.RU
Карта сайта

Вера и Марина Воробей Дефиле по подиуму - 2


«Но я же так старалась!» – оправдываясь, возразила иррациональная, уповающая на эмоции, половина.
«А твои старания и были оплачены с лихвой, или не так?»
«Стала бы я только из-за оценок так напрягаться!»
«Конечно, мы ведь привыкли учиться на троечки, быть страшненькими и толстенькими, страдать оттого, что нас никто не любит, и при этом очень себя жалеть». – Рациональная половина явно вела в счете.
«Ничего подобного! Что ты хочешь этим сказать?» – не сдавалась иррациональная половина.
«А то! Налицо множество побед, и на этом фоне какая-то несостоявшаяся поездка в какой-то экстрим-лагерь, где и кроватей-то нормальных нет, выглядит полной ерундой».
«Но так хочется!»
«Хочется – перехочется!» – усмехнулось рациональное «я».
Диалог был закончен. Как всегда, победила дружба, в душе у Ани установилось относительное равновесие, и она отправилась спать. Даже есть совсем не хотелось!

– Утро красит нежным светом стены древнего Кремля,
Просыпается с рассветом вся советская земля.
Кипучая, могучая, никем непобедимая
Страна моя, Москва моя – ты самая любимая! —
голосил папа, бреясь в ванной.
– Ужас какой! – простонала Аня.
– Нюрка, это не ужас, это я, твой родной папа, песню пою.
– Терпеть не могу эту твою Нюрку, – ворчала дочь.
– Вот встанешь, умоешься и сразу станешь Аннушкой.
– Я и Аннушку терпеть не могу!
– Тогда не умывайся, все равно смысла никакого нет, – засмеялся папа.
Проснувшись, Аня не сразу поняла причину своего ворчливого настроения, но постепенно действительность начала приобретать ясные очертания. Сразу вспомнились детские раскраски, «Волшебные картинки» назывались. На лист бумаги наносилась сухая акварель, поэтому рисунок был бледным и нечетким. Но как только к нему прикасались мокрой кисточкой, картинки сразу оживали и становилось радостно, как от чуда. А вот сегодня радостно не становилось, потому что «Волшебные картинки» оказались очень грустными.
«Так ты помнишь наш вчерашний разговор?» – снова ехидно спросила разумная, правильная, половина.
«Да помню, помню я все!» – обреченно вздохнула неправильная половина и в отместку своему рационализму пошла на кухню и с удовольствием выпила чай с жутко калорийной и ужасно вредной сдобной булкой.
Пустячок, а приятно.
Едва войдя в класс, Аня столкнулась с Волковым.
– Ань, я все придумал! – Он возбужденно размахивал руками.
– Ванечка, во-первых, доброе утро.
– Доброе утро.
– Во-вторых, успокойся и говори тише. В-третьих, ты спал сегодня? – Аня поправила ему воротник рубашки.
От ласкового прикосновения ее нежных рук Ваня поперхнулся и смутился:
– Спал, конечно, но недолго. А ты?
– А я очень хорошо спала, крепко и без сновидений. Знаешь почему?
– Ань, я не понимаю, ты о чем?
– О том. Я вчера закатила истерику, а сегодня мне стыдно. Подумаешь, две недели не так пройдут, как хотелось. Тоже мне горе! Я ведь вчера даже за Пал Палыча не расстроилась так, как за себя. Стыд какой! А ведь у него действительно что-то серьезное, раз он от лагеря отказался, отложить свою больницу не смог. Так что ты меня не жалей, а наоборот, поругай.
– Так… Ты не перестаешь меня удивлять. – Ваня заулыбался, а улыбка у него была ослепительной.
– Сегодня же позвоним кэпу и успокоим его, скажем, что мы немного расстроились, но запасемся терпением и будем ждать его выздоровления. Точно?
– Умничка! – У Волкова сразу отлегло от сердца.
Только Аня могла вот так резко менять свое настроение. Вчера вечером он так испугался за нее, что сам даже не успел расстроиться. Решение пришло само собой. Они с Аней могут поехать на каникулы в Прагу. Софья Александровна была бы счастлива, не говоря уже об Ирочке. Сестра обожала и Ваню, и Аню. Она даже предложила Аньку усестрить: мол, раз теперь у нее есть брат, то очень хочется и сестренку – именно Аню.
