря тебе у меня есть силы жить дальше. Я не знаю, возвращаются ли мертвые на эту землю; может, они, невидимые, ходят рядом с нами, и если это так, то я верю, что ты всегда будешь рядом со мной. Шелест прибоя будет напоминать мне твой шепот; когда легкий бриз коснется моей щеки, я буду думать, что это был ты. Ты никогда не уйдешь из моей жизни, кто бы в ней ни появился. Ты стоишь рядом с Господом и рядом с моей душой, и ты будешь вести меня по этой жизни. Я не прощаюсь, мой милый, я просто хочу поблагодарить тебя. Поблагодарить за то, что ты был в моей жизни и принес в нее радость, поблагодарить за любовь и за те воспоминания, которые будут согревать меня до конца моих дней. Но больше всего я благодарна тебе за то, что ты дал мне знание: когда нибудь я смогу отпустить тебя. Я люблю тебя, Т. Перечитав письмо в последний раз, Тереза скатала его, запечатала в бутылку и забросила далеко в воду.И в ту же минуту поднялся сильнейший ветер и разогнал туман. Тереза молча стояла и смотрела, как бутылку уносит все дальше в океан. Она надеялась, хотя и понимала призрачность этой надежды, что ее письмо будет дрейфовать в океане вечно и увидит те места, которые самой ей не суждено посмотреть.Спустя несколько минут бутылка скрылась из виду. Тереза пошла к машине. Она шла под дождем и улыбалась. Она не знала, где и когда это случится, но не сомневалась в том, что это произойдет. Так или иначе, но Гаррет получит ее послание.

1 Город на мысе Кейп Код. – Здесь и далее примеч. пер.

1 Город на мысе Кейп Код.

1 Канал связывает все речные магистрали Атлантического побережья от Бостона до Майами.

1 В Америке используется размягчитель мяса (выпускается в виде порошка или смесей со специями).

1 Имеется в виду музыка американского Запада – то же, что и кантри.

2 Комедийный сериал, непременным атрибутом которого является музыка в стиле кантри.

1 День памяти павших в Гражданской войне в США.
4 5 6 7 8 9 10 11
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • © sanaalar.ru
    Образовательные документы для студентов.