Муж Софьи Александровны, Леон Богуславович, преподавал в старейшем в Европе Карловом университете, и они могли бы прекрасно провести время с новыми родственниками и новыми друзьями – студентами из России. Правда, в прошлый их приезд Волкова изматывала глупая ревность, а Аня места себе не находила от недостатка Ваниного внимания. Глупость, конечно, но они с этим разобрались и больше на одни и те же грабли наступать не собираются. Поэтому отдых может получиться незабываемым. Главное – найти деньги на поездку и уговорить Аниных родителей отпустить дочь. В прошлый раз родители были долгое время против, но ведь сейчас они уже знают, куда и с кем поедет их Аня. Только когда сказать об этом Ане? Она такая впечатлительная, что, пожалуй, лучше поговорить после уроков.
День пролетел незаметно. Все из-за того, что оценки уже были все выставлены, а на уроках шло повторение пройденного, подготовка к экзаменам. Сейчас учителя, казалось, волновались гораздо больше своих учеников. Каждый преподаватель старался впихнуть в ленивых, дремавших за партами девятиклассников как можно больше информации. По итогам экзаменов будет производиться набор в десятые классы, но важно не только это. Результаты экзаменов говорят об уровне преподавания, поэтому экзамены очень важны и для педагогов, и для учеников.
После уроков два девятых класса, «Б» и «В», собрались в актовом зале на репетицию «Трех мушкетеров». Постановку планировали показать на выпускном вечере. Кахобер Иванович с удовольствием потирал руки, предвкушая интересную работу. Когда-то он ушел со второго курса театрального училища, но запах кулис все равно манил его. Так в школе стали появляться спектакли, покорявшие своей искренностью и неординарностью. На репетициях кипели нешуточные страсти, поощрялась любая инициатива. Даже самые пассивные приходили на репетиции, чтобы просто посмотреть, и уже через десять минут кричали, что так не похоже или что так не смешно. И Кахоберу Ивановичу все это очень нравилось.
Волков и Малышева отвечали за спецэффекты, поговорить им опять не удалось. «После репетиции», – подумал Иван и уткнулся в какую-то штуковину. Ира Дмитриева, естественно, была художником-оформителем спектакля. Она потащила Аню с собой показать готовые декорации. Потом Аня покрутилась около мальчишек, которые во главе с Ваней придумывали всякие хлопушки, ветры, туманы и прочие хитрости.
Уютно устроившись в стороне от сцены, Малышева приступила к оформлению афиши.
Главная премьера сезона! Хит года!
Спешите посмотреть!
^ ТРИ МУШКЕТЕРА
(Краткая инсценировка)
д’Артаньян – Николай Ежов
Атос – Борис Шустов
Арамис – Виталий Комаров
Портос – Владимир Неделькин
Анна Австрийская – Наталья Крылова
Людовик ХIII – Вадим Ольховский
герцог Бэкингем – Сергей Белов
кардинал Ришелье – Максим Елкин
констанция Бонасье – Юлия Туполева
Леди Винтер – Алиса Залетаева
де Жюссак – Василиса Остапченко
В остальных ролях – учащиеся девятых классов
Режиссер – Кахобер Иванович Калмахелидзе
Помощники режиссера – добровольцы
Сценарий – Елизавета Кукушкина
Художник-постановщик – Ирина Дмитриева
Художник по костюмам – Елена Серова
Музыкальное оформление – Светлана Калинина
Балетмейстер – Варвара Дробышева
Световое оформление – Марина Голубева
Спецэффекты – Иван Волков и Анна Малышева
Премьера спектакля состоится
июня в 17.00.
Аня чуть-чуть отодвинулась и посмотрела на свою работу. Результатом она осталась довольна, и, самое главное, ей никто не мешал со своими советами. Вот теперь афишу можно показать всем. Надо посоветоваться, куда ее повесить, чтоб глаз радовала и артистам не давала расслабляться.
Ваня подкрался незаметно и даже присвистнул. Тут же сбежались почти все.
– Ну, Малышева, ты даешь! Клево!
– Здорово! Как в настоящем театре.
– Класс! Осталось только название театру придумать, например «Кахо».
– Ну-ну-ну! – засмеялся Кахобер Иванович. – Спасибо, Аня, прекрасно получилось. Так, на сегодня закончили.
Ребята гурьбой высыпали из школы и, смеясь и возбужденно обсуждая сегодняшнюю репетицию, стали расходиться по домам. Кахобер посмотрел им вслед, улыбнулся в усы, вдохнул полной грудью весенний воздух и отправился домой, весело насвистывая «Пора-пора-порадуемся на своем веку…».
– Ну что, хохотушка моя, устала? – Ваня забросил Анин рюкзак себе на плечо.
– Нет. Когда в удовольствие, знаешь ли, так хорошо! – Аня подняла руки и потянулась к небу.
Она чувствовала, что вчера что-то перевернулось в ней, и ощутила вдруг внутри какую-то силу.
– Ну надо же, с самого утра не можем с тобой поговорить, – сказал Волков. – То одно, то другое. Я вчера вот что подумал. А поехали вместе в Прагу на месяц?
– Вань, да ты что!
– Ну пожалуйста! Мама вчера звонила. Я ей рассказал про наш облом с лагерем, так она как закричит, что Бог все-таки есть, что услышал ее молитвы, что ждут нас с тобой в гости. Я слышал, как Ирочка завизжала от радости и Леон Богуславович захлопал в ладоши.
– Как ты не понимаешь, что они именно тебя ждут. Я не могу так злоупотреблять гостеприимством твоих близких. А потом, это ведь деньги, очень большие деньги.
– Мы что-нибудь придумаем, обязательно! – Волков все время забегал вперед и заглядывал Ане в глаза.
– Нет, Вань, я не поеду. – Аня уже приняла решение.
– Я все равно поговорю с твоими родителями, – упрямо пробубнил он.
– Зачем? Я же тебе ответила.
Оттого, как спокойно и уверенно Аня это произнесла, Ваня почувствовал безысходность.
– Тогда я тоже никуда не поеду. Без тебя – никуда.
– А вот это уже… Не ожидала от тебя. Мама ведь ждет тебя каждую минуту. Зачем ты ее разыскивал? Чтобы теперь играть: захочу – приеду, не захочу – не приеду?
– Аня, что ты несешь? – Волков вытаращил глаза.
– Вань, я очень тебя люблю, но еще я тебя уважаю. И одно без другого существовать не сможет. Поцелуй меня.
Они долго стояли под огромным тополем и нежно смотрели в глаза друг другу.

Аня вошла в квартиру и сразу почувствовала напряжение, застывшее в воздухе. Родители тихонько сидели на кухне, и даже телевизор не вещал про катаклизмы на планете.
– Так, что случилось? – Аня пристально всмотрелась в тревожные глаза мамы.
– Доченька, мы все знаем.
– Про мою беременность?
– Про какую беременность? – Мать с отцом переглянулись и побледнели.
– Шутка! – сказала Аня.
– Ань, ты нормальная? – Мама улыбнулась, а до папы пока еще не дошло.
– А что? – пожала плечами Аня. – Ванькины родители однажды перепугались, а потом уже на все согласны были. Я тоже решила вас повеселить. Какая-никакая разрядочка. Ну, что у вас случилось?
– Так! Я не понимаю, мы рожаем или не рожаем? – Папа смотрел то на жену, то на дочь.
– Вот это реакция, это я понимаю! – Аня заливисто захохотала.
– Коль, ну ты что? – Марина Сергеевна посмотрела мужу в глаза. – Ань, звонил Пал Палыч, он нам все рассказал. Что ж ты сама вчера промолчала?
И тут накатило. Хохот перешел в истерику, остановиться Аня уже не могла. Такое с ней было впервые. Уши заложило, перед глазами стояла пелена. Как в тумане, Аня видела вскочивших родителей, пролитый чай, растерянные глаза папы. Хохот невозможно было остановить, хотя в животе начались жуткие спазмы: «Еще немного, и я лопну. Так вот почему так говорят».
Мама плеснула в лицо дочери холодной водой, и Аня стала выпрямляться из скрюченного положения, резко вдыхая воздух.
– Ой, не могу, ой, чуть живот не лопнул, – еле выговорила она.
И тут же ее раскрасневшееся, мокрое лицо исказила гримаса боли и страдания. Аня горько зарыдала, бросившись маме на грудь.
– Все, я больше не могу! – Николай Петрович схватил сигареты и выбежал на балкон.
Мама обняла Аню и потащила ее в ванную.
Через час они сидели в Аниной комнате, и Аня все говорила, говорила и говорила… Казалось, все эти три, даже четыре года она мысленно вела дневник и все переживания и радости записывала в него. Как будто мамы не было рядом или кто-то мешал им поговорить. И вот наконец настал момент, когда Аня захотела прочитать вслух маме все свои записи. Она лежала на диване, а мама сидела рядом и держала ее руку, ласково поглаживая. Спутанные волосы девушки были разбросаны по подушке, а опухшее от слез лицо светилось искренностью, и с каждым словом на душе становилось легче и светлее. Как же она могла так долго держать все в себе? Зачем надо было таиться от самых близких людей?
– Понимаешь, мамочка, я сама себе была противна – толстая, неуклюжая, страшненькая. Ведь у всех девочек уже что-то было, пусть не любовь, но какие-то отношения. А я? Я даже всегда смеялась над их разговорами о мальчишках, а на самом деле безумно завидовала. Ну что, что во мне было хорошего?
– Дурочка моя. В каждом человеке есть что-то хорошее. Я вот смотрю на нашу Людмилу с работы – красавица, умница, а муж какой-то неказистый. Но если б ты знала, какая у них любовь!
– Вот именно. Мужчина может быть некрасив, в нем ценятся совсем другие качества. А женщина должна быть привлекательной.
– Нет, не то. Женщина должна знать, что она привлекательна. Ты чувствуешь разницу?
– Да как же это можно знать, если ты видишь в зеркале совсем другое. Я вот как увидела Ваньку первый раз, сразу подумала – этот человек для меня. Сама ведь первая подошла. И что? Он влюбился в Светку Красовскую, потому что она красивая.
– Твоя логика меня убивает. Ты сама себе противоречишь. Где Ваня и где Света сейчас? Ведь у вас такие прекрасные отношения с Ваней. Или вы поссорились?
– Вот! Вот теперь переходим к следующей проблеме. Да, я очень счастлива сейчас. Но как долго это счастье продлится? Я не могу ни на минуту расслабиться. Я все время жду, что завтра все это закончится и я опять останусь одна. Мамуль, если б ты знала, как безобразно я вела себя в Праге! Я ведь его даже к матери приревновала, почему он, видите ли, ей уделяет то внимание, которое по праву должно принадлежать мне. А Ирочка! Бедный ребенок стал раздражать меня буквально на второй день. А ведь она приехала совсем ненадолго. И ты хочешь, чтоб я себя любила? Идем дальше. Мы с Ваней все время вместе, я даже на шаг боюсь его от себя отпустить. Я и в экстремалку с ним бросилась, чтобы разнообразить наши встречи, чтоб он мной восхищался. Но в то же время я очень устала от напряжения, в котором постоянно нахожусь. Мам, я вчера поймала его взгляд – он так любовался Дэзи у Пал Палыча… Это та девушка, что мне очень нравится.
– Вот видишь, тебе она тоже нравится.
– Да, но я-то в нее не влюблюсь, а другая – Ека – так ехидно надо мной посмеивалась. Говорит, что наша с Ваней любовь ненадолго. Вчера Пал Палыч как сказал, что мы не едем в лагерь, так у меня чуть ноги не подкосились. И не потому, что в лагерь хочется, а потому, что разлепиться с ним не можем. А сегодня утром он мне говорит, что мы поедем в Прагу. Я как представила себе его беготню между мной и мамой, сразу поняла, что не хочу этого.
– Теперь послушай меня, дочь. Ты знаешь, я даже счастлива, что тебя прорвало. Вот теперь все встанет на свои места. Сначала ты пребывала в состоянии сжатой пружины, для подростка это нормально. Я себя прекрасно помню – все не нравится, всем недовольна, зажимаешься. Потом любовь тебя сильно-сильно растянула и долго держала в таком напряжении. А сейчас ты сорвалась и встала на свое место. Я тебя умоляю, прекрати кому-то что-то доказывать, так жить нельзя. Полюби себя такой, какой любим тебя мы с папой, Ваня, Ира, ваш Кахобер. Разве стоит тратить жизнь на то, чтобы доказывать что-то какой-то Еке? Лучше возьми для себя в пример все красивое, радостное, доброе. Знаешь, как я счастлива твоими победами. А комплексы твои давай лечить, как ветрянку. Вместе мы справимся. И с Прагой ты совершенно права. Пусть Ваня едет один, а то будет перебор. Вам надо немного поскучать друг без друга. А потом, любая уважающая себя женщина должна иметь в своей жизни хоть один роман в письмах.
– Но что же я скажу завтра Ване?
– Вот теперь ты зришь в корень. Ваню обижать не надо. Извинимся и скажем, что это невозможно по одной простой причине – эти каникулы он должен полностью посвятить своей маме. Всегда проще говорить правду. Так должно было быть в ту первую его поездку. Мы с папой говорили тебе об этом, но ты не слышала нас. Пусть вы совершили ошибку, пошли на поводу у своих чувств. А сейчас надо все поправить. Так поступают интеллигентные люди, а интеллигентность – это не столько образованность, сколько высокая культура. Это главное, понимаешь? Доброта и интеллигентность.
– Мамочка, я так тебя люблю! – Аня обняла маму, и обе заплакали.
– Девочки, я тоже вас люблю, а вы всегда меня выгоняете. Совесть есть? – Папа просунул голову в дверь. – Возьмите меня к себе. 4 5 6 7 8 9 2014-07-19 18:44
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • Контрольная работа
  • © sanaalar.ru
    Образовательные документы для студентов.